Тюремная реформа: «зона» комфорта

Тюремная реформа: «зона» комфорта

Реформа пенитенциарной службы началась с ликвидации ведомства. Вместо старой исправительной системы в Министерстве юстиции создадут 3 департамента, которые будут курировать работу 5 межрегиональных управлений. Предполагается запуск новой системы отбывания наказаний – пробации. Первые пробационные центры появятся в Киеве и Одессе. Кроме того, в минюсте уже готовы проводить конкурс и набирать новых сотрудников, однако ожидается и сокращение штата. Также новая служба будет частично демилитаризирована, а следственные изоляторы и тюрьмы будут проданы по программе государственного партнерства. Первым «пойдет с молотка» Лукьяновское СИЗО в Киеве. В минюсте уверяют, что такой шаг необходим для улучшения условий содержания в «местах не столь отдаленных», а всей работой новой системы будет заведовать и новый заместитель министра юстиции.

В системе отбывания наказаний числится 148 тюрем, 29 из которых находятся на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей, а также 589 подразделений уголовно-исполнительной инспекции. В общем в пенитенциарных учреждениях содержатся около 60 тысяч заключенных. «Эти учреждения заполнены на 63% и это до момента вступления в силу закона Надежды Савченко, который также содействует уменьшению количества заключенных. Главная цель реформы — сфокусироваться на том, чтобы лица, по которым еще нет приговора суда, не находились в жутких условиях», — сказала Наталия Севостянова, заместитель министра юстиции. Вместе с запланированной реформой увеличилось и финансирование пенитенциарной службы в 2016 году на 546,7 млн грн. Таким образом, в государственном бюджете предусмотрены затраты на уголовно-исправительную систему в размере 3 млрд 332,9 млн грн, в то время как в 2015 году ГПтС (государственная пенитенциарная служба – ред.) получила из казны 2 млрд 786,2 млн грн. Однако правозащитники говорят, что и это покрывает только 40% необходимых затрат. «Когда мы делали визиты без предупреждения в колонии, мы общались не только с заключенными, а и с персоналом: задавали вопросы, как и о финансировании, так и о заработной плате.

Так вот – это около 40% от общих потребностей. Если говорить о новых качественных следственных изоляторах, то очень сложно будет найти достающую сумму (в государстве – ред.), а вот как раз вливания бизнеса, мне кажется… можно попробовать такой вариант», – предположил Андрей Диденко, правозащитник «Харьковской правозащитной группы», которая входит в Общественный совет при ГПтСУ.

Дорожная карта реформы была представлена еще в феврале этого года, однако из-за «премьериады» решение по ее реализации пришлось отложить. Новое правительство не стало с этим затягивать – государственная пенитенциарная служба была ликвидирована 18 мая. Также, по словам источника в министерстве юстиции, стоит ожидать появления нового заместителя министра, который и будет контролировать все пенитенциарное направление в дальнейшем. «Сто процентов это будет новый человек. Этот заместитель министра будет продвигать эту реформу политически», – сообщил источник.

Запуск системы пробации

В минюсте создадут 3 департамента: «Один (департамент – ред.) будет иметь фокус на пробации, один будет режимным департаментом – будет непосредственно контактировать с учреждениями. Также будет департамент электронных закупок для всей системы. Кроме того, планируется ликвидация областных управлений. На уровне регионов мы планируем оптимизировать управления, которые сегодня есть в каждой области, а мы хотим создать только пять региональных», – рассказала Наталья Севостьянова, заместитель министра юстиции. Она добавила, что отдельное решение будет принято относительно медицинской службы, которая не будет непосредственно подчинена руководству места заключения. Однако, народный депутат, глава подкомитета по работе с государственной пенитенциарной службой Юрий Мирошниченко назвал такое решение спорным. «Мы говорили о необходимости принятия закона о пенитенциарной службе в целом. Это (ликвидация ведомства – ред.) достаточно спорно с точки зрения статуса (пенитенциарной службы – ред.) и работников пенитенциарной службы, и целого комплекса других проблем», – сказал он. В самой же пенитенциарной службе говорят, что знают о будущем, которое их ожидает, однако отметили, что все инициативы принадлежат минюсту.

Законопроект «О пробации» (№ 0921 – ред.) был принят еще в феврале 2015 года, что создает законодательную почву таким нововведениям. Органы пробации должны будут сотрудничать с учреждениями исполнения наказаний и содействовать заключенным в стремлении вернуться к обычной жизни. Собеседник в минюсте рассказал, что для консультаций в Киев будет приглашен глава службы пробации Канады после чего такие центры откроются в Киеве и Одессе. «Это новая для Украины модель наказаний, которая не связана с лишением свободы», – объяснила Севостьянова. Замминистра добавила, что в разработке системы пробации для украинских реалий используется опыт Канады, а также проходят консультации с правительством Норвегии. На пробацию возлагают надежды относительно снижения количества рецидивов. Правозащитники, в свою очередь, одобряют введение такой модели. «Эта служба (пробации – ред.) будет работать по отношению к осужденным, которые отбывают наказания в местах лишения свободы и начнется эта работа за полгода, а может еще и раньше до освобождения, чтобы человека подготовить к освобождению», – сказал Андрей Диденко. Однако он подчеркнул, что пробация должна руководствоваться не только превентивным принципом, а «учить людей, которые пребывают в местах лишения свободы отстаивать свои права с помощью обращений в государственные структуры, а не, как это происходит на сегодняшний день – при помощи голодовки, порезов, и массовых неповиновений», – сказал правозащитник.

Также новая служба будет частично демилитаризирована. В статус госслужащих первыми перейдут работники административного аппарата. «Вместо лиц в пагонах будут государственные служащие, но это касается чиновников, которые сидят в аппарате. Те, кто работает непосредственно (в исполнительных учреждениях – ред.) – будут оставаться аттестованными», – сказала Наталья Севостьянова. С необходимостью сократить службу соглашаются и в общественном совете при ГПТС. «Нужно обращать внимание и на тех руководителей колоний, заместителей, оперативных работников, которые по 20-30 лет на одном месте, потом уходят на пенсию с генеральскими пагонами и полными карманами денег. Их нужно вообще в тюрьму посадить», – сказал Диденко. За счет кадрового сокращения в минюсте рассчитывают сэкономить средства и направить их на повышение зарплат оставшимся сотрудникам, но прежде им придется пройти переаттестацию. На сегодняшний день в пенитенциарной службе работает около 30 тысяч сотрудников. «Министерство финансов уже подготовило «штатку» и мы готовы начинать конкурс по подбору людей», – рассказал источник в Министерстве юстиции. «Наша цель сократить количество бюрократов, которые работают в системе и за счет этой оптимизации увеличить зарплату тем, кто непосредственно работает в системе», – добавила Севостьянова. Также в минюсте говорят, что на данном этапе проходят конкурсы на руководителей департаментов, позже будут проводиться «кадровые чистки» и вниз по вертикали.

Тюремный аукцион

Вместо старых тюрем будут построены новые учреждения. Севостьянова рассказала, что к этому процессу будут привлечены деньги инвесторов и первым продадут следственный изолятор № 13 – Лукьяновское СИЗО. «Это пример схемы не классической продажи (СИЗО № 13 – ред.) – это государственно-частное партнерство. Мы предлагаем инвестору построить за пределами города на земле государственной пенитенциарной службы новое СИЗО и тогда он (инвестор – ред.) получит право снести старое и построить на его месте торговый центр, жилой дом или то, что он захочет», сказала она. «Это (привлечение инвестиций – ред.) даст возможность вынести за пределы города, естественно постепенно, учреждения отбывания наказаний», – сказала замминистра. Севостьянова предположила, что вместо киевского изолятора будет построено новое учреждение в Буче или Коцюбинском. Замминистра отметила, что инвестор, который сделает самое выгодное предложение, будет выбран на открытом конкурсе, но в минюсте еще не подсчитали сумму, которую собираются просить. «Точную цифрую не могу говорить потому, что она меняется. Сперва мы рассчитаем максимальные затраты, а потом буде смотреть на наши реалии. Максимально, что возможно – это около 30 млн долларов», – сказала Севостьянова. Источник в минюсте уточнил, что в любом случае цена вопроса будет не ниже 12 млн долларов США. «Некоторые предложения поступали к нам в марте после презентации (реформы – ред.). Конечно, пока было переформатирование правительства этот процесс немного задержался, но, когда этот конкурс будет – он будет публичным. Пока идут предварительные консультации с теми, кто желает. Люди смотрят, узнают сколько это будет для них стоить. Это не простая инвестиция, нужно будет на длительный период вложить свои средства, построить новое учреждение и только тогда они получат право использовать землю в центре города под старым (СИЗО – ред.)», – добавила Севостьянова. Отметим, что инвестору, который пойдет на такую сделку перепадет почти 3 Га земли (на которых расположено Лукьяновское СИЗО) в центре Киева. Собеседники в министерстве юстиции сообщили, что среди желающих били бизнесмены из ОАЭ, Канады и Украины. «Мы с Минэкономики прорабатываем план действий, хотим привлечь ЕБРР, чтобы он предложил кредит нашему инвестору, а после этого будем запускаться в регионах», – сказал источник. Севостьянова уточнила, что на данном этапе происходит подготовка технической и проектной документации. «Мы сейчас рассматриваем два варианта польских учреждений отбывания наказаний, которые приблизительно, которые так же ориентировочно рассчитаны на 2500 человек, как нам и нужно. Когда мы определимся с тем, что мы хотим построить (привлечем инвестором – ред.)», – сказала Севостьянова. При этом, по ее словам, польские коллеги предоставили проектную документацию бесплатно. Сам конкурс инвесторов министерство юстиции планирует провести до нового года, а строительство нового изолятора обещают закончить в течении двух лет после оформления сделки.

Кроме того, в дальнейшем «с молотка» пойдет не только киевский изолятор. «Вопрос не только о Лукьяновском СИЗО…Это и Одесса, и Львов», – сказала замминистра. Севостьянова добавила, что постепенно все следственные изоляторы будут перенесены за пределы города.

Как выяснилось, здание Лукьяновского изолятора имеет и культурную ценность, поэтому минюсту предстоит получить разрешение Кабмина на запланированный «аукцион». «С этим должно определиться министерство культуры, там просто есть статусно, что определяет Верховная Рада, но это должно быть представление Кабинета министров. Поэтому Кабмин должен с этим разобраться», – прокомментировал народный депутат Сергей Соболев. Однако Севостьянова сказала, что несмотря на культурную ценность, музея в зданиях Лукьяновского СИЗО не будет – на это нет денег в бюджете. «С удовольствием создали бы музей, если бы имели ресурсы на перестройку всей пенитенциарной системы», – объяснила она. При этом, замминистра подчеркнула, что большинство строений следственного изолятора не пригодны и для музея по причине поражения стен плесенью и грибком.

В Комитете Верховной Рады по правовой политике и правосудию положительно отнеслись к грядущим изменениям. По словам Сергея Соболева единственный вариант улучшения условий – это новое учреждение предварительного содержания. «Я думаю, если будет построена новая тюрьма реально, то есть место предварительного содержания, я думаю, что это не самый худший вариант. Я, на свое счастье, никогда там не был в ранге осужденного лица, но я там побывал не раз, когда мы навещали Юлию Владимировну (Тимошенко – ред.), которая там находилась. Я видел эти жуткие условия. Там единственное помещение, которое было построено на нидерландские деньги, как отделение для женщин. Если бы было перестроено все это пенитенциарное сооружение – это было бы идеально. Они (задержанные – ред.) пребывают в ужасных нечеловеческих условиях, что недопустимо никакими международными так и гуманитарными стандартами. Если будет построено новое помещение, возможно, за городом, возможно в каком-то другом месте – это не самый худший вариант», – добавил Соболев.

Такого же мнения придерживаются и некоторые адвокаты. «Я – за, продать его (Киевский следственный изолятор № 13 – ред.) потому, что он не отвечает никаким нормам, которые должны быть соответственно гуманности предварительного содержания лиц, удерживаемых под стражей. Поэтому, если его продадут, хоть снесут – я только за, и будет построено соответственно новое, с новыми условиями СИЗО, где будут условия для работы и следователей, и адвокатов и задержанные будут содержаться в человеческих условиях», – отметил адвокат Владислав Добош.

Сервис для зеков

По словам Юрия Мирошниченко, мировое сообщество неоднократно акцентировало внимание на жутких условиях содержания в местах отбывания наказания, что является грубым нарушением международных гуманитарных конвенций. «Есть такой Европейский комитет по предотвращению пыток, он нам на протяжении многих лет делал замечания относительно и бытовых условий, и тех европейских стандартов, которые относятся к пенитенциарной системе. Сегодня мы фактически меняем карательный принцип работы пенитенциарной службы на реабилитационный. Это очень серьезная работа, поскольку необходимо поменять сам пласт законов»,- отметил он. Севостьянова обещает, что реформой предполагается улучшение условий содержания. «Там небезопасно находится не только тем, кто отбывает наказания, а и тем, кто там работает», – сказала она, при этом замминистра добавила, что минюст постоянно консультируется с международными партнерами и учитывает иностранный опыт и в этом вопросе.

Журналистам удалось оценить состояние «Лукьяновки»: все здания учреждения покрыты плесенью и грибком начиная от стен, заканчивая потолками и матрасами. Металлические двери проржавели чуть ли не до дыр, а запах мусора ощущается даже в камерах. Начальник Лукьяновского СИЗО сказал, что санитарная служба и медики стараются избегать распространению заразы за пределы изолятора. По его словам, профилактика проводится и с заключенными. «Оказывается медицинская помощь. Что касается открытой формы туберкулеза – такие люди на территории СИЗО не удерживаются. Они находятся в специализированной больнице в Гостомеле. После лечения они возвращаются сюда», – рассказал начальник Киевского следственного изолятора № 13 Александр Васюк. «За этот год было 15 смертельных случаев, 2 случая – самоубийства», – добавил он. Адвокаты также акцентируют на том, что условия содержания в Лукьяновском СИЗО не соответствуют никаким нормам. «Ясно, что, если сооружению за сто лет, чего там только нет…там условия, которые можно прировнять к пыткам», – сказал Сергей Войченко.

Юрий Луценко, Генеральный прокурор Украины содержался в следственном изоляторе № 13 во время правления Виктора Януковича, он также отмечает, «что Лукьяновское СИЗО нужно закрыть. Там нет людских условий содержаний, кроме женского блока, блока для несовершеннолетних, построенных после 91 года, все остальные помещения – это тюрьмы устрашения. Там не соответствуют (условия – ред.) санитарным нормам – это раз. Еще страшнее – в камере содержится 20 или 40 людей, опять же – туалет один и окно одно. И, если даже за окном -20, то в камере +35 и влажность (воздуха – ред.) – 70%», – рассказал Луценко.

Правозащитник Андрей Диденко, помимо плохих условий содержания, акцентирует внимание на нарушении Прав человека в части некоторых статей уголовно-исполнительного кодекса. «Людей, которые жалуются на действия или бездействия персонала, как правило, преследуют, применяют даже статью 391 (Уголовно-исполнительного кодекса-ред.), где человеку за то, что он жалуется могут добавить до трех лет лишения свободы. Мы в парламенте зарегистрировали законопроект № 2708, который позволяет отменить эту советскую норму», – рассказал он. Однако, он подчеркнул, что в динамике ситуация улучшается. «Если взять сравнительно за последние несколько лет, то ситуация с пытками и жестоким обращением улучшилась в том плане, что третий год, как внесены изменения в уголовно-исполнительный кодекс в частности статьи 24, которая дает право общественности делать визиты без предупреждений и фиксировать нарушения прав человека», – добавил Диденко. Правозащитник объяснил, что доступ общественности в места содержания под стражей станет эффективным механизмом по предотвращению пыток в отношении заключенных.

Некоторые адвокаты говорят, что такие реформы есть не что иное, как коррупционная схема. «В Украине частное СИЗО – это будет интересно», – как сказал адвокат Сергей Войченко. «На территории Киевского СИЗО № 13 хотят просто эту землю отдать под строительство, то есть там может быть построен девелоперами новый торговый центр, новый квартал, что угодно, но девелопер должен взять на себя обязательства по строительству нового следственного изолятора за пределами Киева, который потом будет передан на баланс Государственной пенитенциарной службы, вот к чему сводится! Нормальная коррупционная схема!», – подметил он.

Правозащитник Андрей Диденко соглашается, что это в Украине это сделать будет сложно. «Обязать предпринимателя, бизнесмена вложить деньги, купить это Лукьяновское СИЗО и при этом построить качественный следственный изолятор – вложить средства, не разворовать стройматериалы достаточно сложно. Если подойти с точки зрения качественного менеджмента, то, я думаю, можно все-таки это проконтролировать и реализовать», – сказал он. Глава «Центра противодействия коррупции» Виталий Шабунин подчеркнул, что при правильном подходе такая реформа способа принести доход в государственный бюджет «Я не вижу здесь коррупционной составляющей, наоборот – возможность наконец-то навести порядок в той сфере, которая была закрытой и проблемной. Если еще министр юстиции проведет обещанную реформу государственных предприятий в этом секторе, то думаю, это будут хорошие изменения», – отметил он.

В минюсте говорят, что также реформой предполагается создание отдельного холдинга, в который войдут предприятия пенитенциарной службы, но 40 га земли (пренадлежащей ГПТС – ред.) обещают оставить в собственности исправительной системы. «Что-то станет мастерской, что-то останется предприятием. Будет проведен аудит и в дальнейшем все будет модернизироваться», – сказала Севостьянова.

О реальных улучшениях содержания в местах лишения свободы говорить пока рано, так как в минюсте серьезно взялись только за ликвидацию центральных органов власти. Косметическая реформа, как говорят юристы, не поменяет концептуального отношения государства и общества к проблеме, однако надежды велики и первый шаг уже сделан.

Марианна Присяжнюк для Politica-UA.com

Share