Хроники “Шатуна”. Существует ли секретный план Кремля по дестабилизации Украины

Хроники “Шатуна”. Существует ли секретный план Кремля по дестабилизации Украины

Власть нейтрализовала первую волну протестов, заявив, что все они — коварный план Кремля. Но так ли это? Чтобы понять, кто автор протестной игры, Фокус разыскал людей, взломавших почту помощника российского президента Владислава Суркова и сливших в Сеть план “Шатун”

В последние недели в политический лексикон украинцев вошло новое слово — “Шатун”. Именно так называется секретный план по дестабилизации обстановки в Украине, якобы обнаруженный украинскими хакерами во взломанной почте помощника Владимира Путина Владислава Суркова. Последнего считают серым кардиналом российской политики, ответственным в том числе за “украинское направление”. Главный пункт плана — организация в Украине массовых акций протеста, в частности “тарифного майдана”. Параллельно план “Шатун” предусматривает масштабную дискредитационную кампанию против президента Петра Порошенко и его окружения, расследование коррупции и теневых схем украинской власти.

Первыми на появление “Шатуна” отреагировала политическая оппозиция, заявив, что всё это фейк, созданный Администрацией президента. Дескать, так Банковая хочет загодя заклеймить “кремлёвскими агентами” всех, кто недоволен действиями власти. Однако силовики уверяют, что запланированные в рамках “Шатуна” провокации подтверждаются их оперативной информацией. “Старт активных действий запланирован на 15 ноября — со всеукраинской акции протеста банковских вкладчиков, — заявил 11 ноября Анатолий Дублик, руководитель Департамента защиты национальной государственности СБУ. — С 17 ноября основной акцент протестных акций смещается на вопрос повышения тарифов. Протест должен перерасти в блокирование правительственных структур с расширением претензий и требований к власти. По замыслу российских кураторов, акциям протеста планируется создать видимость массовой поддержки”.

К протестным акциям власть предсказуемо подготовилась. Не только провела информационную контр­кампанию, но и стянула в центр Киева тысячи правоохранителей, а в окрестностях майдана Незалежности установила рамки металлоискателей. В итоге протесты оказались далеко не такими массовыми и агрессивными, как прогнозировали в АП и СБУ. Серьёзных инцидентов и стычек не было, первая волна “Шатуна”, похоже, закончилась. На смену ей наверняка придут новые акции протеста. Впрочем, какими они будут, пока неясно, как неясно и то, существует ли вообще план “Шатун” в том виде, в котором власть пытается подать его обществу.

Откуда появился “Шатун”

Обнародовали план “Шатун” 24 октября на сайте хакерской организации “Киберхунта”, которая вместе с другими хакерскими группами — Falcons Flame, Trinity и RUH8 входит в объединение “Киберальянс”. Они заявили, что получили доступ к одному из почтовиков Суркова, созданному на “Яндексе”. О существовании этих групп большинство украинцев узнало только в связи с этой историей, хотя свою деятельность они ведут довольно давно. Фокусу удалось связаться с одним из членов RUH8, который скрывается под ником Sean Townsend. “Группа RUH8 оформилась осенью 2015-го. В мае этого года мы присоединились к альянсу, в который на тот момент входили Falcons Flame и Trinity, известные взломами сайтов и почты “ДНР” и “ЛНР”. Тогда же к нам присоединилась Киберхунта, — рассказывает хакер. — По отдельности и вместе мы получили доступ к компьютерам администрации Крыма, “ДНР” и “ЛНР” — их “министерства угля и энергетики”, “министерства информации”, “министерства иностранных дел”, военкоматов, комендатуры, полевых командиров, оккупационной администрации, Госдумы и СовФеда РФ, пророссийских и сепаратистских СМИ и т. д. Всё это результат работы десятка волонтёров”.

Сразу после появления в Сети слитых файлов из якобы почты Суркова их аутентичность подтвердил Антон Геращенко, депутат от Народного фронта и близкий соратник главы МВД Арсена Авакова. Такая подозрительная оперативность впоследствии стала одним из аргументов в пользу фейковости обнародованных документов, в том числе плана “Шатун” и плана по организации сепаратистской республики в Закарпатье, изложенных на нескольких страницах. После того как переписку прочитали все желающие, аргументов прибавилось: “Шатун” был оформлен не как секретный стратегический документ, а скорее как школьный реферат, в тексте допускались орфографические ошибки, украинизмы и т. д. Кроме того, среди перечисленных потенциальных агентов влияния были указаны именно те партии, которые наиболее активно критикуют власть, а также журналисты, депутаты и общественные деятели, регулярно расследующие её коррупционные схемы. Всё это дало повод говорить, что эти документы на самом деле написаны не в Кремле, а на Банковой. Высказывались также предположения, что “Шатун” — не утверждённый план, а лишь набор идей и предложений или же черновик.

В Киберальянсе любые подозрения в подделке напрочь отметают. “Мы уже видели множество планов, указаний, ведомостей, отчётов, записок, имеющих отношение к Украине, которые готовятся в Кремле. А многие планы действительно готовятся на местах, и не все из них реализуются”, — объясняет Sean Townsend. В то же время Антон Геращенко в разговоре с Фокусом категорически отказался сообщать любые подробности своих отношений с Киберхунтой, отметив лишь, что обнародованный план по дестабилизации “готовился гражданином Украины, предателем, и был действительно переслан в приёмную Суркова”.

Показательно, что сами хакеры утверждают: никаких связей с украинскими политиками у них нет. “Мы — неформальная волонтёрская организация, и мы не взаимодействуем официально ни с политическими партиями и политиками, ни с силовыми ведомствами. У нас есть планы совместной работы с общественными организациями, но не с политиками”, — заявляет Sean Townsend. Впрочем, добавляет он, большей частью добытой информации Киберхунта делится с волонтёрами международного сообщества InformNapalm, а также центром “Миротворец”, с которым связывают Антона Геращенко.

“Логично, что подобные документы (из почты Суркова. — Фокус) передаются именно через электронную почту, другого способа коммуникации в крупной организации быть не может, разве что мессенджеры, — говорит Фокусу Николай Костинян, эксперт по цифровой безопасности. — Взломать такой почтовый ящик вполне реально, и подобных примеров в последнее время было много, в частности, в США. Другое дело, что во взломанную почту можно и подмешать какие-то письма”. По его словам, логичным выглядит использование и почты на “Яндексе”. “Таким людям, как Сурков, категорически не подходит, например, Gmail — информацию оттуда спокойно могут получить американские спецслужбы”, — считает Костинян. В свою очередь, помощники Суркова поспешили заявить, что тот вообще не пользуется электронной почтой.

Ситуацию дополнительно запутало то, что уже на следующий день, 25 октября, те же хакеры обнародовали гораздо более внушительный дамп почты Суркова, но уже с другого ящика на правительственном домене gov.ru. Это более 2 тысяч писем, охватывающих период с сентября 2013-го по ноябрь 2014 года. В этом сливе содержатся очень разные документы, например, ежедневные обзоры украинских СМИ, аналитика политической обстановки в Украине, списки предлагаемых кандидатур на посты “министров ДНР” и российских агентов влияния в медиасфере. Есть и проекты расчётов дотаций террористическим республикам, а также справка о стоимости сооружения моста через Керченский пролив, подготовленная, как оказалось, ещё до свержения Януковича в начале февраля 2014 года. Словом, данные из этой почты весьма убедительно доказывают факт прямой агрессии РФ против Украины, и в их подлинности, в отличие от плана “Шатун”, у экспертного сообщества сомнений не возникает. В частности, аутентичность “большого дампа” подтвердили в международной расследовательской группе Bellingcat, активисты которой ранее на основе открытых источников смогли доказать непосредственную причастность России к уничтожению малайзийского боинга летом 2014 года.

“Танцы с бубном вокруг так называемого плана “Шатун” выглядят довольно смешными, когда есть огромные массивы данных, которые надо изучать, которые безусловно аутентичны и на основе которых можно и нужно заводить уголовные дела и расследовать подрывную деятельность РФ. А СМИ и политики тратят время на ссоры вокруг “Шатуна”, — говорит Фокусу Роман Бурко, основатель проекта InformNapalm, активисты которого сейчас анализируют взломанную переписку Суркова. По его словам, за оценку подлинности “Шатуна” его проект даже не брался. “Нам неинтересно писать на тему “есть ли жизнь на Марсе”, мы пытаемся всегда максимально детализировать информацию и работаем с эксклюзивными данными. Что касается Киберхунты, я не думаю, что они политически ангажированы, скорее некоторые политики пытаются пиариться на теме хактивизма (хакерство-активизм. — Фокус)”, — считает Бурко.

Сработало. Самыми упорными протестантами были вкладчики обанкротившегося банка «Михайловский». В итоге именно они добились своего: вклады по новому закону могут вернуть даже тем, кто заключил договора с небанковскими финучреждениями

Манёвры “Шатуна”

Собственно уличные протесты, вокруг которых разгорелся весь сыр-бор, выглядели откровенно неубедительно. Главными их участниками стали обманутые вкладчики банков (поддержанные Юлией Тимошенко) и партия “За життя!” выходцев из Оппоблока Евгения Мураева и Вадима Рабиновича. Основные требования — отставка главы Нацбанка Валерии Гонтаревой, возвращение вкладов обанкротившихся банков и “доллар по восемь”. Но единицы идейных митингующих терялись на фоне откровенных майданарбайтеров, нередко маргинального вида, с которыми организаторы акций расплачивались за участие в митингах, не особо скрывая это от телекамер.

Параллельно власть работала на опережение — 15 ноября парламент принял законопроект о возмещении ущерба обманутым вкладчикам не только банков, но и небанковских финучреждений, а на следующий день спикер Парубий провёл встречу с главой Федерации профсоюзов Григорием Осовым, после которой тот объявил о переносе запланированных профсоюзами протестов на начало декабря.

Активизацию протестов ожидали в годовщину начала Евромайдана, 21 ноября, но в итоге всё обошлось погромом салона красоты рядом с офисом лидера Украинского выбора Виктора Медведчука и дебошем в отделении Сбербанка РФ, которые учинили немногочисленные представители ультраправых организаций. Протестная волна спала, так и не набрав критической высоты.

Показательно, что во время этих событий во всей красе себя проявили российские СМИ. Каждый день на нескольких федеральных каналах вечерние эфиры были посвящены “третьему Майдану”. Активное участие в них принимали бывшие соратники Януковича: Николай Левченко, Елена Бондаренко, Владимир Олийнык и прочие деятели, распекавшие украинскую власть и прогнозировавшие её неминуемое свержение. Впрочем, никаких новых месседжей не прозвучало: лишь заезженные тезисы о предельной слабости украинской власти и тотальном обнищании народа, готового от безысходности начать очередную революцию. Любые подозрения о причастности Кремля к происходящему в Украине сразу же отметались.

“Шатун” берёт перерыв

В целом первый ноябрьский раунд противостояния закончился в пользу власти. “Нынешняя власть намного лучше готова к протестным акциям, чем в своё время Янукович, — делится с Фокусом политтехнолог Алексей Голобуцкий. — Очень грамотно был загодя запущен слух о 500 гривнах, которые якобы должны были платить за участие в протестах, да и сама привязка любых акций к “руке Москвы” получилась удачной, хотя с криками “Шатун! Шатун!” власть всё-таки должна знать меру”. И всё же Голобуцкий считает, что наличие российского плана по дестабилизации Украины вполне реально, ведь в этом сейчас состоит главная стратегическая цель Кремля. Однако не исключено, что какие-то штрихи в этот план вполне мог внести официальный Киев. “Россия сейчас начала действовать умнее, не через своих открытых агентов влияния, а использовать наших игроков втёмную. Понятно, что никто им напрямую не звонит из ФСБ и не указывает, что делать, просто их инициативы могут укладываться в стратегию Кремля”, — отмечает политтехнолог. Он считает, что если декабрьская волна протестов пройдёт так же, как ноябрьская, то новых многотысячных акций до апреля ожидать не стоит.

С ним соглашается и директор Фонда “Демократические инициативы” Ирина Бекешкина. По её словам, для масштабного протеста не хватает ни ярких лидеров, ни осознания конкретных целей. “Люди не понимают, что должно стать результатом протестов, — говорит социолог. — К тому же экономические интересы не приводят к массовому возмущению, которое может перерасти в Майдан. Для этого нужна какая-то грубая ошибка власти, какое-то событие, которое одновременно возмутило бы массу украинцев, как в своё время фальсификация выборов или избиение студентов”.

А пока хакеры из Киберальянса обещают новые масштабные сливы. “Мы опубликовали только малую часть того, что у нас есть: только по аппарату Суркова у нас десятки гигабайт перехваченной почты. Также есть информация из других источников в Кремле и Государственной Думе. Но мы хотим не просто выложить информацию, а сделать так, чтобы информация “работала”, — заявил Фокусу Sean Townsend.

Что будет в этих документах — покажет время, но уже сейчас ясно, что обращать такого рода документы в свою пользу Администрация президента научилась. И хотя власть так и не сумела окончательно убедить общество в том, что все протесты в Украине — это сценарий Кремля, перехватить политическую инициативу у оппозиции она всё же смогла.

Автор материала: Милан Лелич

По материалам: Focus.ua

Share