Крышки для героев и принцип Винни-Пуха. Почему горят свалки?

Далеко ли мы ушли от туземцев в отношении к “феномену общественных отношений” – мусору? …Если от верхней границы Музея архитектуры в Пирогово пройти метров сто, упрешься в край глубокого...
kryshki-dlya-geroev-30-06-2016

Далеко ли мы ушли от туземцев в отношении к “феномену общественных отношений” – мусору?

…Если от верхней границы Музея архитектуры в Пирогово пройти метров сто, упрешься в край глубокого котлована. Лет 20 назад там добывали знаменитую голубую глину. Сегодня это одна из официальных киевских свалок. Поток мусоровозов и рев бульдозеров не утихают ни на минуту. 10-метровый склон мусорной горы иногда дымит. И тогда запах гари витает над Китаево. Лет через десять свалка подберется к ограде музея-скансена, и туристы смогут лицезреть шедевры деревянного зодчества в клубах едкого дыма.

С опушки над котлованом хорошо видны живописные холмы над Чапаевкой. Правда, красивы они лишь издали. На самом деле, это слегка присыпанные землей и поросшие бурьяном свалки прежних лет. Зеленый покров испещрен оспинами разрытий, оставленных «кладоискателями».

Свалками захвачены 2 процента территории Украины, говорит вице-спикер ВР Оксана Сыроид. Нардеп Иван Рыбак называет другую цифру – 6 процентов. Это сравнимо с территорией оккупированного Донбасса.

Нет людей, которые не понимают грозящей нам опасности. Но у нас есть две темы, о которых в приличном обществе не говорят – о смерти и о мусоре. Жертвы в Грибовичах напомнили о запретной стороне жизни, и раздражение выплеснулось на Садового.

Ни один ближний город не согласился принять к себе львовский мусор. Его возят за тридевять земель – в Киев. И уже появилась петиция от киевлян – недовольных «гуманизмом» Виталия Кличко. Так сложилось, что каждый город ведет собственную битву с мусором. Часто порознь, как под Калкой. И поражения стыдливо прячут, засыпая глиной бесчисленные мусорники и помойки.

Каждая власть обещает начать раздельный сбор мусора. Но проигрывает войну бомжам и подпольным фирмочкам, обсевшим полигоны. Отходы в Грибовичах уже давным давно должны были пустить в переработку. Но иностранный инвестор воротит носом: мол, после бомжей, «на свалке не осталось ничего ценного».

Задумаемся, над этими словами. И о том, а почему, если оно «ценное», его место на свалке? Не потому ли, что сорим жемчугом?

В природе, как известно, мусора не существует. Отходы сразу перерабатываются. Мусор – это феномен общественных отношений. Он свидетельствует о расточительности, а расточительство – о богатстве.

Чем больше человек производит мусора, тем выше его статус. По количеству мешков, выставляемых к приезду мусоровозов, мы определяем успешность соседа.

С каждым витком прогресса человек изобретает мусор, все труднее поддающийся естественному разложению. Но природа цивилизации такова, что придумав технологию изготовления полезных вещей, человек одновременно получает в руки и инструмент утилизации отходов. Европеец бутылку из-под пива кладет в контейнер – для дальнейшей переработки. Туземец – бросает под ноги, как привык поступать с кожурой банана. И за это его нельзя винить: кожура перерабатывется бактериями и удобряет почву. Просто он не задумывается, что мусор уже не тот.

Далеко ли мы ушли от туземцев?

Наше желание отделаться от мусора вылилось в причудливые формы. Самые продвинутые траву со скошенного на участке газона пакуют в пластиковые пакеты и отправляют на свалку. А еще лучше – выбросить их в лесу, «чтобы не переплачивать». Трава лесу не навредит. Но зачем же в пластиковых мешках?

Наш средний класс чувствуют себя достаточно культурным, чтобы после шашлыков в лесу не оставлять мусор разбросанным возле кострища: он аккуратно собирает его в пакеты. Но не увозит с собой в джипах, а выставляет у тропинки. В ожидании горничной?

Несостоявшиеся инвесторы Грибовецкой свалки удивились несоизмеримо высокой долей пищевых отходов в составе нашего мусора. И это в стране, которая стонет от того, что «пенсионеры голодают»?

Речь не о призыве кормиться объедками. Но их можно запросто заложить в компостный контейнер и получить удобрение. Которое стоит денег. Не так сложно сконструировать и бак для производства метана, и обогревать им дом, сэкономив на тарифах. Еще в конце прошлого тысячелетия около 80 процентов тепловой энергии в Австрии вырабатывалось из биогаза, полученного от брожения силоса – той самой, скошенной на газонах травы.

В Швеции знают что-то такое, чего не знаем мы, раз импортируют ежегодно до 700 тысяч тонн мусора. И если бы мы просто чуть-чуть поумнели, то к Садовому очереди самосвалов стояли бы, перехватывая сырье у местных коммунальщиков.

Проблема не в инвестициях. Она – в нежелании видеть в мусоре «стоимость». Раздельный сбор отходов во дворах никогда у нас не приживется по одной причине. Если ты за вывоз хлама платишь из собственного кармана, то с какой стати должен его сам еще и сортировать? Пусть этим занимается тот, кому идут наши деньги!

А можно ведь и по-другому…

В Страсбурге как-то взялись бороться с шумом трамваев. Было много идей, весьма затратных. Пока один умник не предложил положить под рельсы подушку из пластиковых бутылок. Бросили клич, и горожане во мгновение ока собрали сотни (а может и тысячи) тонн бутылок.

С них не требовали денег за утилизацию мусора. Их поблагодарили!

Первые ласточки попытались взлететь и у нас.

Группа волонтеров придумала проект «Украина без мусора»: они взялись разносить по офисам самодельные картонные контейнеры для макулатуры. Офисный планктон рад был избавиться от гор бумаги. А как бонус – помочь в добром деле: 33% выручки организаторы обещали отдать на благотворительность.

В известной торговой сети принимают использованные батарейки. И вырученные деньги тоже куда-то там идут. А если обратиться в недалекое прошлое, можно вспомнить, как аптеки принимали стеклянные флакончики из-под микстуры. И каждый сдавший чувствовал себя причастным к помощи страждущим.

«Нет бесполезных вещей!» – гласит известный принцип Винни-Пуха. Пустую тару из-под меда и «испортившийся» шарик Пятачка всегда можно пустить на доброе дело. И другим сделать приятно и себя почувствовать героем.

Вот только, когда хлам приобретает ценность, даже чисто моральную, это настораживает «общественность».

…Год назад удивительную метаморфозу с людьми проделала обыкновенная пластиковая крышечка от бутылки. Брошенный одним волонтерским фондом клич – собирать крышечки для протезов героям АТО – произвел такой фурор, что кружки пластика понесли на пункты сбора едва ли не тоннами. Кампания охватила более 70 городов, началось настоящее соревнование: кто соберет больше.

Праздник испортили коллеги-журналисты. Их обеспокоило, почему организаторы не ведут отчетности и не сообщают владельцам крышек, в чьи карманы идут их взносы.

«Крышечки, – писало одно издание, – валюта. И время, потраченное на их сбор, тоже чего-то стоит. А значит, отчет за ее использование должен лечь перед каждым отдающим ее благотворителем!»

Журналисты уверяли, что сбор крышечек «на протезы» – это прикрытие для обычной заготовки вторсырья, а как максимум – мошенничество. Что «практически каждому украинцу, желающему помочь армии проще отдать сотню одной купюрой, чем сутками лазить по улицам в поисках грязных крышек». И еще было «много веских причин считать», что часть полученных денег идет на зарплаты самих активистов фонда … А значит все эти «крышечки для героев» типичный развод!

И никому не пришло в голову, что собранные на 120 тысяч гривен крышки, как минимум будут утилизированы и перестанут «украшать» собою пустыри и газоны. Что, даже если это действительно маркетинговый ход для сбора вторсырья, то люди ведь не деньги сдавали, а собирали утиль. И, как оказалось, готовы пожертвовать собственным временем – если уверены, что это идет на благое дело.

Но журналистские разоблачения свою роль сыграли. Кампания сошла на нет. Пусть лучше мусор честно горит на свалках, лишь бы никто не обогащался «за наш счет». Справедливость иногда хуже воровства.

У нас в стране война. А на фронте бывает, что мусором легко становится все, даже самое ценное. У нас нет денег на переработку бутылок от пива – хотя на пиво в бутылках деньги всегда находятся. И, конечно же, мы не обязаны никому и ничем! И нас не обманешь!

Что сказать? Природа в конце концов возьмет свое и без нас.

Через 100 млн лет прикопанные на Пироговской, Грибовецкой и многих других свалках пивные бутылки превратятся в нефть и газ. И потомки, найдя их залежи, возблагодарят нас, как мы благодарны трилобитам палеозоя.

Но удовлетворит ли нас слава трилобитов?

По материалам: Finance.ua

Материалы по теме: