Почему полицейской миссии ОБСЕ пока что не будет

Украина получила железный аргумент для отказа от выборов на Донбассе Вопреки пессимистическим ожиданиям и скептическим прогнозам, встреча «нормандской четверки» в Берлине 20 октября не оказалась безрезультатной. Главной новостью стало...
obse-voyna-ukr-20-10-2016

Украина получила железный аргумент для отказа от выборов на Донбассе

Вопреки пессимистическим ожиданиям и скептическим прогнозам, встреча «нормандской четверки» в Берлине 20 октября не оказалась безрезультатной. Главной новостью стало объявленное Петром Порошенко согласие Путина на размещение вооруженной миссии ОБСЕ на неконтролируемой Украиной части Донецкой и Луганской областей. Анонсировались и другие немаловажные события, которые должны стать вехами «дорожной карты» имплементации Минских соглашений.

Более детально обсуждать все эти меры имеет смысл после того, как упомянутая «дорожная карта» будет разработана и подписана. Ждать вроде бы не так уж и долго — министры иностранных дел «нормандской четверки» должны собраться с этой целью до конца ноября. Однако новость о вооруженной миссии ОБСЕ достойна пристального внимания уже сейчас.

Не договоренность, а ультиматум

Российские СМИ распространяют опровержения, будто Ангела Меркель заявила, что вопрос о введении полицейской миссии ОБСЕ на Донбасс на данный момент не является насущным вопросом. Путин признал, что участники переговоров подтвердили готовность расширить миссию ОБСЕ «в частности, в зоне отвода и местах хранения тяжелой техники», однако ничего не сказал о полицейской или вооруженной миссии.

Но все это не имеет большого значения, потому что сказанное Порошенко — это не договоренность (которую каждая сторона может интерпретировать на свой лад), а ультиматум (который может интерпретировать только сам Порошенко). Путину сейчас нужны выборы на Донбассе, после которых он мог бы впихнуть Донбасс Украине и избавиться от санкций. Этапы этого пути как раз и будет описывать «дорожная карта». Но поскольку под ней должна быть украинская подпись, это создает возможность для ультиматума. Порошенко всего лишь воспользовался этой возможностью.

Другой вопрос — почему Путин не выдвинул никакого встречного ультиматума. Чтобы понять это, нужно вспомнить, как возникла идея полицейской миссии на Донбассе и как она затем трансформировалась.

Злоключения несостоявшейся миссии

Идею международной полицейской миссии взамен оккупационных войск Порошенко начал «пробивать» практически сразу после Минска-2. Действительно, вторые Минские соглашения были подписаны 12 февраля прошлого года, а уже через неделю Порошенко заявил, что Украина готова принять полицейскую миссию ЕС на основании мандата Совбеза ООН. Еще через месяц украинский МИД предложил дополнить миссию ОБСЕ в Украине миротворцами ООН. Тогда же Порошенко рассказал, что вопрос миротворцев в Донбассе могут решить на встрече «нормандской четверки».

Возможно, у этой идеи и были какие-то перспективы, но они исчезли осенью прошлого года, когда Россия начала военную операцию в Сирии. Только ленивый не писал тогда о том, что Путин хочет таким образом отвлечь внимание Запада от Украины и подчинить украинский вопрос сирийскому. Действительно, было слишком много свидетельств того, что для США и ЕС взаимодействие с Россией в Сирии оказалось важнее разногласий с Кремлем по Украине. И хотя Запад постоянно декларировал, что он «не смешивает» украинский и сирийский вопросы, тем не менее инициатива Киева о международной полицейской миссии на Донбассе не получила поддержки в западных столицах.

В 2016 году Порошенко вновь стал выдвигать эту идею, но тоже без особого успеха. 29 февраля Украина попросила ООН прислать на Донбасс миротворцев и полицейскую миссию. 15 апреля Порошенко обсудил тему усиления миссии ОБСЕ на Донбассе, включая международный полицейский контингент, с Франсуа Олландом и Ангелой Меркель. В тот же день Павел Климкин заявил, что без полицейской миссии ОБСЕ местные выборы на Донбассе невозможны. А 22 апреля Порошенко сообщил, что он ждет отправки на Донбасс вооруженной миссии ОБСЕ в ближайшее время.

Однако Россия эту надежду опровергла самым издевательским способом. 25 апреля пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков объявил, что ставить вопрос о полицейских силах ОБСЕ невозможно «без учета мнения и без отсутствия прямого диалога с теми республиками, теми территориями, о размещении на территории которых идет речь». Издевка заключалась в том, что буквально за пару часов до этого главарь донецких боевиков Александр Захарченко уже высказал свое мнение о возможном прибытии на Донбасс вооруженной полицейской миссии ОБСЕ. «Если у них возникнет желание появиться здесь вооруженными, я буду расценивать это как интервенцию и всех обсешников, кто будет с оружием, буду расстреливать, чтобы у них даже желание не возникло прийти сюда с пистолетом», — изрекла путинская марионетка.

Но к лету ситуация стала меняться в лучшую для Украины сторону. Запад все более откровенно проявлял раздражение действиями России в Сирии. Как следствие, украинский вопрос поднялся в цене. 3 июня Порошенко заявил, что Путин согласился на полицейскую миссию ОБСЕ на Донбассе. Тогда же стало известно, что сепаратисты планируют протесты против этой миссии. И в самом деле, в середине июля фейковые «ДНР» и «ЛНР» провели показательные учения по блокировке возможной полицейской миссии ОБСЕ. Таким образом Путин демонстрировал, что козырь об «учете мнения Донецка и Луганска» остается у него в рукаве.

А дальше была бомбардировка, уничтожившая гумконвой ООН на западной окраине сирийского города Алеппо и вынудившая крупнейшие страны Запада ужесточить свою позицию по отношению к России. Котировки Кремля еще более ухудшились после объявления результатов международного расследования по сбитому малазийскому рейсу MH17. Как отмечали тогда «k:», Россия стала опасаться двойного возмездия.

Сирийский вопрос остался привязанным к украинскому, однако суть этой связи кардинально изменилась. Год назад Путин пользовался своей операцией в Сирии, чтобы отвлечь внимание от оккупации Донбасса. Теперь же ему пришлось проявить уступчивость на Донбассе, чтобы смягчить гнев Запада за Алеппо.

Битый козырь из рукава

В Берлине 20 октября сначала «нормандская четверка» обсуждала украинский вопрос, а затем Меркель, Олланд и Путин уже без Порошенко вели речь о Сирии. Такой порядок был абсолютно выгоден украинской стороне, поскольку поставил Путина перед необходимостью доказать свою готовность выполнять Минск-2, прежде чем пойдет разговор о наказании за бомбардировки гумконвоя и сирийских городов.

Именно поэтому появилась договоренность о составлении «дорожной карты», и факт этой договоренности никто не опровергает, но все подтверждают. На данный момент подвижки в минском процессе нужны больше Кремлю, чем Киеву. Поэтому Порошенко может выдвигать ультиматум, а Путин — нет.

Сейчас Путин может только торговаться. Путинские ставленники в Донецке и Луганске уже в спешном порядке выступили против вооруженной миссии ОБСЕ. Однако на этот раз они не угрожают обсешникам расстрелами. А всего лишь говорят (в один голос), что нынешняя миссия ОБСЕ сугубо гражданская, а для полицейской «нужна другая миссия и другой мандат».

Все понимают, что будет ли заблокировано в ОБСЕ решение о вооруженной миссии — это зависит от Путина. Скорее всего, российская сторона постарается как можно дольше затягивать и откладывать этот вопрос, а Киев будет использовать отсутствие полицейской миссии как железный аргумент для отказа от выборов на Донбассе.

Чем все это закончится, прогнозировать нет смысла. Возможно, все стороны будут просто выжидать результатов президентских выборов в США, но затем настанет время больших решений. Также не исключено, что Путин захочет все переиграть и для этого устроит еще какую-нибудь авантюру наподобие сирийской. И даже в самом оптимистичном варианте развития событий на принятие решения о полицейской миссии и на ее формирование уйдет много месяцев.

По материалам: Comments.ua

Материалы по теме: