Тимошенко как последний резерв политики постмайдана

Тимошенко как последний резерв политики постмайдана

Президент Порошенко торжественно объявил об окончании правительственно-парламентского кризиса. Однако до установления политической стабильности в Украине еще очень и очень далеко. Рокировка двух главных правящих партий, заменившая в Кабмине «клерков МВФ» на «олигархов-хозяйственников», в лучшем случае лишь изменит экономическую стратегию государства. Но отказ от разрешения кризиса путем досрочных выборов лишь усилил накопившееся политическое напряжение.

Потерпевший крах «Народный фронт», похоже, оставили в парламенте только затем, чтобы он своими голосами еще три года поддерживал правление пропрезидентской коалиции и пропрезидентского правительства. Вот только сам факт создания «обновленной» коалиции на таком фундаменте говорит о серьезных проблемах Банковой. Похоже, что у президентской команды не осталось более надежных союзников, чем побежденные соперники с нулевым рейтингом, лояльность которых обеспечивается только страхом политической смерти на ближайших выборах.

Но подобный союз тянет на дно и Банковую, и без того перегруженную ответственностью за накопившийся негатив: от «котлов» АТО и падения доллара до оффшорных скандалов и провала внешней политики. Остатки рейтинга Петра Порошенко держаться лишь на факторе отсутствия лучшей альтернативы, что всегда спасало многих украинских политиков. Однако эта альтернатива может появиться в любой момент, и тогда дело запахнет уже досрочными президентскими выборами.

Собственно говоря, альтернатива уже существует, причем давно, просто, в силу ряда обстоятельств, сейчас она не участвует в активной политической борьбе за первое кресло державы. Как ни банально для кого это звучит, но это всем известная Юлия Тимошенко. И сейчас мы поймем, почему.

Электоральная агрономия

Зачастую украинцы забывают, что «конкуренты» и «противники» в политике далеко не всегда являются синонимами. Политическая конкуренция возможна лишь между политическими силами, пасущимися на одном электоральном поле. Вот, к примеру, ВО «Свобода» и Оппозиционный блок нисколько не конкуренты друг другу, потому что у них совершенно разный и никогда не пересекающийся электорат. Они просто политические противники, причем непримиримые, которые вряд ли когда-то станут союзниками даже в очень «широкой» коалиции.

Конкурентами друг другу были политические силы Майдана: те, кто стоял на его трибуне, те, кто присоединился к ним уже под занавес событий, и те, кто стал громко прославлять «идеалы революции» позже. Прозападные либералы, проевропейские олигархи, антироссийские радикалы, антисистемные бунтари. Майдан победил, и на волне эйфории, охватившей его сторонников, эти политсилы начали конкурентную борьбу за электорат, интересы которого вскоре разошлись в разные стороны.

Как показали досрочные выборы 2014 года, большинство украинцев предпочитали все же мир и стабильность – благодаря чему «миротворцу» Порошенко удалось собрать голоса не только с «оранжевых» электоральных полей, но и в традиционно «синих» регионах Украины. На втором месте были сторонники реформ и борьбы с коррупцией – отдавшие свои голоса обещавших их НФ и «Самопомочи». А вот сторонников радикальной политики оказалось немного: в Раду с 7% прошла лишь партия радикала-затейника Олега Ляшко. Такие же воинствующие радикалы как «Свобода» и «Правый Сектор» вовсе не преодолели проходной барьер.

Быстрое падение недолгой популярности радикалов пояснялось тем, что они перестали выступать против власти, а именно этого ждали от них потенциальные сторонники. Вместо того, чтобы собирать третий Майдан, радикалы начали защищать власть от противников и конкурентов, объясняя это тем, что они борются с «врагами Украины». Поэтому число верующих в то, что радикалы «за народ», сильно упало. Второй причиной этого стал напускной воинственный патриотизм, в который ударились все стоящие у власти украинские политики – на фоне которых радикал-патриоты стали незаметными и малоинтересными…

А в 2015 году экономический кризис значительно сократил число сторонников либеральных рыночных реформ. Кто-то разочаровался лишь в том, что такие реформы вообще возможно провести «в этой стране и при этой власти». Но многие вообще усомнились в самом направлении реформ, и решили, что стоит вернуться к прежней экономической модели. По крайней мере, это лучше, чем среди руин, голодными, ждать иностранных инвесторов.

Кто заменит рулевого?

Таким образом, электоральное поле второго Майдана к настоящему времени сильно изменилось. Сократилось число сторонников либерально-экономических реформ, упали рейтинги радикалов, и очень выросло число сторонников «стабильности». Причем, последние уже практически сливаются с бывшим «синим» электоратом – той его частью, которая разочаровалась в пророссийским политическом векторе.

Можно сказать, что впервые за два девятилетия политическая карта Украины перестала быть разрезанной пополам на Юго-Восток и Центр-Запад. Сейчас идет процесс переформатирования электорального поля всей страны, и оно будет иметь один доминирующий цвет. Большинство украинских избирателей хотят от власти, в первую очередь, поднять уровень жизни, окончить войну, покончить с хаосом и не устраивать более бессмысленных потрясений.

Казалось бы, нынешним народным чаяниям как раз соответствует «центристская» политика команды Порошенко, чей рейтинг должен был бы подняться после отставки правительства «реформаторов». Однако, повторим, проблема в том, что президентская команда тоже несет на себе ответственность за негатив последних двух лет. Украины сомневаются не в политических декларациях Порошенко, а в его способности их выполнить – и всё чаще задумываются о том, кто бы это смог сделать лучше него.

Действительно, кто из нынешних украинских политиков может вернуть народу «стабильность»? И вот тут оказывается, что, при всем видимом богатстве выбора, реальных кандидатур почти нет. Как говорил классик, «людей много, а человека найти трудно». По понятным причинам, сразу же отпадают все радикалы и все сторонники либеральных реформ от МВФ, а также политики, прославившиеся за последнее время громкими скандалами. Вряд ли украинцы доверят высокий пост политическим шутам и юродивым, которые неплохо смотрятся в оппозиции, но не годятся для управления державой. Среди оставшихся «центристов-хозяйственников с опытом работы» проблемы с электоратом будут иметь бывшие регионалы, чьи оппоненты станут регулярно напоминать об их прошлом.

В итоге реальную конкуренцию Порошенко могут составить только два кандидата: Андрей Садовый и Юлия Тимошенко. И у Тимошенко шансы гораздо выше, поскольку у неё уже есть соответствующий опыт и имидж.

«Большой кидок»

Тимошенко прибыла на второй Майдан самой последней, когда революция уже победила и без её присутствия – и была тут же освистана радикалами. Нужно полагать, что тогда не обошлось без подначки стоящих на трибуне «вождей», которым вовсе не нужен был еще один конкурент в грядущем разделе пирога высоких должностей и сфер влияния. «Скрипач не нужен», – прагматично решили они.

Однако соратники «кинули» её еще раньше, сразу после приговора и помещения в Качановскую колонию. На эту мысль наводит сравнение двух пиар-кампаний вокруг двух узниц режимов: Юлии Тимошенко тогда и Надежды Савченко сейчас. Все украинцы убедились в том, что при активной поддержке СМИ, политиков и мировой общественности, скромная военнопленная может превратиться в национальную героиню, грозящую кулаком прогнившей путинской России, заочно получив мандат депутата Верховной Рады и ПАСЕ.

А теперь представим, как можно было раскрутить таким же образом выглядывавшую из-за решетки Юлию Тимошенко! Да она бы въехала на своем кресле прямиком на Банковую! Но почему-то пиар-компания качановской узницы была прекращена уже через неделю после её заточения. Небольшой пикет каких-то бомжей, скорее дискредитирующий, чем поддерживающий Тимошенко – и всё, о ней практически забыли. А ведь у её соратников была возможность строить свою протестную компанию вокруг всенародно любимой Юли, но они не захотели. Как не захотели освещать это и олигархи, владеющие центральными украинскими СМИ.

Таким образом, когда режим Януковича выводил Юлию Тимошенко из большой политической игры, её соратники по демократической оппозиция не слишком-то старалась этому помешать. Но это был только первый этап «большого кидка».

Второй произошел вскоре, весной 2012 года, когда руководимая Турчиновым «Батькивщина» соединилась с «Фронтом перемен» в т.н. «Объединенную оппозицию», выбрав Яценюка своим лидером. Затем они провели рокировку: Яценюк возглавил парламентскую фракцию и политсовет «Батькивщины», а Турчинов пересел на место председателя совета «Объединенной оппозиции». По сути, у формально оставленной лидером «Батькивщины» Тимошенко, соратники «отжали» её партию, переписав её на себя. Это очень напоминало то, как родичи и аферисты отбирают квартиры и имущество у многих оказавшихся в тюрьме громадян.

Хотя после этого «Объединенная оппозиция» еще год упоминала всуе имя Тимошенко, делая вид, что требует её освобождения и даже советуется с заточенным лидером по важным политическим вопросам, было понятно, что она делает это лишь для того, чтобы заодно прибрать к рукам и остатки политического рейтинга Юли. Это был второй этап «большого кидка».

Третий прошел очень незаметно и кулуарно, когда развивший большую активность Арсений Яценюк сумел убедить Запад в том, что он мог бы стать лучшим «протеже демократии», чем капризная, амбициозная и непредсказуемая Тимошенко. К тому же Яценюк стал первой экономической надеждой Запада в Украине. До него Запад делал ставки на украинских политиков, а не экономистов, на потенциальных президентов, а не премьеров. После этого Юлия Тимошенко стала неинтересной и своим бывшим западным «партнерам».

Четвертый этап состоялся во время финала Майдана. Где вначале Тимошенко, похоже, подставили её имиджмейкеры. Образ заламывающей руки и рыдающей в инвалидной коляске «жертвы режима» явно не соответствовал роли политического лидера, который тогда требовался огромной, охваченной эйфорией победы толпе. Освистанную Тимошенко поспешили укатить прочь, а её соратники оживленно приступили к разделу между собою высоких постов и министерских портфелей. Ей не досталось ничего.

Пятым этапом была президентская компания 2014 года. Было совершенно невероятно, что политическая звезда первой величины, уже давно претендовавшая на президентское кресло, проиграет в первом же туре «скромному» олигарху, ранее всегда стоявшему за чьей-то спиной (даже на Майдане). Это объяснялось только тем, что вся «команда Майдана», включая соратников Тимошенко, а также часть бывших регионалов, работали на согласованную кандидатуру Порошенко. «Украинская Жанна д’Арк» была уже списана ими со счетов, и фактически участвовала в выборах как частное лицо.

Наконец, осенью 2014-го соратники Тимошенко, включая казавшегося таким верным и надежным Александра Турчинова, открыто бросили её, сформировав свою партию «Народный фронт». Туда перекочевали все основные крупные фигуры «Батькивщины» – политические, финансовые, административные. Юлия Тимошенко осталась у корыта, разбитого теми, на кого она опиралась много лет…

Кадровый голод

Но то, что Тимошенко почти два года вынужденно просидела в тени большой политики, не означает, что она собирается и дальше дожидаться там пенсии. Тем более, что сейчас сложилась крайне благоприятная для её возвращения ситуация, и не воспользоваться таким шансом было бы неразумно.

А ситуация действительно очень интересная, если сравнивать итоги второго постмайданного периода с первым. Общее тут только одно – глубокое разочарование народа. Ожидали одно, а получили «как всегда» – что у нас традиционно и выходит. Однако на этом сходства заканчиваются и начинаются очень важные различия.

Если первый Майдан привел во власть многочисленную команду молодых и ярких политиков, то второй так и не освежил её новыми креативными кадрами. Ющенко привел с собою целую толпу молодежных лидеров, мелких партийных вождей, провинциальных активистов, даже одноклассников и кумовьев, он наполнил коридоры украинской политики, полупустые при Кучме, десятками новых людей. Яценюк, Аваков, Луценко, Кириленко, Парубий, Кличко многие другие – все они пришли в большую политику на волне первого Майдана.

Кого новенького принесли в украинскую политику события 2014 года? Только несколько «сотников Майдана» и комбатов, которые так и не захотели заниматься политикой, а предпочли «решать дела», разъезжая по стране в пятнистых джипах. Лишь один козак Гаврилюк исправно посещает все заседания Рады, вот уже полтора года силясь понять, чем же она всё-таки занимается. Вот, собственно, и всё! Второй Майдан не обновил украинскую политику, он просто вернул во власть команду «оранжевой революции», причем не самых лучших её представителей. И они очень постарались, чтобы рядом с ними не оказалось молодых соперников.

А то, что на работу в украинское правительство приглашали граждан США, Грузии и Латвии, только подтверждало нежелание новой власти пополнить свои ряды украинскими специалистами. Ведь иностранцы после своей отставки уезжают на родину, а вот украинцы остаются и могут пополнить ряды оппозиции.

Второе фундаментальное различие двух Майданов заключается в том, что после первого свергнутая власть цивилизованно перешла в оппозицию, а после второго была вынуждена спасаться от расправы и преследования. Даже абсолютно проукраинским экс-регионалам пришлось создавать новые партии и блоки, чтобы остаться в украинской политике – но на них всё равно продолжают наезжать как на «врагов нации».

Сейчас в стране практически нет той принципиальной и глубокой оппозиции политическому курсу власти, какая была при Кучме, Ющенко и Януковиче. Нынешняя оппозиция – это либо осколки команды Майдана, покинувшие коалицию в ходе грызни за портфели, либо помалкивающий в Раде «Оппозиционный блок». Никто не предлагает Украине и украинцам иной курс, другой вектор развития. Поэтому выбор у электората небольшой: не между разными программами, а лишь между разными политиками, дающими одни и те же обещания. Причем выбор этих политиков крайне скуден и ограничен: новые так и не появились, а старые успели себя дискредитировать.

Юля спасет Майдан?

Вот и получается, что Тимошенко остается последним незадействованным политическим резервом второго Майдана. Да, она прибыла на него уже в финале и фактически была им отвергнута, она даже не вошла в команду победителей, не получила ничего. Ну и что?! Турчинов и Яценюк тоже не пользовались большим уважением у стоявшей на Майдане толпы, Порошенко тогда и не замечал никто, а Кличко и вовсе окатили из огнетушителя «чтоб не выступал» – но это не помешало им взять власть, а потом еще и голоса избирателей.

Но, несмотря на то, что Тимошенко старательно топили последние пять лет, она остается в глазах избирателей одним из лидеров «оранжевого блока». Кто о ней позабыл – тот вспомнит, если дело дойдет до предвыборных баталий и зажигательной Юле предоставят публичную трибуну. А учитывая, что она не является радикалом или сторонником либерально-экономических реформ, и при этом имеет за спиной премьерский опыт, то Юлия Тимошенко на сегодня – единственный реальный политический конкурент Петра Порошенко. Даже если он этого не хочет признавать и вообще произносить её имя, чтобы не делать ей лишнюю рекламу.

Остается один вопрос: а зачем ныне стоящим у власти политикам позволять Тимошенко вновь составить себе конкуренцию? Для того ли они так старательно «хоронили» её все эти годы? Что ж, дело в том, что это, возможно, решать уже не им. Такой ответ вряд ли кого-то удивит, поскольку мы уже привыкли к тому, что украинская власть давно не принимает самостоятельно стратегических решений, а извивается под давлением извне и изнутри.

Вслед за крахом либерально-экономических реформ, Украину ожидает и крах «военно-политической диктатуры». То есть нынешней модели безальтернативной, не имеющей реальной оппозиции и подавляющей в зародыше все протесты «вертикали власти», прикрывающейся войной и происками агентов Путина. Она либо разложится и сгниет, выродившись в уродливый режим кучки олигархического землячества, либо будет вынуждена перейти к реальной демократии. Причем это потребуется ей для того, чтобы вновь получить политическую поддержку Запада. Подчеркнем: не новые кредиты от МВФ и похлопывание по плечу от американского посла, а партнерскую политическую поддержку Евросоюза.

В Европе уже понимают, что для Порошенко необходим политический противовес, дабы украинский президент не превратился в украинского «туркменбаши» и не наделал всяких глупостей. Западная демократия подразумевает дуэт «власть-оппозиция», а вот в Украине такого дуэта нет уже два года, и ни к чему хорошему это не привело. Сам собою он, разумеется, не появится (просто не дадут), поэтому Западу придется помочь такому политику встать на ноги.

Кандидатура Тимошенко тут подходит идеально: она не настолько прозападная, как Яценюк, и не станет ратовать за продолжение либеральных реформ, но зато имеет хороший рейтинг у избирателей, без которого любой политик просто частное лицо. Как говорится, нет худа без добра: будучи вынужденной уйти со сцены большой политики, Тимошенко не несет на себе ответственности за негатив последних двух лет, и не находилась в центре разоблачающих скандалов. Пока другие теряли свои проценты, она их накапливала.

К тому же ставка на Тимошенко позволит создать хотя бы видимость продолжения политики «революции достоинства», что очень важно для коррекции общего политического курса страны. Неважно, что Тимошенко опоздала на Майдан, важно, что она может поднять его упавшие знамена и лозунги, что уже однажды делала во времена Ющенко. Такой вариант выгоден и для Банковой, поскольку лучше призывающая вспомнить идеалы второго Майдана Юля, чем призывающие народ на третий Майдан радикалы. И это тем более лучше, чем призывающие «свергнуть хунту» реваншисты и пророссийские сепаратисты…

Единственным серьезным препятствием на пути возвращения Тимошенко в большую политику видится Михаил Саакашвили – из которого, похоже, уже начали делать оппозиционный проект. Сначала раскрученный как оппонент правительства, теперь он может предстать в амплуа оппонента президента, его «друзів» и украинской олигархии в целом. Ударить грузинской командой по винницкой – неплохая идея!

Однако у Саакашвили есть целый ряд недостатков. Так, если он начнет слишком рьяно наезжать (в своей манере) на Банковую, то его могут банально уволить – и это будет куда проще, чем отправить в доставку Яценюка. И куда, к кому он тогда подастся в чужой стране? Его рейтинг базируется лишь на призывах бороться с коррупцией, но он не призывает бороться бедностью, он сторонник продолжения либеральных реформ, а не подъема экономики через рост производства. В этом он сильно уступает Юлии Тимошенко, которая добивалась расположения избирателей повышением зарплат и пенсий.

К тому же, если Саакашвили является в большей степени протеже Соединенных Штатов и западных финансовых институтов, то Тимошенко может получить поддержку Европы, тоже нуждающейся в «своем человеке» во главе украинской оппозиции…

По материалам: From-ua.com

Share