Кому была выгодна смерть Шеремета?

Кому была выгодна смерть Шеремета?

Утром 20 июля в результате взрыва машины погиб известный журналист Павел Шеремет. На данный момент известно, что машина главного редактора «Украинской правды» Алены Притулы, в результате подрыва которой погиб Павел Шеремет, была взорвана специальным устройством. «В машине однозначно сработало взрывное устройство», — сказал источник в правоохранительных органах.

«В 7:40 он отъехал от дома по улице Франко, 12 и доехал до перекрестка. В этот момент под водительским сиденьем от хлопка загорелась машина», — сказал собеседник. Пока официальных версий взрыва машины нет. Между тем один из свидетелей взрыва рассказал, что он ехал по главной дороге на Хмельницкого, когда Павел выезжал с Франко на джипе Субару. Он остановился, и в это время раздался оглушительный взрыв. Как сказал свидетель, взрывное устройство, судя по всему, было заложено под машиной. По его словам, из-под машины пошла слабо-розовая вспышка, потом поднялось облако серого дыма. Другие водители и прохожие, находившиеся рядом, подбежали к машине и открыли двери, но Павел был уже мертв. Свидетель отметил, что у журналиста была практически полностью оторвана нога. Через несколько минут приехала «скорая», и журналиста увезли.

По словам другого свидетеля, который покупал кофе рядом с местом взрыва, после детонации Павел был еще некоторое время жив и успел несколько раз крикнуть «Помогите», а потом замолчал. Он добавил, что пожар начался внутри салона, а потом перекинулся на машину. Люди пытались затушить пламя огнетушителем и водой, но погасить его удалось только после того, как приехал пожарный расчет.

Кто и зачем убил журналиста, будут выяснять правоохранительные органы, мы же всего-навсего пытаемся понять, кому была выгодна его смерть и какая версия имеет больше прав на существование: политическое убийство, месть за напечатанный материал или конфликт финансовых интересов в связи с тем, что он был исполнительным директором «Украинской правды». Об этом мы спросили у людей, которые умеют читать между строк и слышат то, о чем многие думают, но не говорят вслух.

Вадим Карасев, политолог директор Института глобальных стратегий:

Если говорить о том, какая версия убийства Шеремета имеет больше прав на жизнь (политическое убийство, доступ к финансам «Украинской правды» или его материалы), то я думаю, что это именно его журналистские расследования.

У нас очень много более знаковых журналистов, которые давно в политике, у которых есть конфликт с властью и которые давно раскручены. Это своего рода телевизионные мега-звезды, работающие в Украине поболее лет, чем Павел Шеремет. Они больше подходят на роль сакральной жертвы, чем Шеремет. Если бы кто-то хотел найти сакральную жертву и тем самым дестабилизировать ситуацию, то я думаю, что это был бы кто-то другой.

Что касается «Украинской правды», то Павел там недавно, и я не думаю, что он был сильно посвящен во все околомонетарные вопросы и проблемы. Я думаю, что если бы это касалось «Украинской правды», то были бы другие кандидаты на эту роль. Но следствие уже показало, что целью была не руководитель «Украинской правды», т. е. не Алена Притула, а именно Павел Шеремет. Значит наиболее правдоподобная версия — это его расследования. Почитайте его последние расследования по Одесской области, по алмазным прокурорам, по алмазным делам, когда там в 2014 году группа силовиков, не таясь, брала ювелирный магазин, и сейчас есть даже записи с камер видеонаблюдения. Павел писал об этом и наверняка копал в этом направлении. Он что-то накопал, зацепил крупную рыбу и поплатился за это.

Поэтому, когда говорят о внешнем следе, о российском следе, то я думаю, что в этом случае был бы другой кандидат на роль сакральной жертвы. А во-вторых, ну если они видели, что за ними следили, ну неужели бы наши спецслужбы допустили бы, чтобы была открытая слежка за нашими журналистами со стороны внешних спецслужб? Ну не могли наши этого не заметить. И такого рода версии накручивают паранойю и истерию в обществе, а также отсекают реалистичные версии, которые дали бы следствию возможность сосредоточиться на реальных версиях. Версии нужно не умножать, а, наоборот, сузить до одной-двух и копать по ним, не размениваясь на разного рода конспирологические теории.

Сергей Быков, политический эксперт:

Я глубоко убежден, что это убийство было совершено не с целью просто ликвидировать Павла Шеремета, а чтобы дестабилизировать ситуацию и показать, что правоохранительные органы не в состоянии проводить превентивные меры для недопущения подобных террористических актов. А это можно квалифицировать непосредственно как террористический акт. По словам экспертов, заложенная взрывчатка была направлена как раз на водителя, чтобы в случае, если кроме Павла Шеремена в машине будут еще люди, они не пострадали. Соответственно, я думаю, что можно предположить, что хотели убить непосредственно какого-то видного — либо общественного деятеля, либо видного журналиста. И, как мы видим, эта черная метка досталась Павлу Шеремету. Я бы очень рекомендовал правоохранительным органам искать не только какой-то след в третьих государствах, но и посмотреть, кому это могло бы быть выгодно в Украине. Ведь если мы посмотрим последние материалы, которые опубликовал Павел Шеремет, то они касались развертывания в Украине национал-социалистического движения и весьма неправомерных действий со стороны полка «Азов» и добровольческих батальонов в целом.

А как мы знаем, в Украине сейчас ходит огромное количество оружия, в том числе и взрывчатки, и объемы этого оружия никто не контролирует. И у тех людей, которые в свое время были в зоне АТО, есть уникальная возможность для получения данного оружия и его применения. И как мы видим из тех материалов, которые опубликовал Шеремет, он как раз привлекал внимание к опасностям, которые несет в себе как непосредственно добровольческий корпус «Азов», так и, в принципе, все движения, которые прямо говорят, что они являются национал-социалистическими и ставят главной своей идеей идею нации.

Как раз в день смерти Шеремета добровольческий полк «Азов» проводил свое шествие на парламент и Кабмин с участием рабочих движений и профсоюзов. Мы здесь прямо видим нацистские нотки, которые не хотелось бы видеть в украинской политике.

Если же говорить о том, какая версия имеет больше прав на существование (финансовые разногласия, его статьи или политический заказ), то давайте дождемся выводов правоохранительных органов. Сейчас крайне сложно что-то говорить, версий может быть огромное количество, и все они имеют право на жизнь.

Владимир Фесенко, политолог, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

Я сразу скажу, что не вижу оснований для версии, что убийство Шеремета — это месть за напечатанный материал. Все, кто хорошо его знали, могут подтвердить, что у него не было агрессии, не было участия в политических и информационных войнах и у него не было врагов. У него не было публикаций, которые могли бы стать поводом для таких ужасных действий.

Если говорить о том, что он был исполнительным директором «Украинской правды» и насколько это может быть связано с произошедшим, то я не знаю, занимался ли он там финансовыми вопросами. Павел был открытым человеком, и я не разу не слышал никаких обвинений в нечистоплотности в его адрес. Он не финансист, он не человек из специфической бизнес- и политической тусовки, склонной к полукриминальным методам. Он человек из другой среды, с другими принципами и другими ценностями. Я не разделяю эту версию, и мне кажется, что она надуманная.

Если говорить о том, кому была выгода смерть Павла, то для начала нужно хотя бы понять мотив: кто, как и зачем это сделал. Версии могут быть разные. Это вполне может быть и «наезд» на «Украинскую правду». Я не исключаю, что это могло быть покушение на Алену Притулу. То, что он был в водительском кресле, не означает, что мишенью был именно Шеремет. Вполне могли быть и другие варианты. В любом случае он представлял «Украинскую правду», и тут налицо попытка либо удара по «Украинской правде», либо других каких-то действий, связанных с «Украинской правдой». По крайней мере, такая попытка вполне могла быть.

Я не очень люблю конспирологию, но версия о российском следе и дестабилизации тоже имеет право на существование, тем более что есть привязка к так называемому «крестному ходу» и целому ряду других событий. Но то, что госпожа Захарова сразу после убийства начала говорить об Украине как о братской могиле для журналистов, — это кощунство и цинизм. Это откровенное использование ситуации с убийством Павла Шеремета для дискредитации Украины. Это тоже вполне может быть потенциальным мотивом. Версии могут быть разные, но я сейчас не спешил бы с выводами.

По материалам: Fraza.ua

Share