Украинцы будут умирать в страданиях и корчах: министр-американка закрывает программу «Онкология»

Украинцы будут умирать в страданиях и корчах: министр-американка закрывает программу «Онкология»

«Почему мы должны лечить их всех?» – такими словами министр здравоохранения Ульяна Супрун ошарашила миллионы украинцев, объявив, что её ведомство не намерено более продолжать программу «Онкология», и вообще намерено заниматься не лечением, а профилактикой раковых заболеваний.

Что ж, несомненно, печатать цветные буклеты «Осторожно, рак!» будет куда проще, чем пытаться лечить эту страшную болезнь или хотя бы облегчить последние дни обреченных умирающих. А главное, в программу «профилактики» можно будет пристроить тысячи «креаторов», бестолковых в медицине, но очень поднаторевших в дизайне и менеджменте. А сотни купивших диплом «за сало» чиновников Минздрава смогут спокойно пилить бюджетные ассигнования в бесполезных проектах: если нет лечения, то нет и пациентов, а значит, нет и ответственности за них!

Однако рак, входящий в тройку основных причин смертности украинцев (15%, третье место после ишемии и инсульта), это такая скверная штука, что его не победить никакой профилактикой. Даже если все бросят курить, пересядут на электромобили, перейдут с канцерогенного угля обратно на экологически чистый газ, станут есть здоровую пищу и пить фильтрованную воду, люди все равно будут болеть раком. Например, в 62% случаев рак поражает половые органы человека.

Кроме того, как быть 900 тысячам уже заболевших им украинцам, число которых ежегодно пополняется на 160 тысяч, из которых 6 тысяч – это дети? Украинские онкологии забиты пациентами, в Киевских клиниках на химиотерапии треть пациентов сидят под капельницами на стульях, потому что на всех не хватает коек! И что же, прикажете отправить их всех сразу в хосписы или вообще по домам, где они будет умирать в страданиях и корчах – потому что на лекарства у них не будет денег, а на обезболивающее разрешения наркоконтроля? Ведь и без того ежегодно в Украине от рака умирают около 90 тысяч украинцев: из них 35% в возрасте до 55 лет, а по уровню детской смертности от рака мы вообще на пятом месте!

Смертность от рака (на 100 тысяч населения, в год)

Первая мысль, которая пришла в голову после этой новости – а кто вообще такая эта Ульяна Супрун? Всего несколько месяцев она возглавляет украинский Минздрав (в качестве и.о. министра), а уже не раз отличилась скандальными предложениями разнообразных «реформ»: от сокращения медучреждений до легализации трансплантологии.

Что ж, как говорится, немного погуглим, ведь Интернет слухами полнится! И вот мы узнаем, что бабушка нынешнего министра Мария Волощук родом с Волыни, являлась «активным участником украинского национально-освободительного движения 30-40-х годов» (интересно, поляки в курсе?). Дедушка Иван Юркив был поручиком в армии УНР (1919), а в 1941-м засветился как «комендант украинской полиции» – но так как в немецкой полиции никаких «комендантов» не было, то нет и оснований считать его «полицаем» и военным преступником, видимо речь идет об «украинской полиции», создававшейся ОУН летом-осенью 1941 года. В 1944-45 годах они перебрались в Западную Германию, а оттуда в Америку: уезжали семьями, захватив с собою и своих детей. Эти дети неплохо пристроились как для простых эмигрантов: Джорд Юркив (отец Ульяны) был акционером и вице-президентом компании North American Controls (производство военной техники), поэтому смог обеспечить своим детям безбедное будущее.

И вот уже в 1963 году в США родилась сама Ульяна Юркив. Учитывая политические взгляды дедушек-бабушек и родителей, она воспитывалась в национал-патриотическом духе: ходила в украинскую школу, была членом «Пласта», затем стала активисткой Союза украинской молодежи (СУМ), активисткой Украинского конгрессного комитета Америки, директором Совета оказания гуманитарной помощи украинцам, президентом Украино-американской ассоциации общественных свобод. Словом, биография почти такая же, как у бывшей «первой леди» Катерины Чумаченко, с той лишь разницей, что Ульяна Юркив выбрала для своей профессиональной карьеры не экономику, а медицину.

В качестве специализации она отдала предпочтение радиологии (рентгенологии) в области диагностики заболеваний молочных желез. Как говорят сами американцы, данная специализация самая «блатная»: работа не тяжелая (чай не хирург), минимум ответственности, а вот гонорары огромные, потому что рентген в США стоит от 300 до 500 долларов – так что благодарите Господа, что в Украине он пока еще бесплатный (ну это ненадолго). Вот только выучиться на радиолога стоит около 450 тысяч долларов, так что там эта прибыльная профессия по карману только для детей богачей.

Однако Ульяна Юркив, которая в 1991 года вышла замуж за чудаковатого «режиссера, сценариста, философа и политолога» Марка Супруна, пошла еще дальше, и в 2000-м году стала совладельцем клиники и заместителем главврача «Medical Imaging of Manhattan», специализирующейся на маммографии, тоесть диагностике женской груди (ренгены, томограммы, УЗМ и пр.). Что-то вроде очень большого, очень крутого и очень дорогого «диагностического кабинета», которых сейчас так много развелось в Украине: все только диагностируют, но никто не лечит. Так вот, в эту клинику просто очереди выстраиваются, потому что медики убедили американских обывателей в том, что нужно регулярно делать маммографию, проверять простату и делать прочие обследования. Представляете, сколько имеет подобный диагност в Нью-Йорке! Только на банковских счетах Ульяны Супрун лежат задекларированные ею 2,2 миллиона долларов (плюс еще 1,9 миллиона на счетах её мужа-философа), а ведь большую часть своего капитала американцы не хранят на депозитах, а вкладывают в акции!

Собственно говоря, именно отсюда и растут ноги очередной «реформы» украинского здравоохранения: у Ульяны Супрун есть несколько лет профессионального опыта и прибыльного бизнеса в области ранней диагностики рака молочных желез. Улавливаете мысль? Все эти диагностические центры относятся к структуре профилактики онкологических заболеваний! То есть создается впечатление, что Ульяна Супрун собралась превратить украинскую онкологию в подобие своей Нью-Йоркской диагностической клиники, убрав из неё лечение и оставив лишь рентген с анализами, да профилактическую пропаганду.

А дальше уже почти по классику: «Но позвольте, как же он служил в очистке? – Я его туда не назначал, ему господин Швондер дал рекомендацию!». В 2013 году супруги Супрун якобы продали дом в Нью-Йорке и отправились «путешествовать по свету» (бросив свой многомиллионный диагностический бизнес?), причем прямиком на второй украинский Майдан (на первом они тоже были), где режиссер-философ Марк Супрун начал снимать документальное кино, а Ульяна Супрун оказывать волонтерскую помощь участникам протестов. Впоследствии она переключилась на волонтерскую поддержку украинских силовиков, способствовав закупке для Минобороны американских аптечек и медпрепаратов. И вот, в июле 2015 года президент Порошенко даровал супругам Супрун украинское гражданство, в июле 2016-го назначил Ульяну Супрун заместителем министра здравоохранения Украины (по вопросам АТО), а в августе – и.о. министра, взамен уволенного Александра Квинташвили.

Было ли то выполнение неких договоренностей с Госдепом (как в случае с Яресько или того же Квинташвили), или же Супрун выступила «независимым» американским кандидатом, но её однозначно кто-то пролоббировал, поскольку президент даже не попытался поставить во главе Минздрава «своего человека», местного, из Украины – которых там наверняка выстроилась целая очередь. Судя по всему, украинский Минздрав сейчас является вотчиной «иностранных кадров» – как и ряд других ключевых постов. И это откровенно пугает, потому что намерения этих грузин, поляков и американцев, засевших в украинском правительстве, совершенно неясны. Если бы они приезжали в Украину строить и создавать, как когда-то иностранные специалисты при Петре Первом, это можно было бы приветствовать. Но они лишь «реформируют», то есть разваливают что есть – после чего без всякой ответственности снова улетают к себе на родину…

«Относительно трансплантации, мы готовы как можно быстрее принять закон… У меня есть хороший друг, который уже 16 лет ждет трансплантации. Я лично буду прилагать все усилия, чтобы как можно быстрее этот закон был принят», – это из выступления нынешнего и.о. министра здравоохранения Ульяны Супрун. Она что, ради спасения своего друга хочет пролоббировать легализацию изъятия органов у украинцев? Было бы неудивительно, после её инициативы свернуть программу «Онкология» и перевести здравоохранение лишь на профилактику – возможно (это предположение), чтобы открыть в Украине филиалы своего диагностического центра.

А её инициатива существенно упростить сертификацию импортных лекарств в Украине? С одной стороны – дело хорошее, когда речь идет о действительно необходимых препаратах, которых ждут тысячи больных. С другой стороны возникают сомнения – а не лоббирует ли она интересы иностранных фармацевтических компаний? В Америке все врачи бизнесмены, тем более совладельцы клиник, а уж за закупки препаратов определенного производителя там откаты дают! И это совершенно безопасный вид коррупции в американской медицине, в отличие от махинаций со страховками.

Таким образом, бизнесмен-гуманист и украинский патриот (непонятно только какого государства) во главе отечественного здравоохранения начал свои «реформы» явно не с того конца. Пожалуй, раньше, когда значительную часть бюджета Минздрава распиливали, было намного лучше – ведь больным хоть что-то да оставалось. Теперь они рискуют остаться вообще ни с чем. И тут стоит напомнить, что онкобольные – это люди, которым уже нечего терять, кроме своей невыносимой боли. Их Майдан будет страшным!

Автор материала: Иван Пургин

По материалам: From-ua.com

Share