Новая налоговая реформа: все по 20, но не так

Проект госбюджета-2017 планируется подготовить с учетом новой налоговой базы. В начале июня премьер-министр поручил министру финансов Александру Данылюку, главе профильного парламентского комитета Нине Южаниной, экспертам и советникам подготовить законопроект...
http://photo.unian.net

Проект госбюджета-2017 планируется подготовить с учетом новой налоговой базы.

В начале июня премьер-министр поручил министру финансов Александру Данылюку, главе профильного парламентского комитета Нине Южаниной, экспертам и советникам подготовить законопроект по налоговой реформе.

Это задача не из легких.

В ходе подготовки нужно учесть то, что пока не очень совмещалось: основные положения законопроекта №3357 о либеральной налоговой реформе и обязательства Украины перед МВФ.

В документе должны уместиться также положения о реформировании ГФС, улучшении системы администрирования и моратории на изменения основных элементов налогового законодательства.

Раздвоение налоговой реформы сыграло немалую роль в отношениях Украины с МВФ — неопределенность с курсом фискальной политики привела к заморозке сотрудничества с кредитором осенью 2015 года.В 2015 году проект №3357 наделал много шума. Он составил конкуренцию налоговой реформе от Минфина. Общественность и представители власти раскололись на две части: сторонников фискальной и либеральной реформ.

Изюминкой в этой истории стало упорное нежелание тогдашнего министра финансов Натальи Яресько и Нины Южаниной идти на компромисс в вопросах налоговой реформы. Противостояние длилось до последнего.

На сей раз обстановка поспокойнее. Контакт с Минфином пока есть.

Южанина говорит: “Мы провели с экспертами и Минфином около десяти встреч. Мы не боремся за то, чтобы голосовался проект №3357. Пускай это будет правительственный проект, который будет на 80% состоять из норм №3357. В рабочей группе мы прошлись по всему проекту и наработали новые изменения”.

По ее словам документ нужно принять до 1 июля, чтобы не нарушать принцип стабильности бюджетного процесса. Последний нарушается из года в год и сильно возмущает бизнес.

Загвоздка в том, что в принятом на последнем заседании Кабмина проекте бюджетной резолюции приоритеты в налоговой реформе Минфин описал так: ликвидация налоговой милиции и создание службы финансовых расследований, запуск электронного кабинета плательщика, упрощение администрирования налогов, запуск одноразового декларирования и непрямых методов контроля доходов граждан. Снижение налоговых ставок не планируется.

В свою очередь, поправки либералов в Налоговый кодекс касаются введения новой модели налога на прибыль и модернизации налога на недвижимость.

Прогнозы относительно эффекта на бюджет от этих новшеств расходятся. Минфин оценивает дыру 31 млрд грн, либералы — 5 млрд грн. Это может стать предметом споров о том, какой должна быть “новая налоговая база”.

Минфин за правки по администрированию

В 2015 году взгляды фискалов и либералов совпадали в изменениях по части администрирования. Эта общность нашла отражение в законопроекте, который разработал Минфин.

• Министерство прописывает принципы работы электронного кабинета плательщика — персонального автоматического рабочего места плательщика, которое позволит бизнесу общаться с фискалами без личного контакта.

Плательщик будет иметь доступ к управлению личным счетом, сможет вести учет платежей, переплат, налогового долга.

• ГФС сможет выполнять лишь сервисные функции. Фискальная служба теряет право любой законодательной и нормативной инициативы и действует исключительно по правилам и процедурам Минфина. То есть вся методологическая работа переходит на уровень министерства.

Минфин становится единым центром принятия решений. Он будет утверждать процедуры, инструкции, регламенты. Ему переходят функции анализа и прогнозов по налоговым поступлениям. Базы данных передаются от ГФС в Минфин.

• Возвращается единый реестр заявок на возмещение НДС. Исправляются некоторые ляпы: возобновляется “случайно” отмененная норма об освобождении от уплаты акцизом импорта и экспорта табачного сырья.

Из системы электронного администрирования НДС выводится плательщики, которые реализуют топливо в емкостях до пяти литров.

• Плательщиками рентной платы за специальное использование воды предлагается признать только первичных водопользователей (водоканалы), исключив из плательщиков вторичных водопользователей.

Эти изменения призваны упростить процедуры администрирования рентной платы и уменьшить количество плательщиков.

• Регулируются принципы уплаты налогов в зоне АТО. На период ее проведения предприятиям, которые официально не переехали из оккупированных территорий, штрафы и пени не начисляются. Прописывается особый порядок уплаты НДС.

До окончания АТО они не могут рассчитывать на возмещение НДС из госбюджета, а также освобождаются от уплаты налога на землю и недвижимость.

Министерство разослало проект закона на согласование. На этом этапе началось самое интересное.

Законопроект Минфина

Все по 20, но не так

Эксперты и депутаты в своих поправках к проекту Минфина предлагают эстонский вариант налога на прибыль и налогообложения распределенной прибыли.

• Вместо налога на прибыль с 2017 года предлагается ввести налог на выведенный капитал — НВК. Ставка — 20%. Разница — в объектах налогообложения.

Облагаться налогом будут операции с выведения капитала, в том числе по выплате дивидендов в пользу неплательщиков налога, распределению средств между собственникам ценных бумаг или инвестиционных сертификатов.

Сейчас объект налогообложения — финансовый результат (доходы минус расходы) и налоговые разницы (учет амортизации, резервов, убытков прошлых периодов).

• Cуммы переплат по налогу на прибыль предприятий смогут использоваться налогоплательщиками в счет уменьшения денежных обязательств по налогу на выведенный капитал или возвращены в определенном законом порядке.

• Объединение НДФЛ с военным сбором в единой ставке НДФЛ — 20%.

• Порог по сумме налогооблагаемых операций за год для регистрации плательщиком НДС предлагается повысить с 1 млн грн до 5 млн грн.

Реформирование налога на прибыль

Модель позиционируется как определенный противовес некоторым жестким фискальным правилам BEPS, которые планировалось вводить в рамках деофшоризации.

Основная мотивация этих изменений, по версии их авторов, — дать бизнесу стимулы для развития. НВК призван увеличить прибыльность предприятий: у бизнеса увеличится ресурс, который можно будет направлять на развитие.

На днях Южанина заявила: нынешняя модель налога на прибыль привела к тому, что убытки бизнеса по итогам первого квартала 2016 года превысили 1 трлн грн. Налог на прибыль, по ее словам, собирается в бюджет искусственно — половина его формируется за счет переплат.

Всего в Украине 269 215 плательщиков налога на прибыль.

Как сообщила ЭП управляющий партнер компании “Капитал плюс” Татьяна Шевцова, по результатам декларирования за первый квартал 2016 года подали отчетность 21 тыс налогоплательщиков с оборотом более 20 млн грн. Из них задекларировали прибыль и уплатили налог — 13,8 млрд грн — 12 935 компаний.

При этом 82% этой суммы уплатили 1 086 компаний с оборотом свыше 100 млн грн. В большинстве это госкомпании и компании с иностранным капиталом.

На этом фоне оставшиеся 8 тыс компаний задекларировали совокупно 1,068 трлн убытков. 63% этой суммы или 672 млрд грн — это убытки крупных плательщиков налога. При этом 70% операций по выплате пассивных доходов в пользу нерезидентов осуществляют именно такие убыточные компании.

“Предлагаемая нами модель предполагает уплату налога при выплате дивидендов, а при определенных условиях делает прямым объектом налогообложения часть выплат пассивных доходов. Уплата налога уже не зависит ни от наличия убытков, ни от наличия прибыли”, — объясняет эксперт.

В своих расчетах эксперты допускают поэтапное, в течение трех лет, снижение НВК до 10%, а также уменьшение НДФЛ и ЕСВ до 10%. Поддерживать идею резкого сокращения ЕСВ Южанина не готова. “Нет — это нет”, – сказала она ЭП, уточнив, что и с налогом на выведенный капитал не все вопросы решены.

Кроме того, по ее словам, уже видны риски минимизации плательщиками налоговых обязательств по НВК, которые ГФС будет сложно проконтролировать. Например, речь идет о занижении сумм налога путем работы с “упрощенцами”.

“Все дыры, которые возникают при введении НВК, должны быть перекрыты. Когда мы это сделаем, тогда налог можно будет вводить”, — сказала она.

Если это не произойдет, прогнозирует Южанина, будет введен электронный кабинет, который решит вопрос с переплатами по налогу на прибыль и другие проблемы, касающиеся администрирования. Правительство же вскоре столкнется с необходимостью решать, что делать с триллионом убытков бизнеса.

Загвоздка в расчетах

Введение налога на выведенный капитал приведет к падению доходов госбюджета. Размер дыры может составить 31 млрд грн по пессимистичному прогнозу и около 5 млрд грн — по оптимистичному.

Минфин признает, что НВК даст в бюджет 18,8 млрд грн против 50,5 млрд грн запланированных в 2016 году поступлений от налога на прибыль.

“По нашим расчетам, которые направлены в Минфин для обсуждения и согласования, поступления составят 45-47 млрд грн.

Из них 31 млрд грн обеспечивают прибыльные предприятия — госпредприятия и иностранные компании, выплачивающие дивиденды, 10,8 млрд грн — приравненные к выведению капитала платежи — пассивные доходы, процентные ограничения, ТЦО, еще 3,5 млрд грн — учет 8% инфляции”, — говорит Шевцова.

Прогноз Минфина по ее мнению, очень пессимистичный. Он проведен на базе бюджета 2015 года, запрещавшего платить дивиденды нерезидентам. “В новой модели они один из основных объектов налогообложения”, — объясняет эксперт.

По его словам, такую систему можно вводить тогда, когда бюджет сможет себе это позволить, когда в казне будет резерв на эту сумму.”Все это звучит привлекательно, но нужно делать поправку на украинские реалии. Бизнес умеет уходить от уплаты налога на прибыль. Большие производители будут понимать: если они распределяют прибыль на дивиденды, они подпадают под налогообложение, а если реинвестируют в развитие бизнеса — не попадают. Они начнут честно показывать прибыль, но направлять ее на реинвестирование”, — отмечает в разговоре с ЭП собеседник из Минфина.

Поиск компенсаторов — сложный момент. Сторонники НВК усматривают таковые в модернизации налога на недвижимость.

“Речь о том, чтобы расширить базу налогообложения этим налогом и облагать им стоимость недвижимости, а не квадратуру. Чтобы общество это восприняло, налог на недвижимость предлагается учитывать в суммах НДФЛ для физлиц, и НВК — для юрлиц”, — объясняет эксперт РПР Илья Несходовский.

Таким образом, компании, которые покажут реальную прибыль и легальные зарплаты, не будут его платить.

Загвоздка в том, говорит собеседник ЭП из Минфина, что налог на недвижимость идет в местные бюджеты и не компенсирует дыру в госбюджете. “Мы только увеличим финансовую платежеспособность местных общин. Мы же не можем забрать его в госбюджет — тогда мы разрушаем децентрализацию”, — говорит он.

Рисковая затея

В украинских реалиях стимулирование бизнеса с уровнем теневой экономики 40% не всегда сулит однозначные последствия. Фискальные стимулы в виде резко сниженных налоговых ставок становятся выгодными в первую очередь крупному бизнесу, который работает “вбелую”.

В декабре 2015 года, снижая ЕСВ до 22%, правительство рассчитывало на детенизацию экономики и рост поступлений в бюджет.

Сейчас собеседники ЭП в Кабмине признают: детенизация — дело небыстрое, для ее эффекта нужен минимум год. Однако прошло уже шесть месяцев, а ее признаков особо не видно. Увеличенные поступления от ЕСВ — в большей степени результат повышения бизнесом зарплат под влиянием инфляции.

Такие же риски и по НВК. В Минфине утверждают, что в ходе наработки поправок в Налоговый кодекс важно понять, кому это выгодно. “Если окажется, что тысяче компаний крупного бизнеса, — тогда нет”, — подытожил собеседник ЭП.

