У меня полный карт-бланш, – Юрий Лавренюк о борьбе с коррупцией в Мининфраструктуры

Встретиться с Юрием Лавренюком мы планировали еще накануне 100 дней работы Мининфраструктуры в его нынешнем составе, но из-за плотного графика заместителя министра сделать это удалось лишь на минувшей неделе....
u-menya-polnyj-kart-blansh-yurij-lavrenyuk-o-borbe-s-korrupciej-v-mininfrastruktury-16-09-2016

Встретиться с Юрием Лавренюком мы планировали еще накануне 100 дней работы Мининфраструктуры в его нынешнем составе, но из-за плотного графика заместителя министра сделать это удалось лишь на минувшей неделе. Стоит отметить, что к интервью господин Лавренюк “подготовился” весьма качественно – накануне прошли обыски в АПМУ, Госавиаслужбе и аэропорту “Борисполь” по делам, связанным с растратой бюджетных средств в особо крупных размерах. Поэтому разговор с человеком, непосредственно отвечающим за борьбу с коррупцией в ведомстве, оказался как нельзя кстати. Тем более, что и сообщения о вскрытии коррупционных схем в подведомственных МИУ предприятиях в последние недели давали к этому повод. Но все же разговор мы решили начать с оценки достигнутых результатов командой министра Владимира Омеляна за первые сто дней работы.

Юрий Федорович, 22 июля Мининфраструктуры отчиталось о 100 днях работы новой команды. Как лично Вы оцениваете достигнутые результаты?
Достижения небольшие, но есть. Есть планы, которые мы перед собой ставим, и мы понимаем, что времени на раскачку нет. Пока мы идем уверенно в том направлении, которое задекларировано министром – у нас есть план действий министерства по каждому направлению реформирования отрасли. О себе могу сказать, что осуществляю меры по предотвращению и выявлению коррупции. Тоже имею свой определенный план действий. В первую очередь сюда относится задача реформировать антикоррупционное подразделение. Вчера уже нам вернулась из министерства финансов новая штатная структура – это подразделение уже реформировано и с сегодняшнего дня (28 июля 2016. – Ред.) мы начинаем комплектовать его опытными квалифицированными людьми.

Мы проработали каждый акт проверки, подписанный “попэрэдныками” и поняли, что работа по данному направлению не велась вообще!
Параллельно, до формирования данного подразделения, теми силами, которые были здесь в министерстве, моими помощниками был сделан ряд наработок. Была проведена ревизия бесчисленного количества документов. Мы перебрали и проработали каждый акт проверки, который был написан “попэрэдныками” и пришли к выводу, что работа по данному направлению не велась вообще!

Почему?
Это было “бумаготворение”. Я Вам могу показать (демонстрирует увесистую стопку актов) – это все, что предшественники наработали за 2015 год. Это бумаги без сопровождения, без анализа, без ничего. Получив такой акт следователь правоохранительных органов не читает весь текст, он читает вывод, а что у нас в выводе? Предложение “обеспечить внедрение рекомендаций по устранению и выявлению нарушений и недостатков”. Это работа? Это не работа! Это просто “бумаготворение”. Люди сидели здесь, получали свою небольшую зарплату и протирали свои штаны. Поэтому мы полностью перелопатили все эти акты, извлекли “зерна”. Стали прорабатывать эти документы с правоохранительными органами, где до того они лежали мертвым грузом. И вот результат не заставил себя долго ждать. Министр полностью поддержал мою инициативу о создании действенного антикоррупционного подразделения.

Вы говорите о начале работы антикоррупционного подразделения с сегодняшнего дня. Кто же занимался обработкой этих документов до этого? Какой механизм работы?
Был назначен человек – и.о. руководителя антикоррупционного отдела, который был раньше у меня в подчинении в Министерстве внутренних дел. Отдел был небольшой, как для такого большого министерства.

Сколько человек там было?
Семь.

То есть на все министерство семь человек и их руководитель занимались этими вопросами? После того как Вы пришли?
Да, я пришел и увидел, что реально в этом направлении есть проблемы. Первое мое предложение министру было – создание действенного антикоррупционного подразделения. Министр полностью поддержал мою инициативу. Вчера уже было создано управление предотвращения коррупции, проведения служебных расследований и финансового мониторинга.

Сколько человек оно будет насчитывать?
Четырнадцать.

Этих людей отобрали Вы?
Это будут люди квалифицированные. Сюда войдет часть специалистов, которая работала в министерстве, – четыре сотрудника. Они пришли в министерство недавно. Есть люди, которые хотят работать и они незаангажированны. Не будем называть фамилий, но человек, просидевший здесь на должности больше десяти лет на зарплату в 4 000 гривен, которого отсюда поганой метлой не выгонишь – четкий признак роста коррумпированности такого человека, на которого возложены функции именно предотвращать проявления коррупции. Мною впервые за историю Министерства инфраструктуры, на прошлой неделе, были собраны все уполномоченные подразделения и уполномоченные лица, которые должны заниматься антикоррупционной деятельностью в подведомственных министерству госпредприятиях. Это было впервые в истории! Их никто в жизни не собирал!

Подразделения, где полностью поменялся подход к антикоррупционной работе, уже показали результат. Это обыски СБУ и НПУ, которые провели в Администрации морских портов.
То есть вообще никто никогда этого не делал?
Мы это сделали впервые. Но оно должно так быть. Такой мой подход как правоохранителя – я сюда пришел работать из МВД. На основании 706-го постановления Кабинета министров: на каждом госпредприятии должен быть либо уполномоченный орган, либо уполномоченное лицо по вопросам выявления и предотвращения коррупции. Все эти лица должны проводить работу в этом направлении и она должна координироваться уполномоченным подразделением министерства. Подразделение в министерстве должно аккумулировать всю предоставляемую информацию и координировать деятельность подразделений на местах без какого-либо вмешательства в хозяйственную деятельность предприятий. Мы говорим сугубо об антикоррупционной деятельности.

Какие-то результаты уже есть?
Как пример, мы провели реорганизацию антикоррупционного подразделения в АМПУ. Назначено было ответственное лицо в “Укринтеравтосервисе” месяц назад. И эти подразделения, где уже полностью поменялся подход к антикоррупционной работе, уже показали результат. Это обыски СБУ и НПУ, которые провели в Администрации морских портов. И скоро Вы увидите конкретных персон, которым будет объявлено подозрение. “Укринтеравтосервис” аналогично – проверки выявили 5 миллионов разворовывания средств, СБУ сразу включилась и начала расследование данного уголовного производства, объявила подозрение конкретному лицу – это начальник управления логистики и таможенного обеспечения. И уже сейчас, уполномоченное лицо по антикоррупционной работе ГП находится в Закарпатье, где именно сегодня проверяет закарпатский филиал. Продолжает показывать результат. Аналогично “Укрзализныця” – здесь мы пока только изучаем деятельность уполномоченного подразделения. У них есть целый директор, целый департамент экономической безопасности и противодействия коррупции. Мы пока не вмешиваемся в их деятельность. Они отчитываются, что они делают, как они делают. У них есть четко поставленные задачи. Но они не показали пока результат – как следствие НАБУ самостоятельно начало расследование, плюс есть в этом сотрудничество только с нами (МИУ). То есть мы меняем подходы и это дает результат.

Если говорить о смене подходов, то Вы уже дважды упомянули о низкой зарплате сотрудников. Какой уровень оплаты труда будет в новом антикоррупционном подразделении?
Сейчас министерство проходит оценивание европейскими донорскими организациями, где антикоррупционное подразделение вписывается в модель, которую хотят видеть наши европейские коллеги. Когда этот аудит завершится, то есть надежда на то, что с октября уровень заработной платы сотрудников аппарата Мининфраструктуры будет существенно повышен.

Это то, о чем говорил Виктор Довгань, что МИУ станет первым министерством, где сотрудники будут получать европейские зарплаты?
Да. Все сотрудники аппарата. Антикоррупционное подразделение не имеет в этом вопросе каких-либо преимуществ – они такие же сотрудники, как и все. Перспектива работы рассчитана на то, что есть надежда, что с октября наши сотрудники будут получать топовый уровень заработной платы. Мы обещаем людям, что с октября у них будет достойная оплата труда.

Как вообще построена работа и взаимодействие антикоррупционного подразделения МИУ с СБУ, НАБУ, прокуратурой? Вы передаете первичную информацию в эти органы, а они далее осуществляют следственные действия?
Да. Кроме того, они привлекают наших сотрудников в состав групп, которые занимаются расследованиями. Ведь раньше доходило до того, что, например, МВД с 2014 года 5 раз просило сотрудника от Мининфраструктуры, чтобы он принял участие в работе одной из следственных групп! И этот человек не был предоставлен! Теперь эта работа переведена в абсолютно иную плоскость – полное взаимопонимание и сотрудничество с НАБУ, НПУ, СБУ. И мы сейчас совместно поднимаем дела, которые лежали с 2014 года.

Обратимся к вчерашним событиям, вызвавшим общественный резонанс, – обыскам в АМПУ и Госавиаслужбе. Начнем с Администрации морских портов. Что все-таки там искали?
В АМПУ это был уже второй обыск. Первый обыск проводился в пятницу, 22 июля, второй – в понедельник, 25-го числа. Мы не намеревались предавать это такой огласке. Но первый обыск в пятницу и второй в понедельник создали общественный резонанс в Одессе. Поэтому пришлось комментировать эту ситуацию. Почему мы не хотели предавать дело огласке? Потому что следствие еще не завершено. Чем больше мы будем называть вещи, которые стали известны во время проведения следственных действий, называть какие-то фамилии, тем хуже мы сделаем сами для себя. Те лица, которые должны понести наказание, они попросту его избегут. Поэтому по поводу АМПУ пока я буду говорить абстрактно. И в пятницу, и в понедельник обыски проводили сотрудники департамента защиты экономики Нацполиции из центрального аппарата – из Киева. Есть достаточно интересные материалы.

Эти материалы как-то связаны с информацией СМИ об исчезнувших миллионах АМПУ, которые якобы вывели путем заключения договоров на дноуглубительные работы по завышенным ценам у фирмы “Техморгидрострой Николаев”?
Мы сообщим об этом после того как конкретным лицам будет вручено подозрение о совершении данного преступления. Все детали Вы узнаете обязательно.

Как реагирует руководство АМПУ на происходящее?
По этому поводу я Вам скажу одно, что руководитель АМПУ сейчас находится на больничном. Вот и вся реакция.

Владимир Омелян в недавнем интервью говорил, что на счетах АМПУ на начало года было примерно 3 миллиарда гривен. В связи с дноуглублением сумма должна была уменьшится. Располагаете ли Вы информацией, какая на данный момент сумма осталась на счетах?
По поводу использования средств АМПУ в данный момент осуществляется проверка. Ее результатов у нас пока нет.

Также есть проблема с тем, что деньги Администрации морских портов лежат в коммерческих банках и их оттуда трудно вернуть в государственные банки. Вы как-то влияете на этот процесс?
Вопросом возвращения средств в государственные банки непосредственно занимается Надежда Казначеева, заместитель министра. Я ей посильно помогаю. И это не только проблема АМПУ, у нас еще есть ряд госпредприятий, которые держат немалые средства в частных банках. Мы с Надеждой Александровной пытаемся убедить на переговорах представителей государственных предприятий, что они должны частично переводить деньги государственных предприятий в государственные банки, для избегания рисков того, что банк может прекратить свою деятельность. Мы не вправе вмешиваться в финансово-хозяйственную деятельность подведомственных госпредприятий. Мы можем лишь рекомендовать. И, если мы говорим об АМПУ, то мы можем лишь рекомендовать руководству АМПУ отдать преимущество госбанкам.

Расскажите подробнее об обысках в “Борисполе” и Госавиаслужбе. У какой российской фирмы закупались детекторы взрывчатых веществ?
Они закупались у российской фирмы “Диагностик – М”. Это откровенное преступление. Сложно даже подобрать культурные слова относительно этой ситуации. Просто нагло украли государственные деньги. Под видом чешской структуры осознанно закупался российский товар, который призван обеспечивать безопасность наших граждан. Мало того, что подделываются документы, что это не российский товар, мало того, что чиновники Госавиаслужбы дают сертификацию на этот товар в нарушение всех возможных требований, так этот товар висит на сайте российского производителя с ценой на порядок ниже, чем закупили наши деятели.

Было проведено 18 обысков в Госавиаслужбе, в аэропорту “Борисполь”, по месту жительства подозреваемых.
Есть большие сомнения, что Госавиаслужбой были правильно выданы сертификаты “Борисполю”. Следствие разберется, но уже сейчас такие сомнения есть, после того как были проведены обыски. Вчера (26 июля) было проведено 18 обысков в Госавиаслужбе, в аэропорту “Борисполь”, по месту жительства подозреваемых.

То есть вопросов больше к Госавиаслужбе, нежели к руководству аэропорта?
Там вопросы будут аналогичные к одним и к другим. Но будут ли это вопросы к руководству или к их подчиненным, установит следствие.

Ведутся ли какие-то подсчеты суммы нанесенных государству убытков по тем делам, которые уже получили ход за последнее время?
Например, если говорить о резонансных делах, то это дело, которое ведет НАБУ по “Укрзализныце” и там сумма ущерба около 20 миллионов гривен. Также это 5 миллионов гривен по “Укринтеравтосервису”. По госавиаслужбе и “Борисполю” это предварительно 4,3 миллиона убытков бюджета. Нанесенные убытки по АМПУ пока высчитываются – сейчас там назначен ряд экспертиз. Но мы понимаем, что сумма будет немалая. У нас также есть дело Национальной полиции по Ильичевскому торговому порту, по незаконному отчуждению зерноперегрузочного комплекса в пользу одной частной компании. Сума ущерба примерно 6,7 миллионов долларов.

У меня полный карт-бланш, – Юрий Лавренюк о борьбе с коррупцией в Мининфраструктуры- Что это за компания?
Пока мы этот вопрос не комментируем в интересах следствия.

По каким еще направлениям сейчас ведется работа?
Сейчас мы будем уделять особое внимание “Укравтодору” и ГАК “Автомобильные дороги Украины”, где недавно было сменено руководство. У нас есть подозрения в колоссальных злоупотреблениях во время отчуждения и реализации недвижимого имущества ГАК “Автомобильные дороги Украины”, в сознательной постановке предприятия перед кредитными обязательствами. Тут отдельно проводится проверка. Особое внимание будет уделено искоренению конфликта интересов, который имеет высокий процент в подведомственных министерству госпредприятиях. Например, Львовский аэропорт имени Даниила Галицкого: один родной брат – начальник отдела закупок, второй родной брат – начальник отдела аудита и контроля. Один покупает, второй его контролирует. Второй пример – всем нам известный господин Федорко, который попал в ДТП на новенькой Audi Q7. Он был директором по грузовым перевозкам “Укрзализныци”, и не всем известно, что у него есть дочь, которая в 19 лет внесла 5 миллионов гривен в уставной капитал частного предприятия, основным видом деятельности которого являются транспортные железнодорожные перевозки. Это конфликт интересов. И такое, к сожалению, у нас на каждом шагу.

Упомянутые братья из львовского аэропорта до сих пор работают?
Дано поручение разобраться. Совещание у нас было на прошлой неделе, где также был уполномоченный представитель по антикоррупционной работе в аэропорту. Ему было дано поручение провести проверку по данному эпизоду. Он сделал круглые глаза: “Да, я знаю. А что же тут такого?”. Но ждем результатов. Поверьте, у нас хватит времени добраться до каждого государственного предприятия и дать объективную оценку деятельности их антикоррупционных подразделений.

За прошедшие два месяца, кто-то из коррупционеров уже понес реальное наказание?
Повторюсь, если объявлено подозрение, после этого дело направляется в суд. Сейчас подозрение объявлено только начальнику управления логистики и таможенно-брокерских услуг “Укринтеравтосервиса”; есть задержанный Олексий Игорь Михайлович – департамент планирования и контроля закупок ПАО “Укрзализныця”; также задержан заместитель директора – председатель комитета по конкурсным торгам ГП “Укрзализнычпостач”, начальник профильного отдела этого госпредприятия.

Что касается “Укрзализныци”, есть какая-то новая информация по делу о похищении начальника департамента электроснабжения УЗ Валерия Людмирского?
Дело расследует Национальная полиция, с руководителем департамента уголовного розыска я поддерживаю связь по данному вопросу. У них уже есть определенные наработки, но пока в интересах следствия информация не разглашается. Будем иметь надежду, что вся эта история получит happy end.

Рассматривается связь между похищением Людмирского и смертью его заместителя неделей ранее?
Сейчас сопоставляются эти факты. Вероятность связи этих событий может установить только следствие.

Как у Вас происходит взаимодействие с Войцехом Балчуном? Оно вообще происходит? Как Вы относитесь к назначению поляка Павела Ярчевского в Центр обеспечения производства УЗ?
Что касается отношений с Балчуном, то я Вам скажу, что у меня с ним отношений нет никаких – только сугубо рабочие. Я больше общаюсь с директором по безопасности “Укрзализныци”. Свои замечание по работе антикоррупционного департамента УЗ я Балчуну довел до ведома. Мы не вправе ему что-то навязывать, он топ-менеджер, назначен по результатам открытого конкурса. Он недавно представил министру свой план действий. Будем наблюдать. Думаю всем, как и нам, нужно дать время, а потом уже делать выводы.

В СМИ была информация, что Арсен Аваков оказывает влияние на работу “Укрзализныци”. Слышали ли Вы об этом, как можете прокомментировать такую информацию?
От Вас такое слышу впервые. По последним сообщениям СМИ складывается впечатление, что Арсен Аваков имеет отношение ко всему (смеется). Я очень субъективно отношусь к таким комментариям. По вопросу каких-то “смотрящих” за МИУ Владимир Омелян тоже давал свой комментарий и правильно сказал: “У меня рост почти два метра, я сам могу за всеми наблюдать, а за мной не нужно”. Так сказал министр и я с ним согласен. Я не могу такое комментировать, потому что даже не представляю механизма влияния тех или иных политических фигур на новоназначенного менеджера из Польши. Насколько мне известно, назначены уже все члены правления. Если вы проанализируете количество членов правления и кто эти люди, то это люди Войцеха. Я не могу представить, каким образом кто-то на них может оказывать влияние.

Недавно Вы заявляли об усилении борьбы с нелегальными пассажирскими перевозчиками, а сегодня, насколько мне известно, у Вас была встреча с представителями КГГА по данному вопросу. Какие были приняты решения?
Это уже второе такое совещание. Одной из моих задач является борьба с нелегальными автостанциями, которые порождают нелегальных перевозчиков. На позапрошлой неделе было совещание с обладминистрациями при участии Нацполиции, членов профильного парламентского комитета и пассажирских перевозчиков. Позиция четкая – мы даем возможность перевозчикам самим себе выбирать маршруты, либерализируем подход к лицензированию, предоставлению разрешений на маршруты. Министерство будет требовать лишь контроль за безопасностью и качеством предоставления услуг. То есть водитель или собственник компании-перевозчика ведет полную ответственность за безопасность пассажиров. Транспортное средство должно быть исправно, должен работать кондиционер – в автобусе должно быть комфортно находиться. Это все, что мы будем требовать от перевозчика. Со своей стороны силами полиции и Государственной службы безопасности на транспорте будем бороться с автостанциями, который порождают нелегальных перевозчиков. Вплоть до лишения аттестаций таких автостанций.

У меня полный карт-бланш, – Юрий Лавренюк о борьбе с коррупцией в Мининфраструктуры- Но как на это реально можно повлиять?
Если мы говорим о Киеве и о сегодняшнем совещании, то мы договорились о том, что мы создаем совместные группы. У нас уже определены четкие направления и места скопления нелегальных перевозчиков, где они организовали квази-автостанции. Мы сейчас будем рассматривать вопрос легализации таких мест под автостанции пятой категории – это самый низкий уровень автостанции. Это небольшая площадка для парковки транспортных средств и вагончик для продажи билетов. Но это легализовання автостанция, которая будет платить налоги в бюджет. Единственное, что КГГА необходимо будет решить вопрос, как оборудовать эти места для безопасной высадки/посадки пассажиров. Потом “Укртрансбезпека” будет определять, может ли такая автостанция получить пятую категорию. Будем контролировать, чтобы на таких автостанциях останавливались только легальные перевозчики. Будем рассматривать вопрос легализации таких мест скопления нелегальных перевозчиков под автостанции пятой категории – это самый низкий уровень автостанции.

Как проконтролировать, чтобы автобусы у таких перевозчиков были в исправном техническом состоянии, чтобы колеса у них не отваливались.А для этого в Верховную Раду направлен проект закона о внесении изменений в некоторые законодательные акты в сфере автотранспорта. Данный закон, в случае принятия, обяжет всех коммерческих перевозчиков проходить техосмотр. Это все маршрутки и автобусы, которые занимаются коммерческими перевозками .

А как отследить водителей, которые возят пассажиров, будучи больными, находясь в состоянии алкогольного опьянения?
Это все комплексная работа в рамках мероприятий, которые мы наметили. Это проблема не только Мининфраструктуры, но и руководства обладминистраций, городских властей, “Укртрансбезопасности”, Национальной полиции.

Когда будут созданы автостанциив Киеве, о которых Вы говорите?
Сегодня мы только провели совещание. Когда я получу протокол заседания, то в нем будут установлены четкие сроки. По Киеву у нас много мероприятий. Мы также здесь подняли вопрос габаритно-весового контроля. И уже в ближайшее время будем открывать на Житомирской трассе на 14-м километре на въезде в Киев стационарный габаритно-весовой комплекс, который приобретен за средства городской власти. На него мы делегируем представителей “Укртрансбезопасности”, которые будут круглосуточно там нести службу.

Это новый весовой комплекс?
Да, новый. Жду подтверждения по дате открытия. Такой комплекс позволит контролировать перегруз при нынешнем температурном режиме, с целью сохранения целостности дорог города Киева.

Пару недель назад мы общались с Михаилом Ноняком и он анонсировал встречу с портовиками по вопросам габаритно-весового контроля. Дала ли результат эта встреча?
Да, результат уже есть – где-то больше, где-то меньше. Скажем так, есть несколько саботажников из руководства торговых портов.

Можете их назвать?
Пока нет. Думаю, Вы в ближайшее время их узнаете, так как к ним будут применены жесткие меры. Но в целом картина позитивная. 99% портов адекватно восприняли нашу позицию, дали объявления, что они не принимают машины с перегрузом. Установлены весы перед въездом в порты. Выставлено условие, что любой автотранспорт в порту первым делом заезжает на весы. За каждым портом закреплены сотрудники “Укртрансбезопасности”. В Одессе и Южном это четыре человека, в небольших портах – по 2.

Сколько портов установили такие весы?
У каждого порта есть свои весы – ими и пользуются для определения перегруза. Кроме того, мы оптимизировали дислокацию имеющихся ГВК – сконцентрировали их на период сбора урожая на Юге нашей страны: это Николаевская, Одесская, Херсонская, Донецкая и Запорожская области. Кроме того, что наши государственные порты осуществляют весовой контроль собственными силами, они проинформировали частные терминалы о необходимости занять государственническую позицию с целью сохранения наших автодорог. Некоторые частные терминалы это поняли и не принимают автомобили с весом больше 40 тонн, другим такая позиция чужда. Для таких мы будем обставлять все подъезды к ним габаритно-весовыми комплексами. Также хочу сказать, что в ближайшее время “Уктрансбезопасность” проведет тендер на закупку около 80 новых мобильных габаритно-весовых комплексов. Было увеличено финансирование на это.

Каких целей Вы хотели бы достичь за год?
Реформа Государственной службы безопасности на транспорте. Это должна быть нормальная модель работы службы. Недавно на Службу возложили дополнительно функции государственной сельскохозяйственной инспекции в плане контроля над сельхозтехникой. Это сверхбольшой объем полномочий. При малом количественном составе Службы ее структуру придется реорганизовать. Второй момент – я отвечаю за государственную службу специального транспорта. Это бывшие железнодорожные войска. Министр закрепил за мной реорганизацию этого направления. Сейчас они работают в зоне АТО, строят фортификационные сооружения, восстанавливают инфраструктуру. Поэтому контроль за восстановлением инфраструктуры в зоне проведения АТО также является частью моей задачей на ближайший год.

Контроль за восстановлением инфраструктуры в зоне проведения АТО также является моей задачей на ближайший год.
Кроме того, у нас есть видение задействования ГССТ на охрану аэропорта “Борисполь”, на охрану таких стратегических объектов как вокзал Киев-Пассажирский. Его необходимо зарежимить в ближайшее время по требованию СБУ. В моем ведении находится кураторство всего сектора безопасности МИУ. В антикоррупционном направлении это организация качественной работы нового антикоррупционного подразделения в министерстве. Реорганизация работы антикоррупционных подразделений в подведомственных Мининфраструктуры госпредприятиях. Это искоренение большинства схем, работавших до этого времени. Внедрение механизмов, которые позволят не допустить внедрение таких схем в будущем.

Вы человек не из транспортной отрасли. Как Вы попали в министерство?
Я правоохранитель, работал в органах внутренних дел до недавнего времени. Меня пригласил министр. Владимира Омеляна я знаю уже много лет, еще даже когда он не был заместителем министра инфраструктуры. У нас всегда были нормальные рабочие отношения. Перед этим я длительное время возглавлял большую всеукраинскую неправительственную антикоррупционную организацию. Часто пересекался по работе с Омеляном на различных мероприятиях. Он хорошо знает результаты моей работы и мои подходы к антикоррупционной деятельности. Поэтому Омелян мне предложил – я дал согласие. У меня были определенные условия, что я имею всю полноту действий в плане борьбы с коррупцией. Министр поддержал и поддерживает все мои действия. Никакого покрывания каких-то процессов или идей с его стороны нет. Я понимаю, что в связи с этим на него осуществляется давление со всех сторон, но с его стороны для меня – полный карт-бланш. Главное – результат.

Вопрос личного плана: как семья относится к Вашей работе?
У меня в семье в этом плане полное взаимопонимание, потому что, когда я женился, то был младшим лейтенантом оперуполномоченным уголовного розыска. Что такое служба в уголовном розыске в 1999-2000-х годах, думаю, говорить не нужно. Я начинал службу в Каменце-Подольском. В то время город занимал третье место по криминогенной обстановке в Украине. Рядом граница с Молдовой и был ряд криминальных перипетий, который урегулировался руками уголовного розыска. Жена знала, в каком ритме я живу и работаю. С тех пор ничего не изменилось, кроме статусности и того, что дети уже выросли. Работа в том же режиме, жена та же.

Как проводите свободное время?
Дело в том, что у меня его просто нет. Все свободное время я посвящаю работе, чтобы направить в правильное русло деятельность всех тех подразделений, за работу которых я отвечаю. Нужно держать эти направления в ручном режиме. Поэтому 24-х часов в сутки не хватает. Я реалист и понимаю, что в это сложное для страны время все мы здесь люди временные, никто не знает, сколько нам отмеряно работать на этих должностях, и время отдохнуть у нас еще будет. А сейчас нужно работать и показывать результат!

По материалам: Vnews.agency

Материалы по теме: