Прокурор Куценко о подробностях уголовного производства против Гонтаревой

Прокурор ГПУ Владислав Куценко прокомментировал НВ его громкие обвинения в адрес главы НБУ. Говорит, что собирается передать детективам Антикоррупционного бюро «более обстоятельную информацию» Относительно деятельности главы Нацбанка Валерии Гонтаревой...
kucenko-delo-gontarevoy-ukr-13-01-2017

Прокурор ГПУ Владислав Куценко прокомментировал НВ его громкие обвинения в адрес главы НБУ. Говорит, что собирается передать детективам Антикоррупционного бюро «более обстоятельную информацию»

Относительно деятельности главы Нацбанка Валерии Гонтаревой и главы Фонда гарантирования вкладов физлиц Константина Ворушилина открыто уголовное производство. Об этом заявил прокурор Генпрокуратуры Владислав Куценко – тот самый, который выступал скандальным спикером экс-главы ГПУ Виктора Шокина. Именно он его и инициировал.

Вчера вечером экс-помощник Шокина обнародовал документ – ответ руководителя Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП) Назара Холодницкого на депутатский запрос, который подтверждает факт открытия производства.

Куценко утверждает, что есть основания подозревать Гонтареву и Ворушилина в искусственном занижении стоимости активов 68 ликвидируемых банков – с 415 млрд грн до 99,4 млрд грн. Целью этого, по его словам, была продажа активов за бесценок подконтрольным субъектам.

В адрес главы НБУ последние два года постоянно звучат громкие обвинения в злоупотреблениях и разрушении экономики страны.

Со вчерашнего дня НВ пыталось получить комментарий от главы НБУ, однако по состоянию на данный момент его пока нет. В то же время, на официальной странице Нацбанка в facebook вчера вечером появился пост, где излагается официальная позиция структуры по этому вопросу. Там сообщается, что НБУ не получало никаких документов по указанному уголовному делу. Также прилагается комментарий Гонтаревой: она говорит, что реальная стоимость активов в банках, выведенных с рынка, в несколько раз ниже их номинальной стоимости, о чем она уже сообщала неоднократно.

О подробностях представления мы расспросили прокурора Куценко, который обнародовал обвинения. Сам Куценко известен тем, что работал помощником генпрокурора Виктора Шокина и выступал его спикером, делая непопулярные заявления от имени ГПУ о нескольких громких делах, в частности дела “бриллиантовых прокуроров” и увольнения прокуроров Виталия Касько и Давида Сакварелидзе. Самого Куценко считают человеком, близким к Батькивщине. В 2012 и 2014 годах он баллотировался в Верховную раду от партии “Батькивщина”, но не прошел и стал помощником нардепа от этой политсилы Сергея Соболева. Издание Наши гроши в 2015 году писало о Куценко как о человеке с нулевой декларацией и многочисленными гектарами земли, оформленным на тещу и жену.

Мы спросили его о подробностях дела и о том, не является ли она элементом политической расправы над председателем НБУ.

– Специализированная прокуратура зарегистрировала уголовное производство в отношении главы НБУ и главы Фонда гарантирования вкладов физлиц. Основанием для начала расследования послужили материалы вашего рапорта. Что там на самом деле? Расскажите подробности.

– Информация соответствует действительности. В конце 2016 года я подал рапорт на имя генерального прокурора Украины Юрия Луценко, заместителя генпрокурора-руководителя САП Назара Холодницького, и копию этого рапорта направил в НАБУ – Артему Сытнику.

В рапорте я изложил информацию, которая поступила ко мне. Это достаточно основательные и серьезные материалы, которые свидетельствуют о возможной причастности именно главы Нацбанка Гонтаревой и руководителя Фонда гарантирования вкладов физических лиц Ворушилина, к – я могу даже так сказать – махинациям с активами ликвидируемых банков. Это 68 банков.

– О чем именно идет речь?

– Речь идет о том, что после того, как начинается процедура ликвидации банка, осуществляется анализ его активов. Имеется в виду все, чем владеет банк – дома, ценные бумаги, территории, золото и прочее. Когда вопрос ликвидации переходили в полномочия Гонтаревой и Ворушилина, происходило – согласно той информации, которую я подал – искусственное занижение в несколько раз настоящей стоимости этих активов.

То есть, если балансовая стоимость активов ликвидируемых банков составляла 415 млрд грн, то после определенных манипуляций оценка уменьшалась до 99,4 млрд грн. Это на 315,6 млрд меньше.

Последствия этого – массовые невыплаты вкладчикам, которые мы видим по всей Украине. Ведь активы банков распродают, чтобы погасить долги перед вкладчиками, государством, кредиторами и т.д. Следствием искусственного занижения является то, что денег не хватает, чтобы рассчитаться. Затем мы видим протесты, суды.

Все идет против законов экономики и против Уголовного кодекса Украины. Я передал очень основательные факты. Я ждал регистрации этого производства. Его зарегистрировало НАБУ. И не просто зарегистрировало. Я сегодня разговаривал, знаю, что детективы уже начали расследование.

Теперь, когда факт регистрации состоялся, я передам дополнительно более обстоятельную информацию детективам НАБУ. Ее я не давал раньше, чтобы просто не было утечки информации.

Я также призываю все общество – вкладчиков, руководителей, депутатов, всех присоединиться к этому уголовному производству. И передавать имеющиеся материалы для того, чтобы виновные, руководители НБУ и ФГВ, не избежали ответственности.

– Откуда вам удалось получить информацию?

– Пока в интересах следствия я источник раскрывать не буду. Он и далее предоставляет мне информацию по этой теме.

– Источник – официальный?

– Это реальные документы. И документы достаточно серьезные. В том числе – это оценка, которая делалась по имуществу ликвидированных банков параллельно со специалистами НБУ.

– Есть ли здесь политическая подоплека, политические интересы?

– Политическую подоплеку в нашей стране находят в любом случае. И когда речь идет о руководителях таких государственных структур, как Нацбанк, то многие будут искать здесь политическую подоплеку, в том числе и для того, чтобы оправдывать Гонтареву, мол: «Это – политика».

Я передал документы, которые базируются на юридических фактах. Прошу детективов НАБУ их расследовать. И там ничего тяжелого нет. Необходимо лишь провести параллельную независимую оценку того, как продавали дома, которые стоят полмиллиона-миллион долларов, за 10 тысяч долларов. И всем все станет понятно.

– Как вас правильно представлять сейчас?

– Я – прокурор Генеральной прокуратуры, заместитель начальника департамента. Я не сокращен. Процедура сокращения в отношении мне не прошла. Есть намерения сократить должность, которую я занимаю. Мне предложены определенные другие должности в Генпрокуратуре для перехода на них. Но пока эта процедура не завершена.

– Еще один вопрос. Не является ли элементом мести ваша активность?

– …Давайте об этом поговорим немножко позже (я о мести мне). Посмотрим, как будут развиваться события. Я же не просто написал рапорт. То, что я передал НАБУ – капля в море. Сейчас я передам более обстоятельную информацию. Мы как раз посмотрим на реакцию, в том числе и руководства Генеральной прокуратуры. Думаю, мне рано говорить о мести. Информацию о сокращении мне приходилось опровергать, это была, думаю, горячая реакция. Но потом немножко люди опомнились.

Автор материала: Юлия Артамощенко

По материалам: Nv.ua

Просмотров: 787

Материалы по теме: