«Сколько ни работай, ты – го*но!». За фасадом новой полиции

Маразма в работе участковых и следователей не уменьшилось. Реформа МВД в основном в воображении министра. «Мы стараемся меняться, а система, блин, не меняется — на эмоциях рассказывает старший участковый...
skolko-ni-rabotaj-ty-go-no-17-06-2016

Маразма в работе участковых и следователей не уменьшилось. Реформа МВД в основном в воображении министра.

«Мы стараемся меняться, а система, блин, не меняется — на эмоциях рассказывает старший участковый из Деснянского района — Я вот прошел детектор лжи (а мог же и отказаться!). Признался, что брал взятки. Ну, а кто не брал?! Но это в прошлом осталось. Больше мы травку подбрасывать не будем, нет.»

Создание и работа новой патрульной полиции — однозначный успех. Но что за «фасадом»? То есть в тех структурах полиции / милиции, с которыми граждане не сталкиваются каждый день? Мы пошли к участковым и следователям, чтобы посмотреть, что изменилось в их работе.

Участковые инспекторы: убивают время на мероприятиях, на расследования времени не хватает

На одного участкового инспектора полиции / милиции в среднем приходится 3000 жителей города или 2,2 тысячи жителей сельской местности. Часто участковый выполняет не только свою главную задачу — ведение профилактической работы для предотвращения возникновения преступлений, но и вынужден заступать на дежурство, и проводит расследование по уголовным делам.

Для решения проблемы перегрузки в МВД планируют сократить штат участковых в городах, передав часть нагрузки патрульным полицейским, а в селах участковым хотят добавить новые права и функции.

— Участковым мы хотим передать дополнительные функции, предварительно приняв закон об уголовных проступках. После этого он частично превратится в детектива. То есть, если украдут, например, курицу, он не должен вызывать оперативную группу. Спецгруппы привлекут только в случае серьезного преступления, — анонсировал Аваков в июле 2015 года.

Министр обещал, что реформированные участковые милиционеры с новыми функциями начнут работать до конца того же года. Впрочем, дальше заявлений дело не пошло. И участковые этому очень рады, потому что задач перед ними и так достаточно для того, чтобы жаловаться на адский график работы. Вместе с тем, они жалеют о том, что невыполнимыми остались мечты о новой форме, экипировке, рациях и планшетах. И о высокой зарплате, само собой.

Вместо обещанных высоких зарплат в силовом ведомстве не жалеют бумаги на почетные грамоты и награды. Но даже такой образцовый участковый получает от силы три тысячи гривен в месяц

— Планшет? Где я вам возьму планшет? У меня вот компьютер рабочий на ладан дышит. Еще свет периодически отключают. Вот и сидим в своем подвальчике, как крысы. А о нас еще и ноги вытирают, — говорит Андрей, который уже 15 лет работает участковым в Святошинском районе столицы.

И действительно, в каком бы городе вы ни жили, помещения, в которых работают участковые инспекторы, переносят вас на несколько десятков лет назад. Эдакая машина времени: старая техника (если она вообще есть), убитая мебель, облезлые обои и стаи тараканов. А ремонт — за счет самих правоохранителей. Ну, или за счет соседей — если скинуться деньгами.

Когда министр в прошлом году рассказывал о новом оборудовании и зарплате, участковые не очень в это верили. И правильно делали, иллюзии министра очень скоро развеяла суровая реальность: по официальной версии для реформирования института участковых инспекторов не хватило «каких-то» 350 миллионов долларов.

— Мы стараемся меняться, а система, блин, не меняется — на эмоциях рассказывает мне на условиях анонимности старший участковый из Деснянского района, кабинет которого изобилует от почетных грамот. — Я вот прошел детектор лжи. Честно прошел (а мог же и отказаться!). Признался, что брал взятки. Ну, а кто не брал?! Но это в прошлом осталось. Больше мы травку подбрасывать не будем, нет.

Участковый объясняет, что его рабочий день, как и раньше, так и сейчас, продолжается более 12 часов в сутки, а работа в выходные дни остается, скорее, правилом, чем исключением.

Задач хватает: это и обход неблагополучных семей и наркоманских притонов, прием заявлений о правонарушениях в своем районе, проверка документов у подозрительных лиц, общение с людьми, которые отбывают условный срок или недавно вышли из мест лишения свободы … А обещанная оптимизация рабочего графика существует разве что на бумаге. То есть, в отчетах для начальства и журналистов.

Еще одно зло — стояние на различных мероприятиях

Еще одно зло, которое не дает участковым выполнять свои прямые обязанности, — это стояние в форме на различных мероприятиях. Казенным языком это почему-то называется «охрана общественного порядка».

— Я прихожу на работу в 9 утра, а домой возвращаюсь не раньше, чем в половине десятого. Выходной — воскресенье. И то не факт. Потому что в любой момент — и днем, и ночью — мне может позвонить начальник и поставить перед фактом, что я иду на мероприятие, — рассказывает о своих рабочих буднях участковый инспектор Голосеевского района Дмитрий Н.

— Мероприятия отбирают кучу времени. На футбол или под Раду — бывает по 5 раз в неделю вызывают. То есть, вместо того, чтобы дела расследовать, я на Крещатике сижу, — жалуется его коллега из Деснянского района Олег. — Вопрос на засыпку: после шести часов пребывания под адским солнцем, или на морозе, или под дождем буду ли я полон сил и энтузиазма заниматься расследованиями?!

О новых подходах к формам и методам работы и объемах рабочей нагрузки участковые инспекторы только мечтают. Потому что уже не раз убедились в том, что реформирование правоохранительной системы происходит только в воображении министра. И по телевизору.

— Это мода у нас есть — политиков сажать под домашний арест в электронных браслетах. Раздута эта тема. Потому что мы, рядовые участковые и следователи — даже не знаем, как эти браслеты выглядят и как ими пользоваться. А ведь многие преступники получают наказание в виде домашнего ареста! Мы должны как-то контролировать, выходит ли человек за пределы квартиры, но не получается. Действенного механизма контроля нет. Ну ведь не буду я круглосуточно торчать под дверью! У меня, в конце концов, мероприятия …, – объясняет участковый Сергей А.

В целом же, после аттестации участковые стали более осторожными. Но потому, что система работы не изменилась, зарплата существенно не выросла, а требования лишь увеличились, стимула лезть из кожи у них нет. Вот и работают по старым схемам.

Работа следователей: маразмы остались

Правоохранителей, в общем-то, огромное количество. Но из-за дублирования функций многих подразделений и раздутого административного аппарата, офицеров, которые непосредственно занимаются раскрытием преступлений, недостаточно для того, чтобы работа велась оперативно и эффективно.

— Я постоянно нахожусь под колпаком у десяти «надзирателей», которые только и делают, что проверяют, как я работаю. Парадокс в том, что это так называемое начальство еще и награды получает за свои «надзоры». А мы — рабочие лошадки — все время в униженном состоянии. Сколько ни делай — все мало, мало, — говорит следователь Александр из Днепровского района столицы.

Следователи констатируют — из-за устаревшей советской модели работы они ежедневно тратят время на пустяки. Например, зачем проводить совещания дважды в день — утром и вечером — они не понимают.

Несмотря на заявленное отличие морально устаревшей системы количественных показателей борьбы с преступностью, и следователи, и участковые инспекторы утверждают, что их начальство до сих пор задает на этих совещаниях вопросы, которые начинаются со слова «сколько».

— Показателиь не отменены. На совещании только и разговоры о том, сколько подозрений мы в суд отправили, сколько дел закрыли, следственных действий провели … Если количество не устраивает начальника — значит, ты го*но. После совещания неприятный осадок на душе всегда остается.

Дежурства, грабежи, убийства, самоубийства — это будни следователей.

Правоохранители уверены, что расследование будут проводиться быстрее и более качественно только при условии, если кроме реформы МВД будет усовершенствовано профильное законодательство.

— Количество маразмов в нашей работе впечатляет. Вот стандартная ситуация — у вас украли телефон. Я должен напечатать целую пачку документов (а бумагу надо покупать за свой ​​счет), затем эти документы подаю в прокуратуру, а после этого прокуратура согласовывает это представление и позволяет мне искать телефон. Затем следственный прокурор идет в суд, и только через 10 дней суд выносит решение в отношении трех операторов: Киевстар, Лайф и МТС. Офисы этих компаний, кстати, находятся в разных частях города. Дальше за свой ​​счет езжу в метро (спасибо Кличко!). Захожу в офис мобильного оператора, а там еще на тебя пасть открывают — то это не так в постановлении, то дата не совпадает … Словом, сплошные нервы, — делится опытом следователь Деснянского райотдела города Киева Наталья.

— Каждый умерший попадает в морг по статье 115 УК. Вот, к примеру, в больнице в день 20 человек умирает. И ты сидишь в морге, как дурак, и описываешь «труп мужского пола, находится в положении лежа, руки согнуты». И еще и двух понятых надо найти. А деду 92 года, между прочим. Ему, блин, пора уже, — добавляет другой пример следователь Яна.

Недовольство женщины не безосновательно. По ее словам, график следователя настолько напряженный, что ему некогда и голову поднять. Каждый день следователь вносит в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР) 3-5 производств. То есть, за 21 рабочий день накапливается от 63-х до 110-ти дел! Кроме того, что надо заниматься огромным количеством расследований, они по 7-10 раз в месяц заступают на суточные дежурства, после которых без какого-либо отдыха снова выходят на работу.

Устаревшие методы работы могли хоть как-то упростить анонсированные новые информационные технологии для полицейских. Но в то время как в министерстве внутренних дел говорят об анализе криминогенной ситуации на основе информационной платформы Crime mapping и внедрении открытого интерактивного ресурса для автоматизированного учета обращений граждан, следователи продолжают работать на ноутбуках, купленных на собственные деньги, и мечтают о лицензионном Windows.

— Даже антивирусы нам не покупают за счет государства. А вот в генпрокуратуре прогресс — там флешки защищены, — с иронической улыбкой говорит Яна.

— Электронный документооборот с современными механизмами защиты и унифицированные базы данных? Об этом пока только по телевизору мы можем услышать.

Достойная зарплата: «подождите еще ​​немножко»

Полицейские все как один утверждают — реформа невозможна при нынешнем уровне финансирования. Сейчас денег, выделяемых из госбюджета, хватает лишь на 40% существующих потребностей. А дефицит бюджета работники полиции часто вынуждены покрывать из собственного кармана.

Арсен Аваков утверждает, что должностные оклады полицейских выросли в среднем в 2-3 раза, а оклады за специальные звания — в ​​12-18 раз. И ссылается на постановление Кабмина № 988 «О денежном довольствии полицейских Национальной полиции» от ​​11 ноября 2015 года.

— Новичок и самый молодой по званию полицейский, не имеющий выслуги, сразу, со старта, будет получать 6163 гривны; оперуполномоченный, следователь, инспектор (майор, выслуга от 7 до 10 лет) — 10 012 грн, оперуполномоченный, следователь, участковый инспектор (старший лейтенант, выслуга от 7 до 10 лет) — 7839 грн, — говорит министр, и добавляет: новые зарплаты сотрудники НПУ будут получать только тогда, когда пройдут переаттестацию.

В то же время в МВД констатируют: «В течение 2015-2016-х годов нормативная база и механизмы изменения структуры оплаты с трех-составляющих (оклад, выслуга, надбавки / премии) на двух-составляющую (оклад + выслуга) для ликвидации субъектов «объективных компонентов при установлении платы и повышения независимости персонала от руководства и коррупционных схем не разрабатывалась».

— Нам зарплату обещали поднять еще в январе. А сейчас что у нас? Май. И как было две тысячи, так и осталось. И каждый месяц говорят — подождите еще ​​немножко. И самое обидное, что к кому не приду, мне суют: «Давай работай, у тебя зарплата десять тысяч!».

А я говорю — какая зарплата? Хватит телевизор смотреть. Это на экране все так классно — все меняется. А реально реформа бьет ключом только по голове!, — жалуется 37-летний полицейский Сергей, который десять лет служил в Голосеевском райотделе, а потом по собственному желанию перевелся в Ирпень — потому что чем меньше населенный пункт, тем меньше в нем работы. А зарплата и здесь, и там одинаковая — 2400 грн.

— Следователь, который работал 20 лет, 5700 грн получает, а после института — 3700-4000 грн. В рамках реформы оклад участковых вырос на 300-1000 грн в зависимости от должности. Но инфляция это «улучшение» съедает беспощадно, — добавляют полицейские.

Так и не получив обещанных высоких зарплат, участковые инспекторы и следователи ежемесячно покупают картридж, бумагу, другую канцелярию, тратя каждый раз около 500 гривен. А чтобы денег на жизнь таки хватало, продолжают брать взятки.

— У нас зарплата 8-11 тысяч, а у следователей в два-три раза меньше. Вот они и компенсируют эту несправедливость тем, что отпускают пойманных нами преступников. Такса зависит от вида нарушения — и 2000 гривен (хулиганство), и 10 000 долларов (убийство) может быть, — рассказывает патрульный полицейский из Днепровского района Андрей.

— При задержании подозреваемого следователь может очень просто и быстро заработать даже без взяток. В документах элементарно не указываются ценные вещи, которые были при нем. Пишу «на мужчине был серый пиджак, белая рубашка, серые джинсы, обут в черные туфли». А вот о золотой цепочке и айфоне не пишу. Будут претензии — скажу, что сам потерял, — делится схемами незаконного заработка следователь из Одессы Борис С.

Что изменилось

10 ноября 2014 года на официальном сайте Национальной полиции Украины появился / a документ под громким названием «Стратегия развития органов внутренних делУкраины», в котором подробно расписано, как и когда должны произойти изменения в МВД.

ТЕКСТИ проанализировали документ и на его сонови направили в МВД запрос из 28 пунктов, в котором просили подробно объяснить, что же изменилось, кроме патрульной полиции. Но ответ пришел только через полтора месяца. При этом, по большей половине заданных вопросов в МВД не нашли, что ответить. «Начальство молчит, потому что хвастаться нечем», — объясняют полицейские.

Что успели сделать за полтора года?

Начальник департамента документального обеспечения МВД Украины Роман Ковалев рассказал, что за полтора года министерство потрудилось над тем, чтобы сократить численность работников и оптимизировать структуру полиции.

Как и планировалось, количество работающих в органах внутренних дел в рамках реформы значительно сократилось — с 261 000 человек (как это было в 2013 году) до 152-х тысяч по состоянию на сейчас. Таким образом, в пересчете на количество полицейских на каждые 100 000 населения, украинский показатель теперь такой же, как и в странах Евросоюза.

«В составе полиции созданы криминальная полиция, патрульная полиция, органы предварительного расследования, полиция охраны, специальная полиция и полиция особого назначения», — констатируют в МВД, объясняя, как изменилась структура Национальной полиции в ходе реформы.

Анонсированная в октябре 2015 года новая структура Национальной полиции, которая призвана приблизить полицию к гражданам, оптимизировать расходы министерства и улучшить материально-техническое оснащение, пока на повестке дня не стоит.

«Сейчас процесс создания полиции вошел в активную фазу практического этапа. Изменения происходят каждый день. Очень высокая динамика. И дальше будет больше …. ВСЕ ОЧЕНЬ СКОРО! Шаг за шагом, но быстро. Поддерживайте — и пойдем еще быстрее!», — писал тогда Аваков на Фейсбуке.

Сейчас концепция изменилась, и по словам чиновников МВД полностью новая полиция заработает только после окончания реформы. То есть, по прогнозам заместителя министра Эки Згуладзе, через 5-10 лет.

По состоянию на сейчас, если опустить формальные переименования департаментов на подразделения, то получается, что из нового:

1) создана патрульная полиция, которая выполняет функции ликвидированной ГАИ и уличных патрулей милиции;

2) государство на законодательном уровне закрепило создание подразделения полиции особого назначения, КОРД. Он должен задерживать особо опасных преступников. В апреле этого года только начали набирать бойцов;

3) все бесплатные и платные услуги (как, например, выдача водительских прав и изготовление номерных знаков) передали новому органу — Главному сервисному центру.

При этом, среди важных нововведений, закрепленных новым законом о полиции, принятым год назад, — назначение на должности в полиции через конкурс, который проводят Полицейские комиссии с использованием полиграфа; назначение руководителей полиции на контрактной основе на 5 лет; появление права у сессий местных советов двумя третями голосов снять любого работника полиции общественной безопасности (патруль, участковый) и дорожной полиции.

В свое время Арсен Аваков громко пиарил аттестацию всех работников старой милиции. И процесс пошел: аттестационные комиссии, в которых работали и общественные активисты, и журналисты, и полицейские отсеивали наиболее одиозных ментов. Это вселяло надежду в серьезность намерений. Но недолго музыка играла. Через «дыру» в законодательстве милиционеры-полицейские, которые не пришли аттестацию, начали восстанавливаться на работе через суды.

А потом общественные активисты вышли из состава аттестационных комиссий, заявив: «Если раньше организацией процесса полностью занималоась независимое рекрутинговое агентство, то сейчас ездить по регионам и отбирать общественные организации начали советники министра внутренних дел Арсена Авакова и его кадровый департамент. Тоесть, представители МВД сами выбирают „общественность“, которая и будет их аттестовать.»

Также в МВД к достижениям относят то, что за полтора года внедрили Автоматизированную систему управления нарядами полиции, привлекаемых к охране общественного порядка. Правда, когда в МВД анонсировали создание этой суперсовременной системы, то кроме центра управления нарядами милиции и центра мониторинга систем видеонаблюдения должна была начать работать система видеонаблюдения.

В рамках реформы камеры видеонаблюдения должны были появиться на блокпостах и объектах критической инфраструктуры и на автодорогах. К видеофиксации нарушений правил дорожного движения привязывалась и новая система штрафов. По словам сотрудников МВД, кто должен устанавливать видеокамеры на дорогах — должен решать Кабмин, но ему не до ПДД, и камер так и нет.

Более того, патрульные автомобили должны быть оборудованы GPS-навигаторами и мобильным коммуникационным оборудованием и использовать для своей работы летательные аппараты. Где эти технические инновации можно увидеть — в МВД не уточнили. Вряд ли из скромности.

Собственно, с точки зрения практического применения (пустые декларации и инструкции не в счет), из нововведений — это все.

На фоне медленного продвижения реформ кажется наивным, что в МВД планируют разработать систему профессиональных стандартов поведения, направленную на развитие у персонала инициативы, самостоятельности в принятии решений, готовности нести ответственность за свои поступки … Потому что вряд ли новая номинальная бумажка приведет к кардинальным изменениям в сознании правоохранителей. При нынешних темпах реформирования органов внутренних дел изменения будут продолжаться не одно и не два десятилетия ..

По материалам: Argumentua.com

Материалы по теме: