Конфликт с нулевой суммой: как на Донбассе могут сделать Приднестровье

Российские метастазы в виде замороженных конфликтов широко распространены в постсоветском пространстве, но украинский Донбасс остается настоящей горячей точкой. Дипломатические надежды по урегулированию военных противостояний возлагаются на Минский процесс, но...
pridnestrovie-donbass-ukr-16-07-2016

Российские метастазы в виде замороженных конфликтов широко распространены в постсоветском пространстве, но украинский Донбасс остается настоящей горячей точкой. Дипломатические надежды по урегулированию военных противостояний возлагаются на Минский процесс, но совсем рядом назрел новый «Минск»: в июне возобновились переговоры по решению ситуации в Приднестровье. Украина является стороной переговоров и в формате «5+2». О том, как использовать «молдавский кейс» и как может произойти «приднестровизация» Донбасса рассказали молдавские эксперты – директор института эффективной политики Виталий Андриевский и политолог, журналист Сергей Ильченко.

В Украине в условиях АТО второй год идет реальная война, а в Молдавском Приднестровье спустя 25 лет остается военная база РФ и российские миротворцы. Кризис на Востоке Украины, как и в Молдове, спровоцирован поддержкой России сепаратистских движений, однако признавать ПМР Россия не спешит. Судя по всему, «ДНР» и «ЛНР» также не попадут в «братские объятия».

«Это конфликт с нулевой сумой. Россия и Украина вообще два взаимоисключающих проекта. Могут ли существовать «ДНР», «ЛНР» в принципе, если существует нормальная не воюющая, не разрушающаяся Украина? Они («Л\ДНР» – ред.) могут соскользнут либо в Украину, либо в Россию, но Россия их отпихнет. А на Донбассе уже наросли определённые элиты, которым деваться некуда, которые, во-первых, вошли во вкус – им нравится быть элитами, а во-вторых они понимают, что в Украине их ничего не ждёт. Может быть не сразу, может быть через 5 лет», – предположил молдавский эксперт Сергей Ильченко.

«Приднестровизация» Донбасса

По словам политолога Виталия Андриевского Россия сохранит присутствие на Донбассе на долгое время. Основной сложностью для Украины является неспособность контролировать часть государственной границы. Эксперт предположил, что эта проблема не решиться и с помощью полицейской миссии ОБСЕ. При появлении отдельных пограничных постов, некоторые участки останутся проводниками контрабанды. «Даже если будут какие-то посты – на этой границе будут дыры. Россия будет по-прежнему снабжать Донбасс оружием, деньгами и будет постепенный процесс «приднестровизации» Донбасса, где полностью будут созданы свои органы власти и прочее. Это очень на долгие годы», – сказал Андриевский.

Андриевский отметил, что Украина давно перешагнула приднестровский сценарий, но проходит знакомые для Молдовы этапы. «Вы проходите те же стадии, которые мы уже прошли. У вас еще идут военные действия, вы не контролируете ту территорию, и, если ситуация не завершиться военным путем – если украинские войска туда не войдут значит вы получаете классическое Приднестровье», – добавил он. Украинские надежды на дипломатическое решение этой задачи не разделяет и Сергей Ильченко. «Нет, это невозможно (дипломатическое урегулирование конфликта – ред.) – это война, но, к сожалению, Украина вынуждена симулировать попытки дипломатического решения конфликта. Нужно чётко понимать, что это симуляция, что это вынужденная уступка», – сказал Ильченко. Но он добавил, что Украина к таким взаимоотношениям с Россией пришла более подготовленной, нежели Молдова в начале девяностых. «Ошибки у нас одинаковые, все-таки мы вышли из одного пространства и нам трудно понять изменившиеся реалии. Украине повезло в том, что она подошла к этому поздно – есть уже пример Молдовы. Украина, при всех проблемах, за 25 лет создала хоть какие-то государственные структуры, хоть какой-то костяк потому, что первоначально эти государства новые (постсоветские страны – ред.) вообще были без скелета», – сказал Ильченко.

Андриевский добавил, что проведение выборов на Востоке Украине – дело сложное: «Я думаю, что выборов там долго еще не будет. Невозможно выборы проводить в условиях военных действий, а Донбасс не пойдет на выборы по украинскому сценарию, по украинскому закону, с украинскими партиями. Они будут это саботировать. Сейчас Украина откладывает выборы, потом Донбасс будет откладывать, но в промежутках они («Л\ДНР» – ред.) проведут свои выборы – точно так же делало и Приднестровье»,- сказал Андриевский

Отторгающийся орган

«Для вас (для Украины – ред.) лучший сценарий был бы вообще отказаться от Донбасса, я знаю, что в Украине это не очень популярная мысль, но я могу это сказать», – отметил Виталий Андриевский. Он объяснил, что подобные анклавы возможны в среде, где есть российская пропаганда. «Донбасс всегда был зомбированным плюс сейчас огромную роль играет российская пропаганда – это то, что и Приднестровье. Приднестровцы – абсолютно зомбированные люди, даже если мы сейчас присоединим их к себе, то мы создадим такую «пятую колонну» внутри государства, которая будет смотреть в сторону России, тянуть нас к России, препятствовать вхождению Молдовы в европейские структуры и так далее, объединяясь с Гагаузией (автономия на юге Молдовы – ред.)», – сказал эксперт. По его словам, Приднестровье по сравнению с Донбассом – более интеллигентная публика, а вернуть Донбасс «это значит создать цитадель пророссийскую, которая может потом оттуда расползаться», – сказал Андриевский.

Однако, молдавский журналист Сергей Ильченко призвал к более разборчивому отношению к своим согражданам и подчеркнул, что Донбасс Украине все-таки необходим. «Очень много людей уехало з Донбасса именно потому что они за Украину. Достаточно много людей, не имея возможности выехать, остаются на Донбассе потому, что они по разным причинам не могут уехать, но они все равно за Украину. В конце концов есть подполье, которое реально работает. Это не так заметно в социальных сетях, но, поверьте, оно есть. Бросать этих людей было бы предательски, Донбасс следует рассматривать, как оккупированную территорию», – сказал Ильченко.

Европейская семья

Толерантное поведение европейских и американских друзей, по всей вероятности, связано с неготовностью вступать в открытую конфронтацию с РФ, а не с дипломатическими ценностями. «Дело в том, что у Европейских структур есть свои выгоды в данной ситуации. Если признать права Украины, что речь идёт о террористах, которых к тому же поддерживает Россия, то это прямой путь к конфронтации с Россией, а сегодня Европа все-таки не готова к прямой конфронтации с Россией. Более того, Соединённые Штаты не готовы к прямой конфронтации с Россией, они тоже ведут такую игру и уклоняются. Уже из этих соображений Европа уходит от признания того, что с ними (с «ДНР» – ред.) нельзя разговаривать и будет склонять Украину к переговорам», – сказал Ильченко

Андриевским также согласился, что в Украине, как и в Молдове придется включаться в решение проблемы активнее. «Я не думаю, что мир будет помогать этому процессу (урегулированию конфликтов – ред.), причем это обсуждалось – предложение плана Маршалла для Украины. Но этот план предложат, вы представьте – это расписать полностью дорожную карту для Украины и вложить 15-20 млрд долларов США или даже евро. В принципе, это маленькие деньги для Европейского Союза (они в Грецию бросили 50 млрд), но объяснить европейским налогоплательщикам, что это нужно будет очень сложно. Не потому, что это большие деньги, а потому, что не верят, что в Украине не разворуют эти деньги. И к нам (к Молдове – ред.), и к Украине такое отношение, что все, что не попадет – все воруется», – сказал он.

Однако, Виталий Андриевский уверил, что Европа не может приостановить со своей стороны интеграционные процессы лишь по причине наличия неконтролируемых территорий. «Если он и будет нарушен (европейский курс Украины – ред.), то будет нарушен в Киеве – коррупция, некомпетентность, отсутствие нормального государственного управления и так далее. «Только внутренние проблемы, которые порождает бюрократия. Без серьезных реформ Украина не поднимется, у нее нет ресурсов, а кроме того самое страшное, что потеряно в Украине и в Молдове – нет веры. После Майдана была вера, а сейчас она исчезает», – сказал он. Андриевский также подчеркнул, что Россия ведет свою работу не только по возгоранию очагов прямого противостояния. «Россия сейчас и в Украине, и у нас (в Молдове – ред.) работает с правыми партиями и цель, чтобы скептически относиться к Европейскому Союзу, говорить, что в Европе плохо, что Европа разваливается, а это делается для того, чтобы население потеряло вообще все ориентиры, такое население не будет развиваться. Эти сценарии будут в Украине тоже развиваться и это будет влиять на разбалансирование ситуации. Донбасс наоборот сплачивает нацию, а вот эти внутренние проблемы – бюрократия, националисты с завихрениями вносят раскол в нацию», – сказал Андриевский.

Переговорные спикинг-клабы

«Минский формат не может решать заведомо никаких вопросов потому что это такой же мёртвый формат, как по Приднестровью формат «5+2». Это формат создан для создания видимости переговоров. Все в принципе понимают, что это видимость, но существуют ведомственные, государственные, дипломатические интересы, которые заставляют эту видимость поддерживать. Тут нужно понимать, что ни Молдова вместе с Приднестровьем, ни Украина вместе с Донбассом не существую для запада, как отдельная проблема. Они часть большой, глобальной проблем, которая называется даже не Россия, а мировое антизападное движение», – сказал Ильченко.

Отметим, что урегулирование ситуации в ПМР происходит с помощью политической переговорной площадки «5+2». Этот формат включает как обе стороны конфликта – Молдову и Приднестровскую Молдавскую Республику, трёх гарантов переговорного процесса – Россию, Украину и ОБСЕ и двух наблюдателей – США и ЕС. При этом, Андриевский отмечает, что позиция Украины в отношении Приднестровья поменялась с началом военных действий на Донбассе. «Раньше Украина для нас была большой проблемой потому, что Украина играла на Приднестровье. Весь контрабандный товар через Одессу, через порт шел в Приднестровье, во-вторых Украина нас не поддерживала на переговорах в плане давления на ПМР. Украина напрямую вела переговоры с лидерами Приднестровья, не помогала нам закрыть границу. Если бы не бегство Януковича, если бы не Донбасс, не свои проблемы, Украина бы по-прежнему была бы не на нашей стороне. Сейчас, безусловно, Украина играет на нашей стороне, по сути Украина заблокировала вхождение военных туда (в ПМР – ред.) потому, что мы раньше вообще не могли контролировать сколько военных, сколько техники – через Украину все это возилось. Сейчас Россия вынуждена через наш аэропорт доставлять смену солдат, военную технику, мы можем это контролировать, они проходят нашу таможню», – сказал Андриевский. По его мнению, Украине рано или поздно придется договариваться с боевиками напрямую, как и Кишиневу с Тирасполем: «Возникнут, скажем, технические вопросы, которые не решаются на уровне «нормандской четверки», хотя Украина долго будет пытаться решать это через Минск. Молдова вышла на формат 5+2, мы тоже за него цепляемся», – сказал Андриевский.

Но Сергей Ильченко говорит о том, что молдавское государство было незрелым, когда принималось такое решение. «Все-таки направление того факта, что мы с Тирасполем разговариваем – это 1992-1993 год, это очень незрелая молдавская государственность, это президент – выходец из секретариата райкома, даже не на уровне республики, колхозник он был бы нормальный, а на республику он не тянул. Не было этого понимания, что за независимость нужно бороться до смерти. Как только сели за стол переговоров, они (ПМР – ред.) уже стали стороной, а сторона – это фактически уже полупризнание, и они уже могут говорить», – сказал он.

Ильченко добавил, что отношения с террористами в будущем создадут дополнительные проблемы. «Это в принципе общее правило: нельзя вступать ни в какие отношения с уголовниками потому, что так или иначе окажешься втянут в их уголовные дела. При этом Украину подталкивают к этим отношениям», – сказал Ильченко.

Молдавские эксперты, делясь опытом, предупреждают, что Россия будет склонять Украину к прямым переговорам, а непризнанные республики будут симулировать референдумы, выборы и прочее после чего попытаются представить себя стороной переговоров. «Вот это самая главная ошибка, которую нельзя делать, причём это ловушка, в которую легко попасть, а выбраться очень сложно. Потому, что если вы один раз признали их стороной переговоров, если вы один раз уже сели с ними за стол переговоров, то потом встать и уйти из-за этого стола окажется очень трудно. Молдове это не удаётся. Другой вопрос в Молдове нет политической воли», – сказал Ильченко.

Молдова даёт в данном случае очень ясный пример консервации конфликта и переговоров с террористами. Однако, следуя, даже минскому маршруту, террористы должны разговаривать только со следователем.

Автор материала: Марианна Присяжнюк

По материалам: Politica-UA.com

Материалы по теме: