Моим неуважаемым “братьям”

Часто, общаясь с русским населением, слышу обвинение в том, что мне «промыли мозги», «купил госдеп», а «майданутая» в этом перечне – не самое крепкое слово. Так вот сегодня почему-то...
moim-neuvajaemim-bratiyam-ukr-09-01-2017

Часто, общаясь с русским населением, слышу обвинение в том, что мне «промыли мозги», «купил госдеп», а «майданутая» в этом перечне – не самое крепкое слово. Так вот сегодня почему-то вспомнилось, как я «докатилась до жизни такой».

В 2013 году, когда Майдан то разгорался, то затихал, мне по большому счёту, как и многим моим знакомым, было вообще не до него. Дома – ремонт, на работе – отчёты. Времени ни на зомбоящик, ни на газеты не было вообще. Киев был далеко, а требовательное начальство – рядом. Основные новости содержались в разговорах коллег, причём каждый интерпретировал их так, как кому Бог на душу положил. Понемногу начало доходить только в начале января, и то – наши СМИ передавали всё в зависимости от того, кто платил за музыку.

А потом был Крым. В это не хотелось верить. Но случилось. На работе коллектив разделился на «крымнашей» и тех, кто не верил. Муж знакомой тогда сказал, что ничем хорошим это не закончится и быть войне. У нас уже был свой Майдан и Антимайдан. Всё закончилось, не успев толком начаться.

Милиция была как всегда ни при делах, так как не было команды, а те из сотрудников, которые были поумнее, предпочитали молчать, ожидая, куда кривая вынесет. Проукраинских людей, готовых отстаивать своё мнение, оказалось меньше, но они были. Сейчас, когда слышу о том, что мы сами виноваты, хочу сказать «патриотам»: «Вам просто повезло, что вы далеко от границы». Тут Харькову отдельный респект.

Когда началась экстренная подготовка к «референдуму» мы просто не верили, что этот бред свершится. Самым ужасным было то, что вроде адекватные люди начали нести полный бред о том, какие мы «кормильцы», о братской России, о русских пенсиях и зарплатах, о том, что «биндерам» и «пиндосам» покажут, «как лава садится». Часть населения резко вспомнила о русских корнях. Ещё бы! На отстройку шахт кто к нам только не приехал в послевоенные годы… Но то уже история.

Тут хочется «добрым словом» вспомнить русскую пропаганду. Да, Россия отстала во многом, но на этом поприще она если не на первом месте, то в тройку лидеров войдёт успешно. Дотационный регион, где бюджеты маленьких городов не могли прокормить самостоятельно даже пенсионеров (скажу за свой город: от общего количества населения они составляют треть; рабочего населения от силы 20% (тех, чьи отчисления шли официально)), вдруг объявлен всеобщим кормильцем и не понятно до сих пор, почему не процветаем. На моё замечание, что Львов давно обошёл Донецк по самофинансированию, в лучшем случае оппоненты просто крутили пальцем у виска. А мне вспомнилось, как в 2004 к нам приехали наблюдатели с Западной Украины и были в шоке от наших бараков! Они не верили, что у нас так живут. Тогда ещё не вышел фильм прибалтов «Шахта №8», которая показала наш край во всей его красе. Кто не видел – посмотрите.

И вот наступило 11 мая. Тот день я очень хорошо помню. По улице бродили люди, смеялись, шутили, а мне хотелось спрятаться от предчувствия чего-то страшного. Чуйка, что ли. Нам задавали один вопрос: «А вы ходили?» и следом второй : «А почему?» Самое обидное, что мы накануне в беседе с друзьями пытались объяснить, что ходить нельзя, что это бред! С нами вроде согласились…. И пошли. Когда уже мы спрашивали: «Зачем?», кто-то отводил глаза, кто-то говорил «потому что все пошли», а кто-то откровенно хамил и говорил «Что теперь заживём!».

Скажу честно, что до последнего не верила, что бумажка, отпечатанная на принтере, сломает жизни тысячам людей, и мою в том числе. Я ещё планировала отпуск, когда у нас устанавливались первые блокпосты, потому что надеялась, что этих убогих разгонят в скором времени.

Но чуда не случилось, и в июне уже началось страшное. Пусть заткнутся все, кто мне будет рассказывать про гражданскую войну! Колонны техники въезжали в нашу сторону, а мои знакомые выезжали в другую. Да, представьте себе, часть людей, которые были за Украину тоже ехали в Россию. Тогда люди спасали себя и детей, ехали кто к родне, а кто просто бежал от войны. Никто не верил, что это затянется. У нас говорили: «Пересидим пару недель в лагере для беженцев и домой». Они вернулись. В августе. Как раз в разгар кошмара.

Снова хочу обратиться к гражданам из-за поребрика. Знаете, как это – готовить на день рождения не праздничный ужин, а подвал для жилья на неопределённый срок? С каким звуком над головой падает сбитый самолёт? Знаете, как это, когда рядом ваши «асвабадители» притащили пушки и «ГРАДы» и мой дом треснул от взрывов. Он простоял почти 60 лет, и ещё бы стоял! Пушки были у нас в больничном дворе, возле девятиэтажки моей тётки припёрли зенитки, а мрази с автоматами, сидя в белой «девятке» под моим двором с характерным вашим акцентом интересовались, почему я на них «смАтрю, как на врагов народа». Никакой телевизор не убедит лучше мины, прилетевшей к нам и убившей мою соседку, добрую тётку, которую я знала с детства. Её хоронили в мешке, потому что было не до гробов, а «Ритуалка» к нам выезжать боялась.

Блокпосты в городе – вообще тема отдельная. Там перебывали все отбросы нашего городка. Вдумайтесь только, что наши бабульки как-то сказали об одном персонаже : «Тю, думали, что сдох уже, наркоман несчастный, а ему автомат дали» .И на этом фоне отвратительно выглядели бабы, пытающиеся что-то всучить «нашим мальчикам». Мерзкие твари теперь мотаются в Украину за пенсией, потому что им все должны. Слыша фразу «наши мальчики», хотелось придушить голыми руками. Вчерашние алкаши и наркоманы стали теперь местными героями. Но очень скоро эйфория прошла. То тут, то там обезьяны с автоматами начали творить беспредел, и теперь уже слышно было : «Зачем было кому попало оружие в руки давать?».

Правда, уже в 2015 оружие начали изымать, часть доблестного ополчения похоронили на местных кладбищах, часть приехала домой и тихо-мирно разбрелась по шахтам-дыркам, предпочитая не вспоминать о своих «подвигах». Ещё часть двинула по старой памяти на Россию, но были обмануты в большинстве случаев и вернулись домой ни с чем (мой знакомый за два месяца заработал аж 12 тыс. рублей. На мой вопрос – и что теперь, ответил, что не знает, как жить дальше. Хорошо, что есть дыропенсия – 2 тыс. рублей. Не вселенская сумма, но когда совсем ничего нет – и это деньги).

Мой и без того депрессивный городок потихоньку начал умирать. Часть людей, выехав, так и не вернулись. Некоторые приезжают только на время: забрать кое-какие вещи, побывать у близких на кладбище, проведать родных или просто убедиться в целостности жилища. Обычным делом стали «учения» на полигонах. Раньше это были поля, но теперь там нельзя ничего сажать, так как учения идут круглый год и в грязи остались сотни неразорвавшихся снарядов. Когда на Пасху и Троицу «полигон» учился с самого утра, ругались даже адепты молодой республики, на что мы язвительно заметили, что боевым бурятам до их православных праздников дела нет. Психовали, но крыть было нечем.

Даже при всей моей ненависти к вам, мои «небратья», я не хочу, чтобы ваши дети знали разницу между выстрелами танка и зенитки, как разбираются наши дети. Или когда вы с малышом идёте домой, а из-за супермаркета выскакивают два тела в камуфляже и начинают с идиотским хохотом стрелять по сторонам. Не верите? А мы такое видели в реале. Летом. В 2014. Или когда молодая прилично одетая пара ходила по дворам моего посёлка в поисках молока для грудничка. Они пришли из города, потому что товары к нам боялись привозить, а малыша нужно было чем-то кормить. Мы же выживали только за счёт старых запасов круп и муки. Нам повезло – у нас почти не выключали свет и воду, и мы могли готовить еду нормально, а не как знакомые – на костре (мои друзья в Луганске могут рассказать об особенностях «костровой» кухни, когда под обстрелами нужно ещё выстоять очередь за водой).

Вы говорите, что защищаете нас от хунты. Но почему в остальных городах люди живут нормально, никто не ест младенцев, а монтажную пену используют по назначению, а не так, как в своей больной фантазии придумали ваши журналисты. Почему мои знакомые в Днепре живут спокойно, разговаривают по-русски и понятия не имеют о притеснении русскоязычного населения? Почему даже ярые украинофобы стараются всеми правдами-неправдами получить украинские документы, потому что ДНР-овские – это филькина грамота?

До войны я понятия не имела, когда родился Бандера. Теперь же, назло всем своим ватным знакомым, 1-го января шлю поздравления с его днём рождения, представляя, как бесит одно только упоминание о Степане Андреевиче. До войны я всегда болела за ваши и наши команды, теперь же победа украинцев вдвойне приятнее, если они утёрли нос вашим спортсменам. Ваш парад никогда не смотрели не я, ни мои знакомые, но только ленивый не смеялся с вашей картонной «Арматы», и даже мои девчонки, далёкие от достижений науки и техники, делают ставки, не взлетит или рухнет ваш очередной «Протон».

Раньше флаг и гимн не вызывали у меня особых эмоций, а вы научили гордиться ими. А теперь, находясь на оккупированной территории, мы радуемся не то, что этим символам, а даже просто сочетанию жовто-блакытных цветов. Я не знаю ни одного человека, который, живя в оккупации , и ожидая Украину, предал её. Вам не понять, что мы любим не власть, не президента( их ещё будет много), а нашу страну, свою землю. Нам, в отличие от вас, никогда не нужно было чужого. У нас одно желание – чтобы вы наконец отстали от нас, озаботились своими проблемами (у вас их тоже немало), забрали своих солдат и попытались понять, что мы- отдельный, самостоятельный народ со своей культурой и традициями.

Скажу вам вашим языком – просто ОТВАЛИТЕ!

Автор материала: Анатолий ТКАЧЕНКО

По материалам: Glavnoe.ua

Просмотров: 579

Материалы по теме: