Почему Украина не Ирландия?

Как уникальная трудолюбивая нация проиграла экономическую гонку веселому пьюще-пляшущему народу… Просто удивительно, как одинаковые реформы в двух европейских странах привели к столь противоположным результатам! Пока украинская экономика стремительно падала,...
pochemu-ukraina-25-07-2016

Как уникальная трудолюбивая нация проиграла экономическую гонку веселому пьюще-пляшущему народу…

Просто удивительно, как одинаковые реформы в двух европейских странах привели к столь противоположным результатам! Пока украинская экономика стремительно падала, ирландская удивляет мир темпами своего роста, установив абсолютный рекорд увеличения ВВП на 26,3%. И хотя многие аналитики лишь снисходительно улыбаются, зная суть нынешнего «ирландского чуда», оно остается недостижимым предметом зависти для экономических аутсайдеров Европы.

Вступая в эпоху своей независимости, Украина мерялась показателями производства с Францией и Великобританией. Потом она долго ставила своей целью догнать и перегнать Польшу, потом отстала от распавшейся Чехословакии и мечтательно смотрела на Хорватию. Сегодня украинцам стоит признать, что они проиграли даже ирландцам…

«Johnny, I hardly knew Ye!»

Кого-то слова «даже ирландцам» могут озадачить, но только не тех, кто знает историю этого самого неоднозначного, самого буйного и самого горемычного народа Европы. Украинцы, так любящие жаловаться на весь мир о своих страданиях и бедах, могут всплакнуть еще раз, потому что ирландцы обставили их в этом.

В мире нет другого такого народа, 5/6 которого живет за пределами своей родины – откуда его изгнали нищета, голод, междоусобица и карательные экспедиции британцев. Только в США сегодня живут 37 миллионов ирландцев и их потомков, они составляют 12,3% населения страны, уступая только немцам (48 миллионов). И это при том, что население самой Ирландии сегодня всего 4,6 миллиона, плюс еще 1,8 миллионов в британской Северной Ирландии.

В мире нет другого такого разделенного народа, который веками воевал сам с собой под чужими знаменами, и сам сжигал свои деревни ради величия чужих империй. Так, в 1861-65 г.г. из ирландских эмигрантов набрали треть «пушечного мяса» Авраама Линкольна – и в американской гражданской войне они не раз сражались против ирландских полков Конфедерации. А если бы сегодня две части Ирландии воссоединились, то они утонули бы в кровавом конфликте между католиками-республиканцами и пробританскими протестантами.

Достаточно было одному ирландцу хоть чем-то отличаться от другого, или просто не поделить ведущую к пабу улицу, как они тут же становились смертельными врагами (что красочно показано в «бандах Нью-Йорка»). Никто так ненавидит ирландцев больше самих ирландцев, и в этом они так похожи на украинцев. Ирландская республиканская армия (ИРА) в свое время убила не столько англичан, сколько «предателей» (ирландцев-протестантов) и своих доносящих в полицию соседей – куда там до неё СБ ОУН!

Однако, в отличие украинцев, ирландцы не склонны плакаться в жилетку. Вот почему мир почти ничего не знает о многовеком геноциде ирландцев, или о том, насколько чудовищно нищей и отсталой была эта самая глухая дыра Европы в начале прошлого века. И тем более удивительны достижения их экономики, что ирландцы никогда не славились своим трудолюбием или полетом научной мысли. У них всегда хорошо получались лишь напиваться, драться, танцевать да выполнять завет Господа плодиться и размножаться.

Начиная с нуля

Обретя долгожданную независимость, Ирландия потеряла свой единственный промышленно-развитый северный регион (Белфаст и Северная Ирландия). Это все равно, как если бы Украина в 1991 году осталась бы без Харькова, Донбасса и Днепропетровска с Запорожьем! Таким образом, в наследие от Британской империи Ирландия не получила ничего, кроме повального туберкулеза. Поэтому, в отличие от Украины, она начинала свою экономику с полного нуля.

Причем, длилась эта «нулевая фаза» довольно долго, первый серьезный экономический рост в Ирландии начался лишь во второй половине XX века. Континентальная Европа уже вступала в постиндустриальную фазу и славилась своим сверхвысоким уровнем жизни, а в Ирландии только начиналась индустриализация и построение современной инфраструктуры.

Государственных вложений для развития этих отраслей экономики катастрофически не хватало, Ирландия и сегодня является самой промышленно слаборазвитой страной Западной Европы. Тем не менее, её тогдашне правительство сделало революционный шаг, вложив большие средства в развитие образования – что дало стране много молодых профессиональных кадров. Правда, приложить свои руки им было всё так же некуда, и молодежь продолжала покидать страну в поисках лучшей жизни. Оставшиеся даже не мечтали о европейских зарплатах и европейской медицине ирландцы, для них было счастьем просто найти работу в городе или на шахте.

Трудно сказать, как сложилась бы дальнейшая судьба Ирландии, однако в 60-е годы прошлого века крупный бизнес как раз увлекся переносом производства в страны с дешевой рабочей силой. В Европе тогда было несколько таких кандидатов, однако лишь Ирландия отвечала всем необходимым критериям. Проще говоря, только ирландцы были готовы работать, не требуя повышения зарплаты и социальной страховки. Даже их профсоюзы официально отказались от всех этих требований. В свою очередь, их правительство обещало иностранным инвесторам самые низкие налоги – и, в качестве жеста доброй воли, даже сократило и без того скудные социальные статьи бюджета.

Но был еще один важный шаг, который официально назывался «борьбой с коррупцией». На самом деле боролись не с чиновниками-коррупционерами, а с ирландскими ОПГ, отличавшимися невероятной жадностью и жестокостью, тесно переплетенными как с государственными органами, так и с разными националистическими движениями. Победы удалось достичь не полностью законными методами и благодаря остроумному ходу правительства: чтобы искоренить коррупцию и ОПГ, ирландские власти заключили негласный союз с ирландскими националистами. Основой такого союза было легальное участие в легальном бизнесе или в публичной политике в обмен на помощь в искоренении рэкета и взяточничества.

Благодаря этому в Ирландию действительно валом повалил инвестор – причем это были крупные транснациональные корпорации. Впрочем, дело не обошлось и без мощного ирландского лобби в США, а ведь именно Америка является главным инвестором ирландской экономики. Англоязычность большей части ирландцев, которую уже полвека пытаются выкорчевать местные ура-патриоты, тоже играет свою положительную роль.

И вот в 1973 году стремительно развивающаяся экономика Ирландии присоединилась к другим странам ЕЭС, что еще больше ускорило её рост. Дальнейшая её история известна под именем «кельтское экономическое чудо», посмотреть на которое едут туристы со всего мира.

Обратная сторона чуда

За прошедшие десятилетия многое изменилось. Так, сегодняшняя Ирландия показывает не только рекордные темпы роста ВВП, но и находится в числе лидеров Европы по средним (3000 евро) и минимальным (1460 евро) зарплатам. Казалось бы, завидовать ирландцам, кусая локти от досады, должны не только украинцы. Однако у этого чуда есть и своя негативная сторона.

Во-первых, экономика Ирландии сильно зависит от иностранного инвестора. В отличие от «азиатских тигров», которые развивали собственные компании или постепенно выкупались филиалы иностранных, и таким образом формировался собственный экономический базис, Ирландия продолжает оставаться европейским оффшором, чей экономический успех зависит от внешних факторов. Например, фантастический рост ирландского ВВП в 2015 году произошел лишь на бумаге, в цифрах. Как так? Очень просто: в прошлом году в Ирландии зарегистрировались еще несколько крупных иностранных компаний, чей капитал и доходы приплюсовали к ВВП страны. В экономике это называют «фактор разового скачка».

Конечно, для Ирландии и ирландцев это однозначный плюс, однако ведь существует и риск обратного процесса. А он уже не просто снизит отчетную цифирь, он может обрушить финансовый сектор, повторив события 2008-2010 годов. Это второй минус ирландской экономической модели: во многом копируя американскую, она насыщены финансовыми «мыльными пузырями», которые готовы лопнуть при малейшем сотрясении. В первую очередь при этом страдают банковский и строительный бизнес. Да и внешний государственный долг Ирландии уже превысил размер её ВВП, не раз ставя страну на грань дефолта.

Третий минус – это извечная проблема ирландской безработицы (13%), которая имеет свою специфику. Ирландцы среднего и старшего поколений (на пенсию там выходят в 65 лет) надежно защищены от внезапных увольнений профсоюзными договорами. А вот получить работу молодежи всё труднее, безработица среди выпускников школ и коллежей достигает 30%! И она была бы гораздо выше, сели б молодежь не уезжала вслед за предками в Новый Свет.

Четвертый минус – весьма слабо развитый, по европейским меркам, социальный сектор, особенно медицина. Похоже, что ирландскую медицину создавали американские врачи: она почти полностью коммерческая, в отличие от британской. При довольно высоком уровне медобслуживания, за него приходится платить – либо их своего кармана, либо через страховку. Последнюю ирландцы тоже приобретают, в основном, за свой счет, хотя даже в США страховки частично или полностью оплачивает работодатель. Безработные, малоимущие и пенсионеры имеют право на Medical Cards, которая, впрочем, дает право лишь на прием у терапевта и бесплатные лекарства из социального списка. По закону она гарантирует также ряд бесплатных операций, однако очередь на них длиться месяцами и годами, даже если срочные.

Пятый минус – налоговая система Ирландии. Да, она очень льготная для юридических лиц, ограничивая налог на доходы 12,5% (иностранным корпорациям и того меньше), но зато дерет со своих граждан-работников 41% подоходного плюс до 21% НДС за приобретение товаров и услуг. По сути, ирландцы отдают половину своей зарплаты государству, получая взамен минимум социальных благ.

Впрочем, ирландцев недостатки своей экономики ничуть не расстраивают – ведь у них никогда не было лучше, а достигнутый ими уровень жизни входит в число самых высоких, как минимум, по размеру доходов. Не только украинцам остается лишь мечтать о нем: в поисках работы в Ирландию устремляются поляки и прибалты.

Противоположным курсом

Задаваясь вопросом, почему ирландцы смогли, а украинцы нет, не стоит упускать главное различие между нашими странами: Ирландия строила свою экономику с нуля, развиваясь, а Украина разрушала свою, опускаясь на дно. У ирландцев в 1921 году не было ничего, кроме картошки, виски и туберкулеза. Украина в 1991-м обладала мощнейшим промышленным, аграрным и научным потенциалом, который она профукала за несколько лет. Наши страны двигались противоположными курсами.

Стоит заметить, что Украина пережила два падения. В 90-х она растеряла свой производственный потенциал, сохранив лишь часть советских заводов (металлургических и химических), к настоящему времени, похоже, утратив и остатки ВПК. А после подъема доходов населения и уровня жизни в 2003-2013 г.г. произошел их обвал, продолжающийся до сих пор. Трудно сказать, что разрушило украинскую экономику больше, и оставило более глубокий шрам в сознании украинцев.

Но можно констатировать, что проводимые в последнее время реформы ничуть не способствуют восстановлению прежней экономической модели. Это во времена Януковича и Тимошенко премьеры всё обещали «запустить производство и поднять экономику», а вот постмайданная Украина, похоже, поставила на собственном производителей крест, проводя реформы для расчистки места под мифического иностранного инвестора. Почему мифического? Потому что его ждут уже два десятилетия, но он так и не пришел.

Инвестор пришел в Россию, потому что там же находится и богатый рынок сбыта: отсюда постоянно открывающиеся там даже во время кризиса и санкций автозаводы и швейные фабрики. Инвестор давно пришел в Ирландию, потому что там ему создали выгодные условия для производства товаров и услуг, которые потом экспортируют в Европу и США. Выгодные даже при очень высокой ирландской зарплате – что компенсируется низкими налогами и почти полным отсутствием социальных пакетов для работников.

Почему инвестор не пришел и, похоже, не придет в Украину? Прежде всего, иностранных инвесторов отпугивает полная деградация внутреннего украинского рынка. Доходы украинцев резко сократились, они стали намного меньше покупать, разоряются даже мелкие лавочники – какой же смысл открывать тут предприятия, выпускающие товары и услуги для внутреннего рынка? Стало быть, эту модель инвестирования не стоит даже рассматривать.

Ирландская модель либеральной экономики подразумевает привлечение иностранного инвестора-производителя, ориентированного на внешний рынок – именно о ней украинцам рассказывают сказки вот уже два года. Почему же в прошлом году международные корпорации поспешили зарегистрироваться в Ирландии, а не в Украине? У нас рабочая сила в разы дешевле, даже с учетом всех тех налогов, которые платят работодатели. Но видимо дело вовсе не в размере оплаты труда, так что политики, заявлявшие, что снижение реальных зарплат пойдет во благо украинской экономики, солгали.

Но в чем же? В коррупции? В войне, в правовом хаосе, в невиданном росте обнаглевшей преступности? А может быть, инвестор не идет в Украину производить товары потому, что ему их некуда будет продавать? Даже на экспорт. Ведь главная проблема современной экономики не производство, а сбыт.

Рынков труда в мире много: одни предлагают дешевые рабочие руки, другие льготные налоговые условия, третьи и то, и другое. Они выстроились в длинный ряд от Ирландии до Китая, предлагая инвесторам широкий выбор. Так как резко увеличить сбыт, а значит и производство, невозможно, то чтобы открыть новое производство в одной стране, его нужно сначала закрыть в другой. Но неужели наши реформаторы-либералы рассчитывали, что транснациональные корпорации бросят ирландцев, португальцев, арабов, корейцев, индусов – и гурьбой попрут в Украину? С чего это вдруг – потому что у нас было два Майдана, или потому что у нас девчата румянее?

Это не говоря уже о том, что население Украины составляет 42 миллиона человек против 4,6 миллиона в Ирландии. То есть, чтобы украинцы зажили как ирландцы, объем иностранных инвестиций в Украину должен быть в 9 раз больше, чем в Ирландию! Насколько это реально, судите сами! Инвестировать-то можно, заводы открыть, офисов понастроить – но куда потом девать их продукцию, в Черном море топить?

Вот и получается: что для ирландцев хорошо, то украинцам голодная смерть! Попытка тупого копирования чужих реформ без просчета их последствий не приводит к положительным результатам. Тут уж, как говорится, лучше бы пили как ирландцы: пьяный проспится, а дурак никогда!

По материалам: From-ua.com

  • GUEST

    Не хочу огорчать автора, но на территории называемой Украина, на данный момент проживает около 32 млн человек.

    • Андрій Бай

      ти дебіл? населення України весною 2014=44,5млн млн. крим- 2,4млн, дон.обл-4,4млн, луг.обл-2,6млн. З них в нас залишилась третина населння (бл. 2,5млн).Мовчу вже про переселенців..В лугандоні залилилась бл.половина – 3,5млн(з них десь до 0,5млн виїхала в кацапію). Додавай 3,5+2,4=бл.6млн, 44,5-6=38,5 млн (населення Польщі).
      П.С. Чи ти ще всіх всіх всіх,хто на заробітки їздить плюсуєш? бо це від 3 до 7 максимум.Ну так вони повертаються завжди майже

      • GUEST

        Свинина майданная, а тебе не говорили что ругаться на незнакомых людей не хорошо?

Материалы по теме: