Мучительное просветление. Кто побеждает в войне с теневой экономикой в Украине

Уровень теневой экономики в 2015 году снизился на 3% и составил 40% валового внутреннего продукта. Такие данные недавно обнародовало Министерство экономического развития и торговли. Мнения экспертов в целом совпадают...
muchitelnoe-prosvetlenie-22-07-2016

Уровень теневой экономики в 2015 году снизился на 3% и составил 40% валового внутреннего продукта. Такие данные недавно обнародовало Министерство экономического развития и торговли. Мнения экспертов в целом совпадают с этой оценкой. “Мы наблюдаем несущественное сокращение доли теневого сектора. Сейчас этот показатель составляет от 24% до 47% по разным товарным рынкам”, — говорит сооснователь Гражданской платформы “Новая Страна” Андрей Длигач.

В денежном выражении масштабы теневой экономики в Украине он оценивает не менее чем в 300–400 млрд грн в год. С одной стороны, при ВВП на уровне почти в 2 млрд грн это почти вдвое меньше оценки Минэкономики. С другой — теневой оборот тесно связан с легальной экономикой: та же зарплата, полученная в конверте, в большинстве случаев уже через месяц попадает в легальный оборот.

Но теневая экономика не исчерпывается только зарплатами. По словам управляющего партнёра Suprema Lex Виктора Мороза, это и двойная бухгалтерия, когда в налоговом учёте отражаются не все операции и за счёт этого платится меньше налогов, и работа предприятий без лицензий. “Существуют целые заводы, производящие тонны продукции, которые действуют подпольно, без какой-либо регистрации”, — говорит он. Доходы от такой деятельности редко пополняют ВВП — существенная их часть уходит из Украины или оседает в накоплениях.

Минимум 300–400 млрд грн составляет годовой объём теневой экономики Украины

Кстати, Виктор Мороз считает, что уровень теневой экономики и вовсе превышает половину ВВП. По словам старшего экономиста Центра экономической стратегии Ирины Пионтковской, тенизация подобных масштабов приводит к недополучению налогов и сборов, дефициту Пенсионного фонда и низкому уровню пенсий, ограниченности инвестиционных ресурсов.

На первый взгляд нынешняя ситуация с теневой экономикой даже хуже, чем в 2011–2013 годах, когда её объём составлял 34–35% ВВП. На самом деле это не так. При рекордном падении ВВП (почти на 10% только в 2015 году) и курса гривны объём теневой экономики мог вырасти и до 60% — в новейшей истории Украины бывало и такое.

Этого не произошло, в том числе благодаря налоговым послаблениям, мерам по дерегуляции, снижению уровня коррупции при госзакупках и т. п. Другое дело, что сделано было мало — и в итоге бизнесу сейчас работать легально не особо легче, чем три-пять лет назад.

Махинации с госзакупками

Оценка экспертов: прогресс — 3,5 балла из 5 возможных

Самым большим успехом в борьбе с теневой экономикой эксперты считают реформу сферы госзакупок. Электронная система тендеров ProZorro, работавшая в 2015 году в тестовом режиме, только за этот период сэкономила бюджету более 500 млн грн. Сейчас, по оценкам Максима Нефьодова, эта сумма превысила 2 млрд грн. ProZorro позволяет бизнесу подавать шаблонные заявки на участие в тендерах онлайн и лишает чиновников возможности отсеивать претендентов за счёт требования лишних справок, выписок и каких-либо других документов. Торги проходят в интернете в анонимном режиме, то есть чиновники видят ценовые предложения не от конкретных компаний, а от участника под номером 1, 2 или 3. Лучшее ценовое предложение определяется автоматически.

С 1 апреля этого года использование системы ProZorro при проведении тендеров стало обязательным для всех центральных органов исполнительной власти и крупных предприятий, а с 1 августа на ProZorro перейдут абсолютно все госзаказчики — по оценкам команды разработчиков, после того как система заработает в полном объёме, экономия для бюджета может составить от 50 млрд грн до 150 млрд грн в год.

Впрочем, чиновники-коррупционеры находят способы обойти препятствие в виде ProZorro. К примеру, объявляют о проведении тендера на закупку специфического оборудования за такой короткий срок, что не дают возможности бизнесу подготовить свои предложения. Или же просто рассчитываются со связанным поставщиком за непоставленный товар. Такие связи тщательно скрываются, иногда с откровенным цинизмом. “Например, ООО “Ромсат”, владельцем которого указан Агамемнон Анонимус, выиграло тендер на 10 млн грн на поставку аппаратуры Укрчастотнадзору”, — рассказывает юрист Центра противодействия коррупции Анастасия Красносильская.

Пока правоохранительные органы на такие случаи практически не реагируют, хотя информация о тендерах ProZorro структурирована и находится в открытом доступе для всех желающих.

Зарплаты в конвертах

Оценка экспертов: прогресс — 2 балла из 5 возможных

По словам главы Государственной фискальной службы Романа Насирова, сегодня в Украине официально получают зарплату только 10,5 млн человек, из которых 4 млн — минимальную. Для сравнения: в соизмеримой по количеству населения Польше официально работают около 20 млн человек.

Ещё в 2014 году ГФС оценивала ежемесячный объём теневого рынка зарплат в Украине в 20–50 млрд грн. И хотя после Майдана государство несколько раз пыталось стимулировать выход зарплат из тени, удалось это лишь частично. К примеру, с начала 2016 года ставка единого соцвзноса снизилась фактически в два раза, до 22%. При этом, по данным ГФС, сборы в казну от ЕСВ сократились лишь на 27%, до 11 млрд грн в месяц — то есть благодаря снижению налога размер официальных зарплат всё же вырос.

В правительстве рассчитывали, что налоговые уступки приведут к большей детенизации, но этого не произошло. “Предприниматели не так много и не так легко зарабатывают, а их коррупционные затраты по-прежнему велики, несмотря на мораторий (на проверки. — Фокус)”, — объясняет адвокат Оксана Кобзар. По её словам, чтобы выживать в таких условиях, малый бизнес предпочитает тратить освободившиеся благодаря снижению ЕСВ деньги на мотивацию сотрудников, пополнение оборотных средств, инвестиции в развитие и т.п., а не на уплату налогов “коррупционному государству, которое не обеспечивает комфортных условий работы”.

По словам старшего экономиста Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Василия Поворозника, работать легально стало дешевле, но механизм наказания за попытки уйти в тень по-прежнему не работает или действует выборочно.

Уклонение от уплаты НДС и других налогов

Оценка экспертов: прогресс — 1,5 балла из 5 возможных

Во время президентства Януковича, когда налоговое ведомство возглавлял Александр Клименко, в лексикон бизнесменов прочно вошло новое понятие — “площадка”. Так называли подконтрольные власти предприятия, которые использовались для оптимизации налогов.

Бизнесменов в схемы с “площадками” буквально загоняли, обещая взамен решение всех вопросов с налоговой. По данным экс-главы ГФС Игоря Билоуса, в 2013 году только махинации с НДС лишили бюджет 70 млрд грн.

С 1 июля 2015 года в Украине заработала система электронного администрирования НДС, усложнившая проведение фиктивных операций. Однако, как отмечают опрошенные Фокусом эксперты, это лишь отчасти способствовало детенизации. “Электронное администрирование НДС действительно усложняет махинации с этим налогом, но отнюдь не исключает их, — рассказывает юрист компании КПМГ в Украине Антон Каганец. — Налоговые ямы (предприятия для минимизации НДС. — Фокус) продолжают существовать несмотря на то, что уже почти год как введены электронные счета. В то же время сложностей в уплате НДС у предприятий меньше не стало, а наоборот, добавилась необходимость депонировать, грубо говоря, замораживать деньги на счетах, тем самым вымывая оборотные средства”.

Бизнес уклоняется и от уплаты других налогов — например, за счёт использования упрощённой системы налогообложения. Дерегуляция, проведённая Минэкономразвития (сокращение разрешительных документов на 41%, до 84, отмена сертификации для 90% продукции, ускорение выдачи фитосанитарных сертификатов и пр.), снизила издержки бизнеса, но, видимо, недостаточно. Соответственно, пока она так и не стала стимулом для выхода из тени.

Контрабанда и теневой импорт

Оценка экспертов: прогресс — 1 балл из 5 возможных

Контрабанда и так называемый серый импорт (занижение таможенной стоимости ввозимых товаров, фальсификация данных об их количестве и номенклатуре) по-прежнему процветают. Хотя, по словам главы ГФС Романа Насирова, с осени 2015-го на таможне сменили более 250 руководителей, ощутимого эффекта от кадровых чисток пока не видно.

В самом ведомстве считают иначе. К примеру, приводят в пример увеличение поступлений таможенных платежей на 20%, до 70 млрд грн в январе — апреле этого года. Также в ГФС рассчитывают на детенизацию после запуска в прошлом месяце 20 межведомственных мобильных групп для контроля за работой таможенников.

Оценки бизнеса расходятся с мнением ГФС. К примеру, по последним данным компании GfK Ukraine, объём чёрного и серого импорта в Украину планшетов, мобильных телефонов и ноутбуков составляет до 20%, фотоаппаратов — до 25%, холодильников и стиральных машин — до 15%, телевизоров — до 10%.

“Официальная статистика таможни о борьбе с нарушениями искажена и в значительной мере состоит из случаев привлечения к ответственности за формальные ошибки малых и средних импортёров”, — поясняет Оксана Кобзар. Зачастую такие случаи не имеют ничего общего с контрабандой, а иногда и вовсе возникают из-за того, что бизнесмены не желают участвовать в коррупционных схемах.

Побороть контрабанду можно всеобщим и обязательным введением для торговцев кассовых аппаратов. Но прежде нужно навести порядок на таможне, запустив полностью автоматизированную систему обработки таможенных данных, а самих таможенников оснастить сканерами. Это исключит из процесса влияние “личного фактора”. Пока же, по словам исполнительного директора Европейской Бизнес Ассоциации (ЕБА) Анны Деревянко, отдельный инспектор может пропустить продукцию без соблюдения таможенных формальностей. Само собой — не бесплатно.

Реализация подакцизного контрафакта

Оценка экспертов: прогресс — 1,5 балла из 5 возможных

В 2014 году после Революции достоинства налоговая милиция отрапортовала о пресечении масштабного производства контрафактного алкоголя, которое организовал экс-депутат от Партии регионов Юрий Иванющенко.

В схеме было задействовано шесть ликёро-водочных заводов, на которые поступал спирт, по документам предназначавшийся для изготовления биоэтанола. По данным налоговой, таким образом было выпущено 300 млн бутылок контрафактной водки, которую продавали с поддельными акцизными марками. Только за счёт этого доля нелегального алкоголя на рынке превысила 50%, потери госбюджета оценивались в 3,5 млрд грн недополученного акцизного налога в год.

Как отмечают опрошенные Фокусом эксперты, сейчас в сфере продажи подакцизной продукции ситуация по-прежнему далека от идеала. “До 40% рынка всё ещё находятся в тени из-за лазеек для нарушения законодательства, коррупции и контрабанды”, — говорит Анна Деревянко из ЕБА. По её словам, на практике под планомерный контроль попадают только легальные импортёры и ретейл. “Но основным каналом сбыта, который используют недобросовестные торговцы, становятся интернет-магазины и даже соцсети. Представители ГФС в большинстве случаев не могут или не хотят реагировать на такого рода нарушения”, — объясняет Деревянко.

При этом вместо борьбы с нелегальными каналами сбыта контрафакта и контрабанды государство ежегодно поднимает акцизы, что ещё больше вгоняет бизнес в тень.

Нелегальная добыча полезных ископаемых и вырубка леса

Оценка экспертов: прогресс — 1 балл из 5 возможных

Кроме браконьерской добычи янтаря, о которой сейчас много говорят благодаря недавнему задержанию руководителей преступной группы в Ровенской области, в Украине процветает незаконный намыв и продажа песка, щебня, нелегальная вырубка леса и т. п.

По сути, нелегальным промыслам противодействуют разве что гражданские активисты, а большинство недобросовестных предпринимателей годами успешно работают в тени под прикрытием чиновников.

Масштабы такой деятельности впечатляют. Генеральный прокурор Юрий Луценко недавно заявил, что объёмы доходов только от нелегальной добычи янтаря равны потребностям всего военного бюджета страны. Для справки: бюджет Минобороны в этом году составляет 55,5 млрд грн.

Эксперт Экономического дискуссионного клуба Евгений Олейников называет незаконную добычу полезных ископаемых с их последующей продажей вторым по объёму сектором теневой экономики после теневой торговли. При этом даже там, где государство пытается бороться с нелегалами, не делается ничего для легализации этого бизнеса. В пример Олейников приводит тот же янтарь и уголовные дела, открытые в отношении тех, кто крышевал его добычу. “В то же время действий, направленных на перевод такой деятельности в легальный сектор, предпринято не было”, — отмечает он.

В случае со сверхрентабельным бизнесом, которым является добыча янтаря, максимум, к чему может привести такая борьба, будет очередной передел сфер влияния.

Обмен валют

Оценка экспертов: прогресс — 0 баллов из 5 возможных

Очевидным провалом в борьбе с теневой экономикой после 2013 года стал ренессанс чёрного валютного рынка. Этому явлению есть ряд объяснений. На пике кризиса НБУ вынужденно ограничил возможности бизнеса и населения покупать валюту, введя дневные лимиты на такие операции. Ещё большим стимулом для расцвета чёрного рынка стал двухпроцентный сбор в Пенсионный фонд, сделавший официальную покупку валюты ещё менее выгодной.

Статистика подтверждает: если до кризиса население покупало в банках $1–3 млрд в месяц, то сейчас лишь $200–400 млн. Даже со скидкой на падение экономики это свидетельствует о росте теневого оборота. Ирина Пионтковская из Центра экономической стратегии приводит в подтверждение ещё один пример: парадоксальный рост количества обменных пунктов на фоне многократного сокращения легальных объёмов купли-продажи валюты. По её словам, “неформальный” сегмент валютного рынка обслуживает большую часть теневого сектора украинской экономики.

Вывод капитала за рубеж

Оценка экспертов: прогресс — 1,5 балла из 5 возможных

По данным американской неправительственной организации Global Financial Integrity, за период с 2004-го по 2013 год из Украины за рубеж вывели более $116 млрд.

Но даже после 2013-го крупный бизнес и чиновники не раз оказывались в центре скандалов, связанных с выводом денег из страны. К примеру, по данным прокуратуры, обанкротившийся в 2015-м Дельта Банк вывел около 4 млрд грн рефинансирования НБУ на счета 12 украинских компаний в банках Латвии и Нидерландов.

В целом Национальное антикоррупционное бюро подозревает должностных лиц НБУ в незаконном выделении в течение 2014–2015 годов рефинансирования семи банкам, что привело к растрате 12 млрд грн. Можно предположить, что львиная доля этих денег также могла осесть на зарубежных счетах.

Использование офшорных компаний для вывода денег из Украины популярно, как и раньше. В известном всему миру “панамском” скандале фигурируют имена более полутора сотен граждан Украины. По данным Международного консорциума журналистов-расследователей, эти люди имеют отношение к 469 офшорным компаниям. “Несмотря на жёсткие ограничения НБУ, лица, имеющие валютные ценности, находят способы вывести их за рубеж, что стимулируют серые схемы и отпугивает нормальных инвесторов от Украины”, — говорит Григорий Трипульский из ЮК “Де-Юре”.

Аналитики гражданской платформы “Новая Страна” оценивают нынешний объём оттока капитала из Украины в 100 млрд грн в год. Сумма по-прежнему внушительная, но она в разы меньше объёмов вывода прошлых лет — в том числе и за счёт ужесточения валютного контроля со стороны НБУ.

По материалам: Focus.ua

Материалы по теме: