Нитратные баталии

В преддверии осенне-полевой кампании в Украине разворачивается масштабная схватка между химическим и аграрным лобби. Конфликт уже затронул Минэкономразвития и МинАПК, Антимонопольный комитет и Верховную Раду, а стороны продолжают подтягивать...
nitratnye-batalii-05-09-2016

В преддверии осенне-полевой кампании в Украине разворачивается масштабная схватка между химическим и аграрным лобби. Конфликт уже затронул Минэкономразвития и МинАПК, Антимонопольный комитет и Верховную Раду, а стороны продолжают подтягивать силы. На кону – внутренний рынок азотных удобрений, т.е. сотни миллионов долларов ежегодно. Ставки в борьбе высоки, но и риски тоже: или запретительные пошлины на импорт удобрений из России, или штрафные санкции за монополизм для украинских производителей.

Ostchem против “Еврохима”

Эффект камня, брошенного в омут, создало обращение Союза химиков Украины к правительству страны с просьбой не мешкая ввести пошлины на импорт из России карбамида и комплексного азотного удобрения КАС, а также увеличить размеры уже существующей с 2014 г. пошлины на импорт аммиачной селитры. Изучением этих рынков специалисты Минэкономразвития занялись еще с июня, а в августе как минимум дважды встречались с химиками, чтобы обсудить угрозы импорта. Последние готовы подписать с Кабмином меморандум об обеспечении украинских аграриев азотными удобрениями в полном объеме (это ориентировочно 2,5 млн тонн в год) и, возможно, запустить в работу северодонецкий комбинат “Азот”. Или же, наоборот, показательно остановить предприятия, если их требования не будут удовлетворены.

Не секрет, что главным выгодополучателем от ужесточения пошлин на российские нитраты станет холдинг Ostchem, входящий в Group DF Дмитрия Фирташа. В его структуре числятся 4 азотных предприятия Украины, из которых сейчас работают только два – черкасский “Азот” и “Ривнеазот”. Еще одно – горловский “Стирол” – остается на оккупированной территории Донбасса. А северодонецкий “Азот”, хоть и расположен на территории, контролируемой Украиной, но все же достаточно близко к линии соприкосновения. Поэтому запускать его без особой надобности Ostchem не спешит.

Судьба основного пострадавшего уготована группе “Еврохим” российского бизнесмена Андрея Мельниченко. В прошлом году поставки продукции на рынки СНГ обеспечили ей около 8% общей выручки, т. е. более 300 млн долл. Эта сумма примерно в равной пропорции разделена между продажами фосфорных и азотных удобрений. При этом крупнейшим клиентом “Еврохима” на просторах СНГ был именно украинский АПК. Белорусские и среднеазиатские крестьяне в целом обеспечены химикатами собственного производства, а рынки оставшихся стран Содружества можно и не принимать в расчет ввиду их крохотности. Продукция других российских компаний (“Акрон”, “Уралхим”, “Дорогобуж”, “Минудобрения”) тоже попадала в Украину, но далеко не в таких массовых объемах, как еврохимовская.

По словам Марии Беззубовой, директора по маркетингу, стратегическому анализу и планированию холдинга Ostchem, Украина уже на 90% зависит от России в обеспечении фосфатными и калийными удобрениями, и на 30% – азотными. Менее заангажированные эксперты считают последнюю цифру несколько преувеличенной. Согласно расчетам консалтинговой компании “Маркер” в первой половине 2016 г. 30%-ную планку преодолевал только импорт КАС, тогда как по карбамиду и селитре это показатель был ближе к 20%. Консалтинговое агентство “ААА” вообще утверждает, что доля импортной аммиачной селитры в общем объеме потребления на внутриукраинском рынке составляла в 2015 г. всего 3%, импортного карбамида – 13%. Правда, признает, что в первом полугодии 2016-го эти объемы ощутимо выросли.

Разные методики определения рыночных долей в любом случае не могут игнорировать тенденцию, при которой на протяжении 4 последних лет поток азотных удобрений из-за рубежа в Украину только растет – и именно за счет российских источников. Согласно данным Госкомстата за период с 2012 по 2015 г. зарубежные поставки азотных химикатов выросли по тоннажу на 70% – с 573 до 975 тыс. тонн. В денежном выражении динамика скромнее (прирост составляет лишь 30%). Но это потому, что цены на данный товар планомерно падают. Тем не менее в прошлом году украинские аграрии суммарно заплатили за импортные нитраты 212,7 млн долл.

В Союзе химиков Украины утверждают, что российские производители демпингуют на отечественном рынке, пользуясь дешевой ценой на природный газ. “Они покупают газ по 70-80 долл./тыс. куб. м, а украинские предприятия в июле на задвижке платили 254,9 долл. без НДС с расходами на транспортировку”, – говорит президент Союза химиков Алексей Голубов. Похожая аргументация один раз уже сработала в 2014 г., когда правительство Украины ввело ограничительные пошлины на импорт аммиачной селитры из России в размере 20-36% от таможенной стоимости сроком на 5 лет. Однако, по мнению А.Голубова, такая мера получилась половинчатой, поскольку российские производители начали в значительно больших объемах завозить в Украину ту же аммиачную селитру, но с незначительными добавками фосфора и кальция, а это уже другая таможенная номенклатура, необлагаемая пошлинами. Кроме того, значительно выросли импортные поставки карбамида и КАС, заняв соответственно 25% и 44% объема украинского рынка.

Чтобы притормозить импорт, украинские азотные предприятия предлагают увеличить пошлину на селитру не менее чем в 2 раза, а на КАС и карбамид установить ее в размере порядка 120% от таможенной стоимости. В своих обоснованиях они сравнивают цены на российские удобрения, подставляя в себестоимость внутреннюю цену газа в России и цену его же на германской границе (349 долл./тыс. куб. м). Из этой разницы и выводится демпинговая составная. В “Еврохиме”, как и следовало ожидать, такую методику считают недостоверной.

Аграрии против Ostchem

Горой за российский азотный импорт встала сейчас и значительная часть украинских аграриев. Они тоже умеют писать письма премьеру Владимиру Гройсману и другим высокопоставленным лицам. В частности, в коллективном обращении 5 отраслевых объединений национальных агропроизводителей говорится, что введение ограничений на импорт КАС и карбамида обернется для селян дополнительными финансовыми затратами – прогнозировано 6,5 млрд грн. в 2017 г. Такое предположение авторы строят на том, что при отсутствии импорта на рынке азотных удобрений страны пропадет конкуренция, и отечественные производители смогут безбоязненно повышать цены. Особое их негодование вызывает факт, что уже сейчас цены, выставляемые украинскими азотниками для внутреннего рынка, гораздо выше, чем при поставках на экспорт. По данным представителей АПК, на начало августа разрыв составлял до 30%. Поэтому они требуют от правительства не только отказаться от идеи введения новых пошлин на азотные удобрения, но и отменить старые – на аммиачную селитру. Правда, при этом придется закрыть глаза на то, что вожделенный товар происходит из страны-агрессора.

Комплаэнс-директор Group DF Игорь Гольченко парирует, что внутренние и экспортные цены сравнивать некорректно. “Цена “FOB Черное море” – это цена торговых посредников по продажам крупных оптовых партий (20-100 тыс. тонн и более) на мировые рынки, зависимые от импорта, – объясняет он разницу. – Цена на внутреннем рынке представляет собой цену за мелкооптовые или розничные партии продукции. Кроме того, в эту цену входят затраты, связанные с логистикой, хранением продукции на складах, упаковкой и пр.”.

Это объяснение вряд ли кого-то утешит. Для предприятий АПК антидемпинговые санкции несут в себе риск увеличения производственных затрат. И эти опасения уже подтверждены недавним эмпирическим опытом. В 2014 г. после введения пошлин на аммиачную селитру цены на внутреннем рынке на все виды азотных удобрений выросли на 14-17%. В консалтинговом агентстве “ААА” этот прирост классифицируют как монопольную премию (маржу) национальных производителей. По его оценкам, во втором полугодии 2014 г. величина маржи стремительно выросла до 80-153 долл./тонну, но в первом полугодии-2015 упала до 39-49 долл. (что тоже немало). Здесь, правда, можно опять обратиться к контртезису о некорректности сравнения внутренних и внешних цен, из чего и выводится упомянутая маржа.

Хотя если сравнивать не абсолютные величины, а ценовые динамики, то результат все равно будет не в пользу украинских азотников. Например, с момента введения в Украине пошлин на российскую селитру (середина 2014 г.) и до конца 2015 г. экспортные цены стабильно снижались, а внутренние – нет. Соответственно, первые в декабре-2015 были уже на 70-90 долл./тонну ниже, чем в июле-2014, а вторые сначала росли, потом падали, но в итоге оказались практически на одном уровне что в стартовой, что в финальной точках отсчета – т. е. в интервале 270 долл./тонну. Иными словами, цены внутреннего рынка и цены за пределами страны вели себя асинхронно.

По аналогии с ситуацией 2014 г., эксперты из агентства “ААА” считают весьма вероятным введение пошлин и в текущем году, с последующим за этим повышением цен на внутреннем рынке. “С оглядкой на хроническое затоваривание рынка карбамида мы ожидаем рост цен на это удобрение на уровне 20%-25%. На аммиачную селитру и КАС мы ожидаем рост цен в среднем на 40%”, – говорится в их исследовании рынка.

Сегодня нитратные баталии в стране достигли уже той стадии, когда стороны наносят друг другу удары на встречных курсах. В пику химикам аграрии взялись продвигать идею наказания украинских производителей азотных удобрений штрафами за злоупотребление монопольным положением. Жалобу подобного содержание АМКУ рассматривает чуть ли не год. Но если раньше процесс шел ни шатко ни валко, то теперь антимонопольному ведомству придется более оперативно и четко реагировать на резонансную ситуацию. Занимательно, что подал указанную жалобу не кто-то из крупных отечественных латифундистов, …а Полтавский ГОК.

Причем здесь он? Оказывается, железорудному комбинату Константина Жеваго необходима селитра для производства взрывчатки для собственных нужд. Вот он и решил обвинить трейдера из Group DF – компанию “НФ Трейдинг” – в установлении таких цен реализации аммиачной селитры, которые были бы невозможны при условии значительной конкуренции на рынке. По сравнению со спросом со стороны АПК, объемы закупки селитры Полтавским ГОКом мизерны настолько, что не стоило бы и утруждать юристов комбината. Поэтому глубинные причины не в банальном недовольстве высокой ценой. Возможно, К.Жеваго стремится вернуться в азотную отрасль. В свое время он был одним из акционеров “Ривнеазота” и претендовал на приватизацию комбината “Азот” в Северодонецке. Из обоих активов его вытеснил именно Д.Фирташ.

Таким образом, аграрное лобби заполучило в лице К.Жеваго серьезного союзника, с которым вместе веселее продавливать удобное решение АМКУ. Тем более что формально доказать монопольное положение холдинга Ostchem на украинском рынке селитры не составляет труда. В сегментах КАС и карбамида не все так однозначно, поскольку в первом случае заметную роль играет импорт (и не только из России), а также работают несколько мелких производств-смесителей, а во втором – мощным игроком остается Одесский припортовый завод, производящий почти 1 млн тонн карбамида в год. А находиться сегодня в одной лодке с ОПЗ – это уже счастливый билет для Д.Фирташа.

Окончательное решение по введению дополнительных заградительных санкций против нитратов из РФ ожидается в конце сентября. А уже в октябре должен пройти повторный конкурс по приватизации Одесского припортового завода. Кабмин крайне не заинтересован в том, чтобы и повторные торги провалились. Поэтому 31 августа он принял принципиальное решение о снижении стартовой цены предприятия. Точной цифры в Киеве пока не называют, но, судя по высказываниям главы Фонда госимущества Игоря Билоуса, обсуждается коридор в пределах 200-300 млн долл. Эта стартовая цена намного привлекательнее для инвесторов, чем на июньском конкурсе. Но Кабмин хочет гарантировано застраховаться от повторного провала торгов. Очищение же внутреннего рынка от российского карбамида стало бы дополнительным бонусом для покупателя ОПЗ. Такой себе вишенкой на торте. Поэтому шансы на введение новых пошлин действительно высоки.

Автор материала: Ярослав Ярош

По материалам: Minprom.ua

Материалы по теме: