Шахты закрываются: тысячам людей пора искать новую работу

Кабинет министров решил закрывать шахты. На следующей неделе правительство должно определить перечень из 11-13 госшахт, которые будут законсервированы или полностью ликвидированы. На их закрытие государству потребуется около 2,6 млрд...
shaxty-zakryvayutsya-tysyacham-lyudej-pora-iskat-novuyu-rabotu-05-09-2016

Кабинет министров решил закрывать шахты. На следующей неделе правительство должно определить перечень из 11-13 госшахт, которые будут законсервированы или полностью ликвидированы. На их закрытие государству потребуется около 2,6 млрд гривен. Если это произойдет, то без работы останется около 8,5 тыс. шахтеров, подсчитали эксперты. Минэнергоугля пообещало, что о безработных шахтерах не забудет – для них будут реализованы британские и немецкие программы по адаптации и ресоциализации. Правда, несмотря на то, что программы уже разработаны, ведомство пока так и не нашло времени их рассмотреть.

11-13-17

Правительство на следующей неделе намерено утвердить концепцию целевой экономической госпрограммы по реформированию угольной отрасли до 2020 года, рассказал РБК-Украина источник в Министерстве энергетики и угольной промышленности. Согласно документу, суть реформы заключается в том, чтобы все государственные шахты будут разделены на две группы. Нерентабельные и убыточные будут закрыты, а перспективные – “со значительным объемом промышленных запасов угля” и возможностью в кратчайший срок выйти в прибыль – чиновники намерены продать частным инвесторам.

Это уже седьмая по счету программа реформирования угольной отрасли, которую предлагает правительство. Текст концепции, которую Минэнерго планирует презентовать на ближайшем заседании Кабинета министров, практически не отличается от аналогичного документа, который в прошлом году разработало Минэнерго под руководством Владимира Демчишина.

После начала военных действий и оккупации Донбасса в ведении Минэнергоугля осталось лишь 35 шахт из 90. Почти 96% оставшихся госшахт уже более 20 лет не реконструировались и около 2/3 оборудования – устаревшее и “нуждается в немедленной замене”. Из-за этого за последние несколько лет количество убыточных и бесперспективных шахт возросло, указывается в тексте концепции.

Резко сократились и объемы добычи угля. Если еще в 2013 году, по данным Минэнергоугля, предприятия на подконтрольной Украине территории добывали около 9 млн тонн угля, то уже в 2015 году – 6,7 млн тонн. Убытки отрасли за прошлый год составляют около 4,5 млрд гривен.

“Из-за небольших объемов производства, себестоимость украинского угля высокая. Операционные затраты – на обслуживание и содержание шахт, на выплату зарплат – значительные, а угля мало”, – объяснил директор Центра исследований энергетики Александр Харченко. “На сегодня себестоимость производства тонны угля около 2 тысяч гривен, а цена реализации – порядка 1,36 тысяч гривен/тонна”, – уточнил глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

Образовавшаяся разница традиционно компенсируется из государственного бюджета. Но средств на выплату дотаций государственным шахтам не хватает. В прошлом году тогдашний министр энергетики Владимир Демчишин заявил, что в госбюджете -2015 статья расходов на выплату дотаций шахтерам вообще не предусмотрена, тогда как в 2014 году угольная отрасль получила 11 млрд гривен. Впрочем, сейчас Минэнерго называет другие цифры. Так, по данным ведомства, на дотации было выделено около 1,2 млрд гривен.

“Сегодня дотации составляют уже – 400 миллионов гривен. До конца года всего будет выплачено еще 600 миллионов, а на следующий год дотации составят 1-1,1 миллиардов гривен”, – рассказал министр энергетики Игорь Насалик в интервью РБК-Украина.

Он рассчитывает, что как только Кабмин утвердит концепцию реформ в угольной отрасли, уже в этом году порядка 11-13 госшахт будут закрыты, около 17 – выставлены на продажу. Причем, министр прогнозирует начала приватизационного процесса до конца 2016 года. В своем ведении Минэнерго, по словам Насалика, оставит шесть-семь шахт, которые планирует развивать.

Впрочем, какие конкретно шахты будут закрыты, и сколько шахтеров лишатся рабочих мест сообщить РБК-Украина в Минэнерго не смогли – в ведомстве не ответили на запрос издания. Экс-министр Владимир Демчишин ранее говорил, что после закрытия 12 шахт под сокращение попадут около 10 тыс. шахтеров. А в перспективе на ближайшие пять лет ведомство планировало закрыть 32 госшахты, сократив, таким образом, количество работающего в угольной отрасли персонала на 40-50%.

Речь шла тогда о признанных бесперспективными шести предприятиях, которые предполагалось законсервировать: шахта им. Димитрова (ГП “Красноармейскуголь”), “Золотое” и “Тошковская” (ГП “Первомайскуголь”), “Новодружевская” и “Привольнянская” (АО “Лисичанскуголь”). Еще на пяти должна была начаться процедура ликвидации: шахты “Нововолынская №1” и “Нововолынская №9” (ГП “Волыньуголь”), “Северная” и “Южная” (ГП “Дзержинскуголь”), “Родинская” (ГП “Красноармейскуголь”), “Заречная” (ГП “Львовуголь”). На их закрытие, согласно прошлогодним расчетам Минэнерго, планируется потратить около 2,6 млрд гривен.

Социальный эксперимент

Игорь Насалик в интервью заверил РБК-Украина, что ведомство уже сейчас думает над тем, как обеспечить работой уволенных после оптимизации угледобывающих предприятий шахтеров. “Те шахты, которые будут закрыты, получат дотацию, чтобы дать людям работу. Мы работаем в этом направлении и с немецкими, и с британскими специальными программами адаптации”, – заявил министр.

Действительно, в прошлом году правительство Великобритании предоставило Минэнергоугля Украины грант, сумма которого не разглашается, на работу проектного офиса по разработке концепции системы соцподдержки и программ адаптации для работников угольной отрасли. По словам директора Центра мониторинга рынка труда (организация принимает участие в работе проектного офиса) Алексея Зволинского, последняя встреча с чиновниками состоялась в феврале 2016 года.

“Мы посчитали, что количество человек, которые лишаться рабочих мест в результате реструктуризации, не так уже велико – 8,5 тысяч из 51 тысячи работающих на государственных угольных шахтах. Из них около трех тысяч пенсионеров. Наша программа предлагает и перевод шахтеров на работу на другие предприятия, и создания новых рабочих мест, переквалификацию и даже развитие закрытых шахт как индустриальных парков. В зоне риска – около двух тысяч человек, которым будет сложно найти работу, и в основном – это работники шахт в западных регионах”, – рассказал Зволинский. По его словам, стоимость реализации всех программ по адаптации – 1 млрд гривен, из них 0,5 млрд гривен – частные инвестиции.

Но, по его словам, с закрытием шахт и с поиском инвесторов на реализацию программы по адаптации возникает ряд сложностей. “Прежде всего, на многих предприятиях есть проблемы с тем, что не оформлены документы на землю, также уровень безопасности работы – очень низкий, что явно не будет способствовать притоку инвесторов, – уточнил эксперт. – Кроме того, Минэнерго занимает странную позицию. Мы завершили проект в марте, подали свою программу в министерство, и оно должно ее утвердить. Но до сих пор мы не получили от министерства никакого ответа”.

В распоряжении РБК-Украина также оказалось письмо британского посольства в Украине, датированное 29 июля, адресованное Игорю Насалику. В нем представители посольства просят чиновника рассмотреть программу по адаптации персонала, которая была подготовлена за деньги британского правительства украинским проектным офисом, и уточнить, насколько эта работа необходима Минэнерго. “До сих пор ответ от ведомства посольству, которое выделило деньги, не получило. Министерство молчит”, – рассказал РБК-Украина собеседник, знакомый с ситуацией.

“До сих пор непонятно, как будет проводиться работа по закрытию шахт и каких. А к этому надо подойти взвешено. Ведь у государства и так огромная задолженность по зарплате перед шахтерами, а теперь их еще планируют вообще лишить работы”, – опасается Михаил Волынец. По данным главы Независимого профсоюза горняков Украины, в августе государство погасило около 460 млн гривен долга по зарплате перед шахтерами. “Это, считайте, выплатили зарплату за месяц. С начала года и по состоянию на 1 июля долг по зарплате перед отраслью составлял 720 миллионов гривен, – уточнил Волынец. – Мы подавали наши требования и по закрытию шахт. Их суть в том, что шахтеры должны получить гарантии трудоустройства после ликвидации и консервации шахт, а не просто быть выброшенными на улицу. Мы также требовали, чтобы в этом вопросе принимали участие и мэры шахтных городов, и главы ОГА, и министр, и вице-премьер. Но с нами это не обсуждают. На наши советы и совещания не приходит министр”, – заявил Михаил Волынец.

Эксперты уверены, что непродуманное закрытие шахт может иметь серьезные негативные последствия в будущем. “Закрыть шахту – это же не просто закрыть предприятие на ключ и уйти. Это дорогостоящие работы. Ведь у нас высокометанные шахты, а значит нужно предусмотреть, чтобы в последствии предприятие не провалилось под землю, некоторые шахты нужно частично затапливать. В международной практике известны случаи, когда шахты подрывали”, – объяснил Александр Харченко.

Кроме того, эксперт уверен, что перед тем, как решиться на такой шаг, правительство должно подготовить реальные программы по трудоустройству и подумать о перспективах. “Закрытие шахт – серьезный социальный эксперимент, который хочет поставить правительство. У людей, работающих в шахте, – особая ментальность, им не всякая работа подходит. Раньше был проект по строительству на базе законсервированной шахты швейной фабрики. Шахтеры там работать не захотели, – рассказывает аналитик. – Но, как можно закрывать шахты, если у государства нет стратегии развития энергетики?! Мы уже сейчас говорим о перепрофилировании антрацитовых котлов ТЭС на уголь газовой группы. А, если, условно, завтра нам будет не хватать газового угля, а шахты мы уже ликвидировали, что тогда?”.

Автор материала: Мария Цатурян

По материалам: News.finance.ua

 

Материалы по теме: