“Пиррова” победа Юрия Луценко

Из-за протестов экспертов парламент принял изменения в УПК для подсудимых “заочников” команды Януковича в урезанной форме День 16 марта для команды генпрокурора Юрия Луценко должен был стать триумфальным. Парламент...
pirrova-pobeda-lucenko-ukr-18-03-2016

Из-за протестов экспертов парламент принял изменения в УПК для подсудимых “заочников” команды Януковича в урезанной форме

День 16 марта для команды генпрокурора Юрия Луценко должен был стать триумфальным. Парламент 252 голосами наконец-то принял во втором чтении прокурорский законопроект №5610, который был распиарен генеральным и его командой как зеленый коридор для заочных осуждений.

Однако триумфа не вышло. Ко второму чтению парламентарии подошли более взвешенно и ряд спорных норм после длительных дебатов из новой редакции законопроекта просто убрали.

Парламентские юристы катком проехались по законопроекту

Напомним, к моменту голосования в первом чтении, 23 февраля, специалисты Главного научно-экспертного управления Рады выдали разгромное заключение с резюме – “вернуть на доработку”.

В своих письменных выводах правоведы раскритиковали в пух и прах изменения в ряд ключевых статей УПК. В частности в ст. 219 УПК, согласно которым в срок досудебного расследования не включается время ознакомления с материалами уголовного производства. Авторы законопроекта (по неофициальной информации он готовился именно в прокуратуре) мотивировали такие нововведения постоянными злоупотреблениями защиты с ознакомлением.

К примеру, в деле радикала Игоря Мосийчука адвокаты требовали перевести материалы на шрифт Брайля, чтобы незрячий защитник Владимир Турский мог ознакомиться с материалами и всячески затягивали ознакомление. Для чего? Чтобы вышел срок досудебного расследования.

Парламентские эксперты посчитали, что такие новации породят отдельную стадию уголовного процесса, которая не будет относиться ни к досудебному расследованию, ни к судебному рассмотрению. При этом до окончания этой “новой”стадии невозможно будет перейти непосредственно к судебному рассмотрению. То есть, проще говоря, дело зависнет между следователем и судом на неопределенный срок.

В этом плане ко второму чтению был достигнут компромисс и решено было оставить старую редакцию статьи 219. Это вполне объяснимо хотя бы тем, что у следователя остается право обратиться к следственному судье и через суд ограничить для защиты время на ознакомление. Кстати, именно это и было сделано в деле Мосийчука, когда ходатайство адвоката о переводе материалов дела на шрифт Брайля было отклонено.

ГПУ тихо сдала свои позиции

Также прокуратура отказалась ради принятия закона во втором чтении и от еще одного спорного нововведения, согласно которому граничный срок досудебного расследования и пребывания под стражей во время следствия увеличивался бы с 12 до 18 месяцев -“В особо сложных уголовных производствах по особо тяжким преступлениям в специальном досудебном расследовании (то есть при заочном осуждении – авт.).

Эту норму не провели через парламент из-за протестов специалистов Главного научно-экспертного управления Рады, которые еще к первому чтению справедливо отмечали, что в законодательстве отсутствует определение “особо сложное производство”, поэтому подобное увеличение срока создает подоплеку для вольной трактовки и существенного увеличения срока досудебного следствия.

По черновым изменениям в УПК, которые были “зарублены”, правом увеличивать до 18 месяцев срок досудебного расследования предлагалось наделить генпрокурора.

Эксперты ВРУ довольны таким решением и считают, что эта новация нарушала ч. 3 ст. 5 “Конвенции о защите прав и основополагающих свобод” в части соблюдения разумных сроков следствия. Кстати, ЕСПЧ в своих решениях по Украине неоднократно констатировал, что недопустимо затягивать следствие на длительный срок.В частности это отражено в известном решении Европейского суда “Харченко против Украины”.

Еще одним поводом для дискуссий послужила попытка провести через Раду норму в ст. 135 УПК о публикации повесток о вызове к следователю на веб-сайте органа, который проводит досудебное расследование или в правительственных газетах “Голос Украины”и “Урядовый курьер”.

Генпрокурор Луценко под стенограмму, 23 февраля, пообещал отказаться от этого новшества. Доводы и парламентских экспертов и отдельных депутатов по этому поводу сводились к тому, что миллионы украинцев не живут по адресам регистрации, поэтому нелогично считать, что человек уведомлен о вызове к следователю, если есть подтверждение только факта отправки повестки на адрес регистрации, а не возврат уведомления с подписью человека о ее получении.

Тем паче, как отмечали эксперты Рады, мало кто находясь в Украине и, тем более за границей, мониторит правительственные газеты с целью найти там свою повестку. Однако во втором чтении все-таки провели нововведение о публикации повесток на сайтах органа следствия и в правительственных газетах.

Что изменили в УПК

Также во втором чтении прошли такие новшества в УПК:

- возможность заключения соглашения о признании виновности между прокурором и подозреваемым или обвиняемым в производстве по особо тяжким преступлениям, совершенным организованной группой или преступной организацией (террористической группой или террористической организацией), при условии разоблачения подозреваемым, который не является организатором такой группы или организации, преступных организаций и других участников группы или других совершенных группой или организацией преступлений, если сообщенная им информация будет подтверждена доказательствами;

- уголовные производства, начатые следователями прокуратуры передадут следственным органам Государственного бюро расследований только после введения в действие части четвертой статьи 216 УПК, которым регламентируется расследование следователями ГБР.

Кроме того, согласно предусмотренным изменениям, уголовные производства, в которых осуществлялось специальное досудебное расследование преступлений, предусмотренных пунктом 20-1 Переходных положений УПК, и обвинительные акты, направленные в суд до истечения двухлетнего срока после введения в действие части четвертой статьи 216 УПК, а также уголовные дела, которые по состоянию на эту дату находятся на рассмотрении суда, рассматриваются с учетом правил специального судебного производства и особенностей, определенных настоящим пунктом.

Дебаты Генерального в парламентском комитете

Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко во время вчерашних дебатов в профильном комитете Рады заявил,что “условием заочного осуждения является соответствие двум критериям. Первое, это должны быть особо тяжкие преступления, в основном, касающиеся коррупционных действий, а также преступления против государства. Вторым условием является сокрытие от следствия лиц, проходящих по этим статьям, больше, чем шесть месяцев за пределами Украины.

То есть Луценко считает, что никто другой не может попасть под действие этого закона, кроме топ-коррупционеров и членов команды экс-президента Виктора Януковича.

Генпрокурор назвал мифами заявления о том, что этот закон может распространиться на простых людей или средний класс, который вдруг поедет в отпуск и окажется, что он осужден.

По мнению Луценко в принятом законопроекте есть “элегантная норма: этот закон будет действовать до создания нового органа – Государственного бюро расследований”. Но тут генеральный явно слукавил заявив, что ГПУ согласно действующему законодательству в ноябре потеряет функции следствия.

Любой здравомыслящий человек понимает,что раз бюджетом на 2017 год не предусмотрены ассигнования на ГБР, то никакого нового бюро к ноябрю в стране не появится. Вероятно будет очередное продление следственных полномочий прокуроров, иначе Луценко, как говорят наши информированные источники в ГПУ – “останется без хлеба”.

“Нет ни 18 месяцев следствия, ни 18 месяцев ареста, ни других новаций, которые авторы предполагали в первоначальном варианте. Для эффективной работы ГПУ по расследованию и поддержанию обвинения в суде в порядке заочного осуждения, большего, чем предусматривает нынешний законопроект с учтенными поправками, нам не нужно”, – победоносно заявил генпрокурор.

Хотя, иначе как пирровой победой, законопроект №5610, существенно общипанный и переписанный не назовешь. Ведь позиция ЕСПЧ по поводу проведения судов без участия подсудимых неизменна – это однозначно трактуется как нарушение основополагающих принципов Европейской конвенции прав человека – права на справедливый суд и на защиту.

Автор материала: Дмитрий Войко

По материалам: Strana.ua

Просмотров: 195

Материалы по теме: