Стаю Ликарчуков загнали в угол

Стаю Ликарчуков загнали в угол

Мы с удовольствием продолжаем серию публикаций о тайной жизни бывшего замглавы ГФС Константина Ликарчука – правдоруба в фэйсбуке и, по совместительству, услужливого исполнителя прихотей рейдеров и прочих криминальных элементов.

Наш прошлый материал привел Ликарчука в негодование. На своей странице в соцсети экс-чиновник жалостливо возопил о том, будто против него началась кампания в прессе. Ничего удивительного – это обычная реакция тех бюрократов, нардепов и «зиц-председателей Фунтов», вся репутация которых зиждется на пафосном обливании помоями своих нынешних или прошлых коллег. Как только журналисты описывают сомнительные факты биографий такого рода «борцов со всем плохим за все хорошее», у этих двурушников сразу начинается глубочайшая фрустрация.

Впрочем, долго грустить Константину Игоревичу не пришлось – ибо судьба подбросила ему новый фронт работ. А именно, арест его отца Игоря Леонидовича, в связи с подозрением… в коррупции. В той самой, с который неистово борется Ликарчук-младший.

Напомним, что до сентября прошлого года Игорь Ликарчук трудился на должности главы Украинского центра оценивания качества образования. Структуры, проводящей внешнее независимое тестирование, то есть, имеющей грандиозное влияние на всю систему вузов страны.

Однако многолетний трудовой путь Ликарчука в системе образования подкосил неприятный факт – а именно, начало расследования Генпрокуратурой уголовного дела о фальсификациях результатов ВНО 2015 года.

Ликарчук-старший на расследование отреагировал мгновенно и объявил о своей отставке. Причем поступил так же, как и его сын – мотивировал проверку своей деятельности политическими разногласиями с властью.

− После событий 21 июля (когда ГПУ провела первые обыски в Центре. – авт.), после увольнения моего сына, я не вижу возможности дальше работать в команде, находящейся сегодня при власти, − заявил чиновник.

И некоторое время Игорь Леонидович действительно просто не работал – за него работали следователи Генпрокуратуры. Которые по результатам обнаруженных доказательств коррупции внесли на рассмотрение суда требование арестовать Ликарчука. И суд дал согласие на арест – правда, пока что домашний.

Ликарчук собрал целый букет обвинений − причастность к хищению средств Агентства по международному развитию США (USAID), создание в УЦОКО преступной группировки, изменение результатов ВНО и присвоение бюджетных средств.

Почувствовав, что дело пахнет жареным, клан Ликарчуков ринулся срочно доказывать невиновность своего вожака. Теперь Константин Игоревич денно и нощно строчит посты о том, что обвинения в адрес его отца бездоказательны. А Игорь Леонидович мужественно делает вид, что претензии ГПУ не стоят даже того, чтобы он отвлекался от поедания прохладного свекольника. Однако срок домашнего ареста неумолимо истекает – и очень вероятно, что Игорь Ликарчук, дабы не отправится в СИЗО, последует примеру своего старого знакомого ирпенского ректора Петра Мельника и под покровом ночи отправится поедать свекольник куда-нибудь в страны Балтии. Мотивируя это, конечно же, преследованиями со стороны власти.

Вообще, прослеживается весьма показательная, семейная черта Ликарчуков. Находясь на государственной службе они ни слова не обронили о существующей коррупции, мздоимстве и прочих грехах. Однако покинув насиженное место, отец и сын сразу видят, что госструктуры буквально изъедены ворами и мошенниками. Которые, естественно, и выживают с места таких принципиальных рыцарей в белом, как Ликарчуки.

Реальность же вполне прозаична. Ликарчуки на госслужбе были встроены в те самые коррупционные схемы, из которых их впоследствии выталкивали их же кураторы.

Именно это произошло с Константином Ликарчуком в недолгий период его работы в Государственной фискальной службе.

Очутившись на высокой должности по мановению «высоких» руководителей, Ликарчук принялся предпринимать судорожные попытки взять под свой контроль ключевые таможенные направления, приносящие заработок черным налом. Как доказал в своем расследовании деятельности Ликарчука 24-й канал, Константин Игоревич действовал под прикрытием и в интересах крымского бизнесмена Сеяра Куршутова. Одиозной личности, прославившейся пять лет назад в качестве помощника скандального мэра Сак Олега Клюя.

Некоторое время назад Куршутов перебрался в Киев и пристроился к таможенным потокам, используя свои связи в криминальном мире. Попутно наняв адвоката Константина Ликарчука для того, чтобы тот исполнял его поручения в ранге госслужащего. То есть, пока Куршутов выстраивал огромную таможенно-криминальную схему (включавшую интересы чуть ли не Шакро Молодого), Ликарчук должен был оказывать этой схеме необходимое бюрократическое прикрытие.

Естественно, он со своей задачей не справился.

Все дело в том, что работники таможенной службы, в силу специфики своей работы, люди довольны проницательные. И когда видят перед собой человека скромных интеллектуальных и моральных качеств, но пытающихся ими руководить − немедленно подвергают его обструкции. Потому во время недолгой работы в ГФС Ликарчук был окружен исключительно отбросами и падальщиками, пытающимися, как и он сам, выхватить кусок пожирнее, пока у них с позором не отобрали служебное удостоверение.

Методы, которыми Ликарчук вел свою подрывную деятельность, вызвала у таможенников стойкое омерзение. Пика оно достигло после истории с вызовом начальница Черновицкой таможни Николая Салогора в модный киевский ресторан «Феллини», где Ликарчук под присмотром Куршутова пытался заставить Салогора написать заявление об уходе.

«Раньше таможней руководили «красные», а теперь голубые. Скоро еще в сауну будут вызывать», − так подытожил эту встречу Салогор. Который, к слову, до сих пор остается в своем кресле, в отличие от изгнанного с позором Ликарчука.

«Поймите правильно», говорили в коридорах ГФС, «если Ликарчуку нравится бегать с мужиками по баням и ресторанам и вести там жеманные разговоры, это его личное дело. Только к таможенной работе это не имеет никакого отношения».

В общем, в течение трех месяцев Ликарчук оказался в незавидном положении опущенного. Его кураторы предпочли убрать туго соображающего помощника от греха подальше – ибо даже за три месяца работы Ликарчук умудрился оказаться объектом целого ряда журналистских расследований, включая громкий материал в «Зеркале недели». А после увольнения, разобидевшись на бывшее начальство, принялся обличать всех и вся, надеясь, что это поможет ему вернуться на весьма прибыльную должность. Собственно, на этой неделе Ликарчук уже открыто заявил, что будет восстанавливаться в ГФС через суд – и уверен, что выиграет дело. Попахивает нехорошими сравнениями с теми «беркутами», которые через суд восстановились в отреформированной полиции…

Сегодня появления Ликарчука в СМИ напоминают утренние разговоры импотента и проститутки. Импотент ведет унылые, беззубые разговоры, а проститутка вынуждена улыбаться ему и внимать его бредням – ведь она, как никак, получила за это деньги. К сожалению, читатели интервью Ликарчука денег от него не получают – и потому количество несчастных, готовых слушать пошлые прокламации экс-чиновника, уменьшается с каждым днем.

Ну а самая интересная часть рассказа о нашем герое еще впереди – мы готовим материал от лица человека, непосредственно сотрудничавшего с Ликарчуком. Наш информант сам вышел на редакцию, чтобы поделиться весьма яркими впечатлениями о том, какую жизнь на самом деле ведет пламенный борец с коррупцией.

Автор материала: Олег Бойко

По материалам: Antikor.com.ua

Share