Проект госбюджета-2017 планируется подготовить с учетом новой налоговой базы.

В начале июня премьер-министр поручил министру финансов Александру Данылюку, главе профильного парламентского комитета Нине Южаниной, экспертам и советникам подготовить законопроект по налоговой реформе.

Это задача не из легких.

В ходе подготовки нужно учесть то, что пока не очень совмещалось: основные положения законопроекта №3357 о либеральной налоговой реформе и обязательства Украины перед МВФ.

В документе должны уместиться также положения о реформировании ГФС, улучшении системы администрирования и моратории на изменения основных элементов налогового законодательства.

Раздвоение налоговой реформы сыграло немалую роль в отношениях Украины с МВФ — неопределенность с курсом фискальной политики привела к заморозке сотрудничества с кредитором осенью 2015 года.В 2015 году проект №3357 наделал много шума. Он составил конкуренцию налоговой реформе от Минфина. Общественность и представители власти раскололись на две части: сторонников фискальной и либеральной реформ.

Изюминкой в этой истории стало упорное нежелание тогдашнего министра финансов Натальи Яресько и Нины Южаниной идти на компромисс в вопросах налоговой реформы. Противостояние длилось до последнего.

На сей раз обстановка поспокойнее. Контакт с Минфином пока есть.

Южанина говорит: “Мы провели с экспертами и Минфином около десяти встреч. Мы не боремся за то, чтобы голосовался проект №3357. Пускай это будет правительственный проект, который будет на 80% состоять из норм №3357. В рабочей группе мы прошлись по всему проекту и наработали новые изменения”.

По ее словам документ нужно принять до 1 июля, чтобы не нарушать принцип стабильности бюджетного процесса. Последний нарушается из года в год и сильно возмущает бизнес.

Загвоздка в том, что в принятом на последнем заседании Кабмина проекте бюджетной резолюции приоритеты в налоговой реформе Минфин описал так: ликвидация налоговой милиции и создание службы финансовых расследований, запуск электронного кабинета плательщика, упрощение администрирования налогов, запуск одноразового декларирования и непрямых методов контроля доходов граждан. Снижение налоговых ставок не планируется.

В свою очередь, поправки либералов в Налоговый кодекс касаются введения новой модели налога на прибыль и модернизации налога на недвижимость.

Прогнозы относительно эффекта на бюджет от этих новшеств расходятся. Минфин оценивает дыру 31 млрд грн, либералы — 5 млрд грн. Это может стать предметом споров о том, какой должна быть “новая налоговая база”.

Минфин за правки по администрированию

В 2015 году взгляды фискалов и либералов совпадали в изменениях по части администрирования. Эта общность нашла отражение в законопроекте, который разработал Минфин.

• Министерство прописывает принципы работы электронного кабинета плательщика — персонального автоматического рабочего места плательщика, которое позволит бизнесу общаться с фискалами без личного контакта.

Плательщик будет иметь доступ к управлению личным счетом, сможет вести учет платежей, переплат, налогового долга.

• ГФС сможет выполнять лишь сервисные функции. Фискальная служба теряет право любой законодательной и нормативной инициативы и действует исключительно по правилам и процедурам Минфина. То есть вся методологическая работа переходит на уровень министерства.

Минфин становится единым центром принятия решений. Он будет утверждать процедуры, инструкции, регламенты. Ему переходят функции анализа и прогнозов по налоговым поступлениям. Базы данных передаются от ГФС в Минфин.

• Возвращается единый реестр заявок на возмещение НДС. Исправляются некоторые ляпы: возобновляется “случайно” отмененная норма об освобождении от уплаты акцизом импорта и экспорта табачного сырья.

Из системы электронного администрирования НДС выводится плательщики, которые реализуют топливо в емкостях до пяти литров.

• Плательщиками рентной платы за специальное использование воды предлагается признать только первичных водопользователей (водоканалы), исключив из плательщиков вторичных водопользователей.

Эти изменения призваны упростить процедуры администрирования рентной платы и уменьшить количество плательщиков.

• Регулируются принципы уплаты налогов в зоне АТО. На период ее проведения предприятиям, которые официально не переехали из оккупированных территорий, штрафы и пени не начисляются. Прописывается особый порядок уплаты НДС.

До окончания АТО они не могут рассчитывать на возмещение НДС из госбюджета, а также освобождаются от уплаты налога на землю и недвижимость.

Министерство разослало проект закона на согласование. На этом этапе началось самое интересное.

Все по 20, но не так

Эксперты и депутаты в своих поправках к проекту Минфина предлагают эстонский вариант налога на прибыль и налогообложения распределенной прибыли.

• Вместо налога на прибыль с 2017 года предлагается ввести налог на выведенный капитал — НВК. Ставка — 20%. Разница — в объектах налогообложения.

Облагаться налогом будут операции с выведения капитала, в том числе по выплате дивидендов в пользу неплательщиков налога, распределению средств между собственникам ценных бумаг или инвестиционных сертификатов.

Сейчас объект налогообложения — финансовый результат (доходы минус расходы) и налоговые разницы (учет амортизации, резервов, убытков прошлых периодов).

• Cуммы переплат по налогу на прибыль предприятий смогут использоваться налогоплательщиками в счет уменьшения денежных обязательств по налогу на выведенный капитал или возвращены в определенном законом порядке.

• Объединение НДФЛ с военным сбором в единой ставке НДФЛ — 20%.

• Порог по сумме налогооблагаемых операций за год для регистрации плательщиком НДС предлагается повысить с 1 млн грн до 5 млн грн.

Реформирование налога на прибыль

Модель позиционируется как определенный противовес некоторым жестким фискальным правилам BEPS, которые планировалось вводить в рамках деофшоризации.

Основная мотивация этих изменений, по версии их авторов, — дать бизнесу стимулы для развития. НВК призван увеличить прибыльность предприятий: у бизнеса увеличится ресурс, который можно будет направлять на развитие.

На днях Южанина заявила: нынешняя модель налога на прибыль привела к тому, что убытки бизнеса по итогам первого квартала 2016 года превысили 1 трлн грн. Налог на прибыль, по ее словам, собирается в бюджет искусственно — половина его формируется за счет переплат.

Всего в Украине 269 215 плательщиков налога на прибыль.

Как сообщила ЭП управляющий партнер компании “Капитал плюс” Татьяна Шевцова, по результатам декларирования за первый квартал 2016 года подали отчетность 21 тыс налогоплательщиков с оборотом более 20 млн грн. Из них задекларировали прибыль и уплатили налог — 13,8 млрд грн — 12 935 компаний.

При этом 82% этой суммы уплатили 1 086 компаний с оборотом свыше 100 млн грн. В большинстве это госкомпании и компании с иностранным капиталом.

На этом фоне оставшиеся 8 тыс компаний задекларировали совокупно 1,068 трлн убытков. 63% этой суммы или 672 млрд грн — это убытки крупных плательщиков налога. При этом 70% операций по выплате пассивных доходов в пользу нерезидентов осуществляют именно такие убыточные компании.

“Предлагаемая нами модель предполагает уплату налога при выплате дивидендов, а при определенных условиях делает прямым объектом налогообложения часть выплат пассивных доходов. Уплата налога уже не зависит ни от наличия убытков, ни от наличия прибыли”, — объясняет эксперт.

В своих расчетах эксперты допускают поэтапное, в течение трех лет, снижение НВК до 10%, а также уменьшение НДФЛ и ЕСВ до 10%. Поддерживать идею резкого сокращения ЕСВ Южанина не готова. “Нет — это нет”, – сказала она ЭП, уточнив, что и с налогом на выведенный капитал не все вопросы решены.

Кроме того, по ее словам, уже видны риски минимизации плательщиками налоговых обязательств по НВК, которые ГФС будет сложно проконтролировать. Например, речь идет о занижении сумм налога путем работы с “упрощенцами”.

“Все дыры, которые возникают при введении НВК, должны быть перекрыты. Когда мы это сделаем, тогда налог можно будет вводить”, — сказала она.

Если это не произойдет, прогнозирует Южанина, будет введен электронный кабинет, который решит вопрос с переплатами по налогу на прибыль и другие проблемы, касающиеся администрирования. Правительство же вскоре столкнется с необходимостью решать, что делать с триллионом убытков бизнеса.

Загвоздка в расчетах

Введение налога на выведенный капитал приведет к падению доходов госбюджета. Размер дыры может составить 31 млрд грн по пессимистичному прогнозу и около 5 млрд грн — по оптимистичному.

Минфин признает, что НВК даст в бюджет 18,8 млрд грн против 50,5 млрд грн запланированных в 2016 году поступлений от налога на прибыль.

“По нашим расчетам, которые направлены в Минфин для обсуждения и согласования, поступления составят 45-47 млрд грн.

Из них 31 млрд грн обеспечивают прибыльные предприятия — госпредприятия и иностранные компании, выплачивающие дивиденды, 10,8 млрд грн — приравненные к выведению капитала платежи — пассивные доходы, процентные ограничения, ТЦО, еще 3,5 млрд грн — учет 8% инфляции”, — говорит Шевцова.

Прогноз Минфина по ее мнению, очень пессимистичный. Он проведен на базе бюджета 2015 года, запрещавшего платить дивиденды нерезидентам. “В новой модели они один из основных объектов налогообложения”, — объясняет эксперт.

По его словам, такую систему можно вводить тогда, когда бюджет сможет себе это позволить, когда в казне будет резерв на эту сумму.”Все это звучит привлекательно, но нужно делать поправку на украинские реалии. Бизнес умеет уходить от уплаты налога на прибыль. Большие производители будут понимать: если они распределяют прибыль на дивиденды, они подпадают под налогообложение, а если реинвестируют в развитие бизнеса — не попадают. Они начнут честно показывать прибыль, но направлять ее на реинвестирование”, — отмечает в разговоре с ЭП собеседник из Минфина.

Поиск компенсаторов — сложный момент. Сторонники НВК усматривают таковые в модернизации налога на недвижимость.

“Речь о том, чтобы расширить базу налогообложения этим налогом и облагать им стоимость недвижимости, а не квадратуру. Чтобы общество это восприняло, налог на недвижимость предлагается учитывать в суммах НДФЛ для физлиц, и НВК — для юрлиц”, — объясняет эксперт РПР Илья Несходовский.

Таким образом, компании, которые покажут реальную прибыль и легальные зарплаты, не будут его платить.

Загвоздка в том, говорит собеседник ЭП из Минфина, что налог на недвижимость идет в местные бюджеты и не компенсирует дыру в госбюджете. “Мы только увеличим финансовую платежеспособность местных общин. Мы же не можем забрать его в госбюджет — тогда мы разрушаем децентрализацию”, — говорит он.

Рисковая затея

В украинских реалиях стимулирование бизнеса с уровнем теневой экономики 40% не всегда сулит однозначные последствия. Фискальные стимулы в виде резко сниженных налоговых ставок становятся выгодными в первую очередь крупному бизнесу, который работает “вбелую”.

В декабре 2015 года, снижая ЕСВ до 22%, правительство рассчитывало на детенизацию экономики и рост поступлений в бюджет.

Сейчас собеседники ЭП в Кабмине признают: детенизация — дело небыстрое, для ее эффекта нужен минимум год. Однако прошло уже шесть месяцев, а ее признаков особо не видно. Увеличенные поступления от ЕСВ — в большей степени результат повышения бизнесом зарплат под влиянием инфляции.

Такие же риски и по НВК. В Минфине утверждают, что в ходе наработки поправок в Налоговый кодекс важно понять, кому это выгодно. “Если окажется, что тысяче компаний крупного бизнеса, — тогда нет”, — подытожил собеседник ЭП.

Автор материала: Галина Калачова

По материалам: Epravda.com.ua

Материалы по теме: