Угольный шок: первые последствия

Коксующийся уголь продолжает расти в цене на глобальных рынках и пока не думает останавливаться на достигнутом. Повышение спотовых котировок до 200 долл./тонну в сентябре мировой ГМК еще смог “проглотить”....
ugol-hok-ukr-20-11-2016

Коксующийся уголь продолжает расти в цене на глобальных рынках и пока не думает останавливаться на достигнутом. Повышение спотовых котировок до 200 долл./тонну в сентябре мировой ГМК еще смог “проглотить”. Однако сейчас, на уровне 306-308 долл./тонну, запас прочности у многих металлургических компаний оказался исчерпан.

Как и следовало ожидать, первыми жертвами ценового ралли стали неинтегрированные производители. В Японии, которая в рейтинге ассоциации World Steel занимает второе место по объемам стальной выплавки вслед за Китаем, таковыми являются все без исключения компании. После первой волны кризиса в 2010-2012 гг. японцы инвестировали в ряд железорудных предприятий в Бразилии, Индии, Перу. Кроме того, они вложились в покупку долевого участия в австралийских угольных активах.

Но так уж вышло, что активы, в которых присутствует японский капитал, специализируются на добыче энергетического угля – Newlands, Clermont mine и т.д. А на 395%(!) в текущем году подорожал именно коксующийся уголь – в полном соответствии с поговоркой “где тонко, там рвется”. Или с законом Мерфи, если кому-то больше так нравится. И вот уже в середине ноября вице-президент Nippon Steel&Sumitomo Metal Corp. Тошихару Сакае объявил о намерении переложить около 80% дополнительных затрат на уголь в рост цен на стальную продукцию, т.е. на потребителей. “Это не вопрос, возможно или невозможно – мы просто должны это сделать”, – подчеркнул Т.Сакае.

Учитывая статус NSSM как стального производителя №1 в Японии, очевидно, что ее примеру последуют и другие местные компании. Казалось бы, в таком случае можно легко прогнозировать праздник на соседней улице – у китайских металлургов, которые получат конкурентные преимущества при поставках своей более дешевой стали. Но и здесь уже успели ощутить негативные последствия ситуации, когда с одной стороны у метзаводов растут затраты на сырьевую составляющую, а с другой – рост цен на готовую продукцию не поддерживается потребителями из-за отсутствия сильного спроса.

Вот поэтому в середине ноября запасы коксующегося угля у крупных китайских меткомпаний сократились до уровня, обеспечивающего работу в течение 9 дней – минимальное значение за последние 2 года. Очевидно, что местные металлурги заняли выжидательную позицию в надежде на откат котировок на более низкие уровни. Но этого пока не произошло. Хотя сильные дожди в Австралии, повлиявшие на работу угольных разрезов, давно закончились. Точно так же, как и морской циклон, в начале осени мешавший отгрузкам угля из австралийских портов.

Да и повреждение оползнем железной дороги в провинции Шаньси, по которой в КНР поступает уголь из Монголии, давно устранено. Одним словом, действие кратковременных ситуативных факторов, способствовавших ценовому всплеску в сентябре, практически исчерпано. Однако роста экспорта коксующегося угля из США пока так и не последовало. Хотя местным компаниям уже давно следовало отреагировать и запустить ранее остановленные шахты – ведь их себестоимость добычи находится в пределах 110 долл./тонну, как отмечал ранее в комментарии МинПрому аналитик ГП “Укрпромвнешэкспертиза” Александр Крайников.

Отсюда следует, что рынок оказался менее эластичным, чем можно было ожидать: американские угольщики не спешат, в свою очередь пытаясь понять, насколько устойчивым является нынешний рост цен. В итоге, если говорить о металлургах, в выигрыше оказались те, кто действовал решительно и без промедления. Так, во второй половине октября ряд японских и тайваньских компаний заключили контракты на IV квартал 2016 г. с базовой ценой 200 долл./тонну FOB Австралия с крупными местными угледобытчиками, Peabody Energy и Glencore. Это почти в 2 раза дороже, чем в III квартале. Но они не прогадали, так уж вышло.

Ведь с другой стороны, такие крупные поставщики, как Anglo American и австралийская Rio Tinto, воздержались от подписания контрактов в октябре и сейчас вполне могут претендовать на гораздо большую маржу. И понятно, почему в начале ноября исполнительный директор NSSM Кацуо Танимицу, комментируя ближайшие перспективы, заявил, что прогнозирует в декабре жесткие переговоры по условиям поставки коксующегося угля в январе-марте 2017.

Ну а пока крупные металлургические “акулы” в КНР “подъедали” угольные запасы в надежде на скорое наступление лучших времен, более мелкие были вынуждены просто останавливать производство. Так, в ноябре это сделали Fushun New Steel, Jinxi Iron&Steel, Jiangsu Shagang Group, Zenith Iron&Steel и Yonggang Iron&Steel. Очевидно, что перечень будут пополняться новыми названиями по мере завершения очередного строительного сезона в Китае. Поскольку ожидать разворота ценового тренда пока не приходится. Американский Citibank полагает, что период высоких мировых цен на коксующийся уголь продолжится до середины 2017 года.

Руководитель группы анализа корпораций небанковского сектора группы ICU Александр Мартыненко в начале ноября также отмечал, что цены смогут вернуться к уровню 100-130 долл./тонну не раньше, чем через 4-6 месяцев. Впрочем, эксперты могут и ошибаться. Тот же А.Мартыненко в своем прогнозе указывал, что вскоре может начаться коррекция цен на коксующиеся угли. Тогда котировки в австралийских портах были на уровне 250 долл./тонну, а на момент подготовки статьи к публикации – уже 308-310 долл./тонну. Поэтому и период высоких цен по факту может оказаться гораздо длиннее, чем ожидалось.

Из-за слабого конечного спроса остальные звенья технологической цепочки в ГМК достаточно долго не реагировали на ценовой спурт в сегменте коксующегося угля. Но уже в середине ноября австралийский инвестбанк Macquarie сообщил, что ценовая премия для руды Fe65 выросла до 12 долл./тонну к стоимости базовой руды Fe62. Это самая высокая надбавка с февраля 2014 года. А если учесть, что тогда Fe62 продавалась по 120 долл./тонну, нынешняя премия в процентном соотношении является рекордным значением с 2009-го. А ведь еще в конце сентября премия для Fe65 была всего 6,6 долл./тонну.

Объяснение у двукратного роста вполне прозаическое: в условиях резкого подорожания коксующегося угля многие металлурги пытаются уменьшить его расход при плавке за счет премиум-ЖРС, т.е. Fe65. Однако “вилка” не может расти бесконечно, Fe62 начинает тянуться вверх вслед за премиальным сегментом. По данным издания Platts, которое ссылается на свои источники на предприятиях, металлурги ЕС и Северо-Восточной Азии уже получили от бразильских производителей железорудного сырья предложения на 2017 г. с повышением цены на 25% к действующей. Сами переговоры об условиях поставки еще впереди, но металлургические компании в бюджеты на 2017-й уже заложили поправку плюс 25% по железной руде, утверждает Platts.

Аналитик ГП “Укрпромвнешэкспертиза” Дмитрий Желтяков в комментарии МинПрому выразил мнение, что австралийские производители ЖРС последуют примеру бразильских. Спотовые цены на ЖРС в IV квартале 2016-го выше, чем в предыдущем, а это на 90% создает предпосылки для дальнейшего подорожания контрактных цен в I квартале 2017 г., отметил эксперт. Он также предположил, что австралийские гиганты Rio Tinto, BHP Billiton и Fortescue на фоне действий бразильских конкурентов, в первую очередь Vale, не будут пытаться демпинговать с целью увеличить долю рынка.

“И Vale, и RioTinto продают по квартальным контрактам 15-25% своей продукции. Остальное либо идет на спотовый рынок, либо реализуется по ценовым моделям, близким к спотовым – когда для расчета берутся средние цены за текущий месяц или квартал. Сейчас они выше, чем были ранее, поэтому снижения не будет, австралийские производители ЖРС тоже готовятся к повышению контрактных цен – просто бразильские их немного опередили в переговорном процессе”, – пояснил Д.Желтяков.

Автор материала: Игорь Воронцов

По материалам: Minprom.ua

Материалы по теме: