Зверинец под названием “Оппоблок”

Когда сегодня говорят об оппозиции, то в большинстве случаев не имеют в виду многострадальный «Оппозиционный блок» — он в нашей политико-партийной системе явно играет иную роль, это фактически заповедник...
oppoblok-ukr-16-06-2016

Когда сегодня говорят об оппозиции, то в большинстве случаев не имеют в виду многострадальный «Оппозиционный блок» — он в нашей политико-партийной системе явно играет иную роль, это фактически заповедник для лиц, по ряду исторических причин получивших временную индульгенцию от уголовного преследования. Однако давайте все же поговорим об этом реакционном явлении.

В общем-то, существование «Оппоблока» — явное пятно на одеждах революции, но, по-видимому, идеальных социальных экспериментов не бывает. Выражая личное мнение, я бы определил «Оппоблок» как группу политических агентов старого режима, почти вовремя предавших диктатора и его клан. Но недостаточно вовремя, чтобы легализироваться в новой политической реальности…

Видите ли, «Компартия Чехии и Моравии», будучи правовым казусом, регулярно попадает в чешский парламент, но все прочие политические силы контактов с ней всячески избегают, а вот в скандалы, связанные с российскими спецслужбами, — такие, как дело недавно загадочно погибшего Милослава Рансдорфа, она попадает регулярно. В Британии «нерукопожатный» статус имеет UKIP, в Германии — «Левые» и относительно новая «Альтернатива для Германии». Просто потому, что их идеи являются, в основном, совершенно неприемлемыми для общественного большинства, а временами за этими партиями маячат иностранные интересы.

Представляется, что в будущем, как и на недавних местных выборах, «Оппоблок» столкнут с «Возрождением» и «Нашим краем», где они и будут вариться, дробясь и сегментируясь, тогда как новые политические силы продолжат усиливаться в тех районах страны, где часть избирателей (подобно Вандее в Великую французскую или северным графствам в Английскую буржуазную революции) все еще по собственной воле не вышла из крепостного состояния.

Поэтому те или иные рейтинги «Оппоблока» — это индикатор наглости реакции, а не фактор конфигурации между властью и оппозицией, так что брать его в серьезный расчет не следует. «Оппоблок» и без того подвергается общественной сегрегации, как недавно 2 мая в Одессе. В этой группировке прекрасно знают, что находятся под неусыпным надзором, и как только найдется хороший законный повод, черные пативэны немедленно съедутся на вечеринку. А параллельно росту сознательности прокуратуры, судов и парламентского большинства большинство «блокеров» переедет в менее комфортные апартаменты. Если, как сказано выше, не окажется более удобным сталкивать их лбами с другими соблазнителями реакционного электората (заметьте, даже в Одессе Труханов обладает собственной «франшизой»).

Между тем, главной отличительной чертой «Оппоблока» является полное отсутствие идей — кроме, разумеется, деструктивных и переданных шифрограммой из Москвы. Таких, к примеру, как статья Сергея Левочкина в Le Huffington Post. Интересно, понял ли сам Левочкин, разрешая написать и разместить в политическом таблоиде опус про «злой Киев, не желающий выполнять Минские соглашения» (да еще и явно через российских лоббистов), что вот это явный выход за рамки того, что ему позволяет организованное общество?

Здесь дело вот в чем: «в рамках» — это ходить по телеканалам, которые это позволяют (например, своим), или выступать перед пустым залом Рады со скулящим мессиджем о том, как было хорошо жить при профессионале Николае Яновиче, какой была тогда цена на капусту, и так далее. Это вызывает здоровый смех. А вот визиты Королевской в Славянск или пророссийские статьи в западных газетах от имени украинского депутата провоцируют другие чувства и могут привести в действие скрытые механизмы, которые в свое время исследовал профессор Павлов.

Опять-таки, никто не запрещает тому же Новинскому наряжаться в плащ якобита, молиться в тайной часовне «за истинного короля» или анонимно покупать на аукционе портрет Виктора Пшонки в образе прокуратора Иудеи. Но вот финансировать те или иные политические проекты с известным душком, особенно, если они могут подтолкнуть темных людей к радикальным действиям, — это за пределами рамок. У всякой резервации, знаете ли, есть административная граница.

Да и почему бы им всем просто не заняться бизнесом, имея частичную индульгенцию до 2019 года?

Та же Королевская могла бы показать, что она настоящая бизнесвумен и способна повторить успех производства мороженого с нуля, без протекции сверху. Где же новые газовые предприятия Юрия Бойко? Рынок дерегулирован, покупай, добывай, продавай! Но что-то не тянет их к этому — предпочитают быть экспонатами политической кунсткамеры. Нет и других идей — хотя бы новый социализм или православный консерватизм (сегодня очень модно в РПЦ, к примеру, костерить Кирилла за Гаванскую декларацию. А та же Бахтеева разве не смогла бы изобразить столпницу?).

Думается, наличие этого мировоззренческого кризиса понял и Вадим Рабинович, объявивший о своем выходе из этой ассоциации таксидермистов.

Собственно, этого стоит ждать и от новоявленного (не без участия Рабиновича, а может, и других лиц) медиамагната Евгения Мураева (видео с сепаратистскими речами которого никто не забыл), ведь если все время повторять одно и то же в таком нежном возрасте, то это может привести к тяжелым последствиям для психики. Бывшие соратники обвиняют Рабиновича в том, что он намерен «продаться» власти. Но даже если это и правда, то разве он один? Совершенно нечего делать в «Оппоблоке» и Юрию Мирошниченко: гниет там, как капуста Азарова в подтопленном огороде, а ведь мог бы проявить себя под другими знаменами или (по-настоящему) в сфере права.

В общем, вопрос «что дальше?» постепенно начинает волновать каждого депутата от «Оппоблока» — тем более, что на оккуппированных территориях, за счет которых они планировали нарастить поддержку партии, повторив успехи «старых регионалов», их не жалуют, а переговорный процесс давно зашел в тупик. Но даже если бы этого тупика не было, трудно представить себе Бойко, которому предлагает дозу «Моторолла», Мирошниченко, бегающего в парламентский буфет за пивом для «Гиви», или Шуфрича, торгующего акциями МММ «по наводке» Пушилина.

«Оппоблок» был не слишком продуманной и с самого начала сырой идеей (представтье себе «и вот к власти пришел «Оппозиционный блок», это же типичный «Не так!»), рассчитанной на свержение революционной власти и бросание цветов под российские танки. А теперь он напоминает плохо переваренный обед в желудке политической системы.

Исключать, что «Оппоблок», который рвут молодые шакалы в Харькове, Одессе и Днепропетровске, как-то дотянет до выборов 2019 года, нельзя, но с каждым политическим сезоном он превращается во все большее посмешище. А согнанные туда экс-регионалы, подобно обитателям зверинца, и сегодня с завистью смотрят даже на небольшие группы в Раде, которые активно участвуют в динамичной политической жизни Украины.

Автор материала: Максим Михайленко

По материалам: Fraza.ua

Материалы по теме: