Приватизация госбанков: за бесценок или никак

Правительство пытается стратегически разрешить проблемы госбанков страны. О том, что эти финучреждения неэффективны, недавно признала и глава НБУ Валерия Гонтарева. Изменить ситуацию чиновники планируют, продав к 2018 году 20-процентную...
gosbanki-ukr-privatiz-22-06-2016

Правительство пытается стратегически разрешить проблемы госбанков страны. О том, что эти финучреждения неэффективны, недавно признала и глава НБУ Валерия Гонтарева. Изменить ситуацию чиновники планируют, продав к 2018 году 20-процентную долю акций в государственных финансовых учреждениях. Однако эксперты сомневаются, что частные инвесторы будут заинтересованы в такой покупке в ближайшей перспективе. Стоит ли ожидать приватизации госбанков и какими будут последствия для банковского рынка в целом – в материале РБК-Украина.

Чемодан без ручки

Летняя жара не испугала сотни киевлян, которые каждый месяц в этот период традиционно выстраиваются в многочасовые очереди под отделениями государственного Ощадбанка для оплаты коммунальных услуг. В любую погоду банк остается популярным для пенсионеров и работников бюджетных учреждений, и благодаря этой популярности, практически захлебывается потоком клиентов, число которых в период кризиса в государственных банках обычно возрастает.

Безусловно, государственные финучреждения выполняют колоссальную социальную функцию, но есть и обратная сторона медали. По итогам прошлого года крупнейшие госбанки – Ощадбанк и Укрэксимбанк – получили 12 млрд гривен и 14 млрд гривен убытка, соответственно. Годом ранее – 8,5 и 9,8 млрд гривен. Из-за многомиллиардных убытков государство вынуждено постоянно пополнять их капитал. На эти цели, по оценкам Национального банка, за последние 9 лет потрачено почти 90 млрд гривен средств налогоплательщиков.

“В течение длительного времени эти банки оставались неэффективными из-за слабости корпоративного управления, отсутствия понятных бизнес-моделей и кредитования предприятий в кругу бизнес-интересов политических деятелей. Это несет значительные фискальные риски”, – заявила глава НБУ Валерия Гонтарева в ходе презентации первого отчета по финансовой стабильности Она также отметила, что регулятор рекомендует ускорить стратегическое реформирование этих структур, включая назначение менеджмента на конкурсной основе и привлечение в капитал стратегических инвесторов.

Кабинет министров презентовал стратегию реформирования государственного банковского сектора еще в феврале текущего года. В рамках этой стратегии планируется поэтапный выход из капитала госбанков, в том числе приватизация крупнейших государственных игроков – Ощадбанка и Укрэксимбанка. Предположительно в середине 2018 года правительство планирует продать порядка 20% акций госбанков. В дальнейшем, до конца 2020 года, может быть принято решение о полной приватизации, поскольку, как говорится в стратегии, “государство не намерено сохранять свою долю собственности дольше, чем это необходимо для максимизации стоимости для налогоплательщиков”.

В отношении остальных госбанков правительство анонсировало полный выход из их капитала до конца 2017 года. Скорее всего, национализированный в 2009 году Укргазбанк будет выставлен на продажу. Это крупный и прибыльный игрок, который недавно заявил о завершении финансового оздоровления и полном погашении стабилизационных кредитов НБУ. Что касается оставшихся небольших и, по сути, замороженных структур – “Украинского банка реконструкции и развития” и “Земельного банка”, то скорее всего, им уготована участь санационного Родовид Банка, который был передан в Фонд гарантирования вкладов физлиц для ликвидации сразу же после презентации стратегии.

После решения по Родовид Банку, реализация стратегии застопорилась в связи со сменой правительства и кадровыми перестановками в Минфине, и стала очередной декларацией о намерениях. Кроме того, реализация амбициозных планов Кабмина требует изменений в законодательство, включая снятие запрета на приватизацию госбанков, изменение их статуса в системе гарантирования вкладов и обновление порядка назначения руководства. Однако рано или поздно и эти бюрократические формальности будут разрешены, и вопрос, что будет с крупнейшими госбанками и их вкладчиками, станет актуальным.

Купи слона

По оценкам инвестиционных банкиров, полная продажа государственных банков в ближайшее время маловероятна по причинам низкого качества банковских активов в Украине, неблагоприятной ситуации в экономике страны и отсутствия платежеспособных покупателей.

В частности, специалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса оценивает вероятность полной приватизации госбанков как нулевую, допуская только частичное вхождение в их капитал в течении 2-3 лет международных инвесторов, таких как Европейский банк реконструкции и развития или Международная финансовая корпорация (IFC).

По его мнению, это позволит улучшить систему корпоративного управления и повысить прозрачность финучреждений, после чего можно будет снова подумать о продаже. По оценкам эксперта, о цене этих активов говорить пока рано, поскольку текущая стоимость украинских банков из-за груза накопленных долгов стремится к нулю, и сейчас украинский банковский сектор малопривлекателен для инвесторов.

Управляющий партнер Capital Times Эрик Найман прогнозирует, что в этом году покупателей на госбанки не будет, но они могут появиться уже в следующем. По его оценкам, выгодная продажа маловероятна, поскольку цена будет ниже балансового капитала и не позволит государству окупить свои вложения. Среди потенциальных покупателей эксперт назвал ЕБРР, отметив, что это будет коммерческая инвестиция, и уже через 5 лет инвестор сможет удвоить вложения, продав свою долю вдвое дороже.

“100%-ная государственная гарантия по вкладам в Ощадбанке уйдет в прошлое. Госбанки станут более ответственными, прозрачными и более рыночными. Устойчивость банковской системы вырастет”, – перечислил Найман последствия такой сделки, отметив, что отток вкладчиков из госбанков маловероятен, поскольку одним из акционеров будет такая солидная структура, как ЕБРР.

Руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий считает, что до продажи госбанков целесообразно поменять их систему корпоративного управления и ввести в наблюдательный совет независимых директоров. А если для этого придется продать часть акций банков ЕБРР или IFC, то и это нужно сделать.

По его оценкам, говорить о цене продажи преждевременно, но скорее всего, она будет около одного капитала. “Главным последствием для рынка должно стать улучшение эффективности работы банков, повышение качества риск-менеджмента, системы отбора заемщиков. Для вкладчиков ничего не изменится, разве что качество услуг может вырасти”, – прогнозирует эксперт. Паращий также отметил, что эффект для рынка может быть существенным, только если госбанки купит кто-то из уже действующих игроков, но пока о наличии таких планов не известно.

Что касается сроков продажи, то чем скорее она состоится, тем будет лучше для государства, но такой сценарий маловероятен. “Если смотреть на приватизационные процессы в Украине, например, на то, что происходит с “Центрэнерго”, особого оптимизма по срокам у меня нет”, – пояснил он.

Подводные камни

Эксперты из числа прежних руководителей крупнейших госбанков, которые не понаслышке знают о проблемах этих финучреждений, солидарны с инвестбанкирами. Они считают продажу госбанков в ближайшей перспективе не выгодной.

Глава правления Украинской межбанковской валютной биржи Анатолий Гулей (в прошлом – глава правления Ощадбанка) уверен, что разговоры о продаже госбанков на данном этапе – спекулятивный вопрос, в котором есть только политика, и нет экономики. “Когда международные эксперты проведут анализ и докажут, что это выгодно, это одно дело. Но когда об этом говорят политики или депутаты, это просто смешно”, – отметил он.

Экс-банкир также напомнил, что разговоры о продаже госбанков ведутся последние 10 лет, поскольку гарантия Ощадбанка “психологически давит на бюджет”, и международные эксперты в своих оценках неоднократно обращали внимание украинского правительства на нерациональность постоянных расходов средств налогоплательщиков на докапитализацию госбанков. Но дальше разговоров дело пока не заходило.

“Минфин утверждает, что у них есть стратегия, но для ее реализации требуется дорожная карта. Пока эта стратегия только как декларация, по ней никто не движется. Вопрос пока отложен. Теоретически, продажа – это правильно. Но любой эксперт скажет, что продавать, когда нет рынка, когда нет роста экономики, не выгодно. Страна очень низко оценивается международными экспертами по критериям риска, поэтому продавать сейчас не стоит”, – добавил Гулей.

В качестве альтернативы он считает целесообразным разместить акции госбанков на Варшавской бирже, чтобы понаблюдать, как они будут котироваться, либо предложить покупку этих акций гражданам Украины – вкладчикам этих банков. Привлечение иностранных инвесторов, которые будут менять корпоративное управление в банках на свой лад и принимать решения, как распоряжаться миллиардными средствами украинских вкладчиков, по мнению эксперта, является конфликтом интересов.

Глава Центра экономических исследований и прогнозирования “Финансовый пульс” Сергей Мамедов (в прошлом – глава правления государственного Укргазбанка) называет планы продажи крупнейших госбанков абсолютно нереалистичными. По его оценкам, цена продажи акций этих банков будет значительно ниже номинала, но даже если теоретически представить вероятность продажи по номиналу, убытки составят колоссальную сумму.

“В Ощадбанк государство вложило 29,9 млрд гривен, а капитал сейчас – 13,3 млрд. Потери составят 16,6 млрд гривен или 56%. Укрэксимбанк получил 21,7 млрд гривен, его капитал – 4,6 млрд гривен, потери будут 17 млрд гривен или 79%. В Укргазбанк вложили 13 млрд, капитал банка – 4,3 млрд, потери – 8,8 млрд или 67%”, – пояснил он, отметив, что государству будет сложно смириться с такими убытками, и возникнет много вопросов к правительству, рискнувшему провести такую продажу.

Также среди факторов, сдерживающих приватизацию госбанков, Мамедов назвал высокую концентрацию государственных и коммунальных предприятий в их активах, которая по оценкам аналитиков может составлять порядка – 45% или 77 млрд гривен в Ощадбанке, 47% или 67 млрд в Укрэксимбанке, 69% или 30 млрд гривен в Укргазбанке (с учётом государственных бумаг и депозитных сертификатов).

Кроме того, госбанки выполняют специфическую роль, помогая правительству в кредитовании госпрограмм и покрывая бюджетный дефицит, от чего отказаться очень сложно. Помимо этого, как отметил эксперт, продажу тормозит низкая рентабельность, поскольку по его оценкам, если учитывать показатель расформированных резервов с начала года, текущий результат деятельности госбанков будет хуже официально объявленного. Все это, говорят эксперты, усугубляется отсутствием потенциальных инвесторов.

В сухом остатке

Если подытожить оценки экспертов, то минувшая десятилетка разговоров о продаже госбанков плавно переходит в десятилетку подготовки к этой продаже. И нет никаких гарантий, что эти сделки состоятся, но механизм уже запущен.

Судя по всему, процесс будет длительным. К примеру, Минфин сообщил о предварительных переговорах с ЕБРР и IFC об их вхождении в капитал Ощадбанка и Укрэксимбанка еще в начале марта, сразу после презентации новой стратегии госбанков, однако спустя полгода новостей по этому вопросу больше не было.

Разумеется, до вхождения в капитал любой бизнесмен хочет подробно изучить объект инвестирования и может выдвинуть ряд условий. По сведениям участников рынка, именно по просьбе ЕБРР и IFC Национальный банк принял решение ослабить валютное регулирование в мае-июне, отменив барьеры для привлечения инвестиций и выплаты дивидендов.

Тем временем, государственный Ощадбанк активно продолжает досрочное погашение кредитов рефинансирования НБУ. По информации банка на конец мая, менее чем за полтора года он вернул регулятору 14,39 млрд гривен. По сведениям источников в банке, сейчас его документы активно шерстят эксперты ЕБРР, и погашение кредитов перед НБУ является одним из условий инвестора.

К Укргазбанку, скорее всего, присматривается IFC, с которой банк 17 мая подписал договор о сотрудничестве в сфере “зеленого” финансирования, упрощающий кредитование проектов возобновляемой энергии и энергосберегающих технологий. Работа идет полным ходом.

В то же время, вкладчикам крупных госбанков, если их каким-то образом пугает перспектива неожиданно и быстро стать вкладчиками частных банков, беспокоиться не стоит. В ближайшие несколько лет полная продажа этих банков маловероятна. Правительство вряд ли рискнет продавать такие активы за бесценок, а для продажи хотя бы по цене одного капитала нужно тщательно подготовиться.

Что касается более мелких учреждений, то скорее всего, из спящего режима они плавно перейдут в режим ликвидации, но благодаря их мизерной доле на рынке это событие пройдет для банковской системы незамеченным.

В любом случае, продажа госбанков будет выгодной для действующих клиентов госбанков. Из-за опасений банкиров потерять долю рынка, что может быть побочным эффектом продажи, клиенты смогут получить лучшее качество сервисов. И больше не терять сознание в многочасовых очередях каждый месяц, в двадцатых числах.

Автор материала: Ольга Некрасова

По материалам: Rbcua.com

Материалы по теме: