Тарас Возняк: Идет война, а у нас дерибан-гульбан и “праздник жизни”

Главный редактор журнала “Ї”, политолог Тарас Возняк рассказал Эспрессо о границах компромисса с боевиками “ЛНР-ДНР” и стратегическом поражении Украины В переговорный процесс с Кремлем вплетаются сложные процессы, ведь поступает...
taras-voznyak-idet-vojna-17-06-2016

Главный редактор журнала “Ї”, политолог Тарас Возняк рассказал Эспрессо о границах компромисса с боевиками “ЛНР-ДНР” и стратегическом поражении Украины

В переговорный процесс с Кремлем вплетаются сложные процессы, ведь поступает много различных сигналов, в том числе и из Западной Европы, о том, что там хотят договариваться с Путиным.

Очевидно, здесь хорошо просчитано время, когда, так сказать, Украину начинают примирять. Вопрос, что такое примирять и какой это мирный процесс? Мирный процесс на условиях Путина де-факто. Так же давайте подумаем, какие цели ставил перед собой Путин, когда начинал всю эту историю. Аннексировать Крым?! Так вот, про Крым, в данном случае, ничего не говорится.

Второе: не дать Украине быстро реформироваться и идти в направлении ЕС, НАТО и так далее. Ему удалось за два года сделать?! В значительной степени удалось. Через войну, через наши внутренние дела , которые он подкручивал настолько, насколько мог.

Третье: всунуть внутрь Украины инструмент, которым он будет изнутри Украиной манипулировать в будущем, то есть ОРДЛО, она же Лугандония, народным языком. Это нам предлагается как результат. О Крыме, конечно, говориться не будет. Восстановить статус кво, в том числе, через экспорт Украине своего же газа. И об этом снова начали говорить. То есть посадить Украину опять на ту же иглу и снова привязать ее к России.

То есть пришить к евразийскому политическому и экономическомупространству? Но, фактически, это означает, что за два года наши усилия фактически сходят на нет.

Выдержали два года, чтобы спал эмоциональный накал, который был после Майдана. Люди разочаровались, люди устали, а теперь можно делать свое дело. Это как удав, который обвил тело Украины и поджимал, поджимал, поджимал.

В аспекте евроинтеграции, что мы получили? Два года нас кормят: вот в 14 году, в конце 15 года, в начале 16 года будет этот несчастный визовый режим, который, честно говоря, еще не ясно насколько нам самим нужен. Но вся евроинтеграция подменяется каким-то безвизовым режимом. Это просто смешно.

Ангела Меркель заявила, что в перспективе следует создавать общее экономическое пространство с Россией и так далее. То есть Запад готов, плюс-минус, примиряться с Россией и Украина становится слабым звеном в этом процессе – Путин будет примирен за наш счет.

Украина даже не становится слабым звеном – Украина становится разменной монетой в этой игре. Что касается Меркель, то она вероятно перепугалась после того, что Путин устроил ей с сирийскими беженцами, с терактами, которые делали в Париже не без стимуляции со стороны различных российских служб.

И госпожа Меркель взвешивает: будущее ее партии ХДС-ХСС, или какая-то Украина, со своими вечными проблемами и головной болью. Уже не говоря о том, как себя за эти два года показал себя наш политический класс – он показал себя во всей красе. Идет война, люди добровольно идут отдавать свою жизнь за страну, а тут у нас дерибан-гульбан и “праздник жизни”. В результате, некому оказывать какое-то сопротивление сдаче страны.

Это на самом деле очень страшное слово – сдача страны. Мы понимаем, если будет создана милиция так называемой Лугандонии, и она получит особый статус, – то это, фактически, означает крах.

В этом контексте Аваков правильно сказал, если уж такие серьезные дела пошли, то это не должны решать политики, это должен решать референдум, в принципе народ. Но вопрос, а какой народ будет представлять милиция Лугандонии!?

Ну, собственно, “колорадский” российский народ, который ее там создал, финансировал, вышколил и превратил в боеспособные группы. А каким образом мы будем проверять их, будем прописку смотреть в паспорте? Был ли он прописан в какой-то там Тверской области, а сегодня уже с украинскими документами!?

Ну да. И в этом контексте я думаю, что самое время немножечко ревизовать, по крайней мере на экспертном уровне, на уровне публичном то, что делается. Ну, не может делаться с нашей страной что-то под ковром, без нас. Без меня меня женили – это недопустимо! А с другой стороны, очень важно, чтобы это делать так, чтобы не завалить хаткую конструкцию украинской государственности как таковой.

Дирижируют процессами люди, которых мало кто может обвинить, ну в кавычках конечно, в украинском патриотизме. Речь идет о том, что одним из кураторов так называемого Минского процесса является Виктор Медведчук. Довольно странным является его присутствие в украинском политикуме.

Да нет, суть даже не в том. Суть в том, что Виктор Медведчук представляет Украину. Он является представителем Украины, ну уж большего надругательства после второго Майдана, после войны, трудно себе представить. А так оно есть! А все два года молчат.

Выход из данной ситуации есть? То есть, это какая-то там извините менопауза, это уже серьезное стратегическое поражение?

Я думаю, что это уже достаточно серьезное стратегическое поражение, но выход всегда есть. И думаю, в принципе, можно ожидать какого-то взрыва в социальном, скорее социально-политическом аспекте, чем в чисто политическом. Политика людей утомила. Сколько ни рассказывай, что стало лучше, если оно лучше не становится, то рано или поздно оно взорвется.

Французский Сенат уже заявил о необходимости смягчения санкций в отношении России и так далее, но слово Крым не фигурирует нигде.

Это по аналогии, как иностранцы считают, что Тибет оккупированная территория.

Как Восточный или Западный Тимор где-то так.

Да, абсолютно.

То есть все поговорили и вдруг забыли, как и о части Кипра.

А потом будут заставлять Украину иметь человеческие отношения с этой оккупированной территорией. Как же, там же люди, там же вода нужна, электроэнергия, как не пропускать их транспорт через территорию Украины? Это же права человека. Найдутся различные общественные организации “гипер-пупер” демократические.

Или же просто, по умолчанию, снимутся все эти границы, точнее останется какой-то там формальный пограничник, который формально будет все это проверять, но колючей проволоки не будет. Не будет ситуации подобной сосуществованию Израиля с теми или иными территориями.

Абсолютно точно! В этом контексте и модель, которую мы можем у кого-то позаимствовать, и которая более-менее работает, – это как раз израильская модель и отношения с этими территориями. Процветающий Израиль нашел ту модель, когда рядом есть те территории, когда- то ли война то ли не война. Ибо будут перетяжки с Путиным, он попытается перехитрить, его попробуют перехитрить.

Ну пострадаем мы, в любом случае. А где граница так называемого здравого компромисса, который граничит с тем, что называется сдача государственных интересов. Чего нельзя делать Украине категорически?

Мы должны задаться очень простым вопросом: нам нужна Украина, нам нужен Донецк и Луганск в Украине на условиях Кремля? На условиях Кремля – нет! На условиях Украины – да!

А какие должны быть условия Украины?

Безусловное функционирования украинских законов, безусловное и неотвратимое наказание преступников. Почему в федеративной Германии почти нет неонацистских каких-то проявлений, в отличие от, например, Австрии. Потому что Австрия не прошла таких процессов денацификации, какие прошла Германия. Она еще до сих пор делает вид, что австрийцы не были ни в СС, ни в гестапо, ни в вермахте. Не пройдя это очищение они эту заразу оставляют сами в себе. Вот и Донбасс должен пройти очищение.

Просто, очень слабо представляю, как эти процессы денацификации на Донбассе будут проводить вчерашние боевики Моторолы, которые станут особой милицией, точнее с милицией “особого региона Украины”?

И вся суть в том, что это не они должны проводить, а над ними должны проводить люстрации и денацификации русских фашистов, которые гнездятся в Донбассе.

По материалам: Espreso.tv

Материалы по теме: