Как из голоса Майдана сделали Геббельса

“Фашистская киевская хунта” наконец-то получила своего Йозефа Геббельса в лице ни кого-нибудь, а министра культуры Евгения Нищука Стоило «голосу двух украинских Майданов» в прямом эфире одного из телеканалов использовать...
ne-maydan-golos-gebels-23-11-2016

“Фашистская киевская хунта” наконец-то получила своего Йозефа Геббельса в лице ни кого-нибудь, а министра культуры Евгения Нищука

Стоило «голосу двух украинских Майданов» в прямом эфире одного из телеканалов использовать слово «генетика», как соцсети захлестнула волна народного гнева. Говорящая голова российского МИДа Маша Захарова, радостно потирая руки, проерничала что-то в духе того, что мы, мол, предупреждали, что в Киеве фашисты, а вы толерантные европейцы не верили, теперь вот посмотрите — министр культуры рассуждает о «генетической неполноценности» русскоязычных жителей Донбасса. Правда, г-жа Захарова тут же выразила свою непоколебимую уверенность, что в прогнившей Европе даже на такое вопиющее проявление фашизма не обратят никакого внимания, ибо «холодны они (европейцы), когда речь заходит о политически неудобных регионах».

Ну к Маше Захаровой у нас вопросов нет. Она отрабатывает свой пропагандистский хлеб как умеет: то калинку спляшет, то о фашизме потолкует… Другое дело наши украинские граждане, которые вроде и не заточены под выискивание фашистского подтекста во всем сказанном. Однако и они накинулись на Нищука с проворством достойным зависти не только Маши Захаровой, но и самого Дмитрия Киселева. Украинские соцсети запестрели злобными постами о неполиткорректном ксенофобе Нищуке с требованиями, отправить в отставку, линчевать или расправиться с ним лично, а заодно и с Министерством культуры вообще каким-либо иным особо изысканным образом.

Что же такого сказал министр, что так возбудило общественность? Прежде чем с этим разбираться, дадим слово самому возмутителю спокойствия. В прямом эфире, отвечая на вопрос, почему украинская культура не очень хорошо развивается на юго-востоке Украины, Нищук сказал дословно следующее (цитируется языком оригинала): «Ситуація, що склалася на сході і півдні, — прірва свідомості. Крім того, коли ми говорили про генетику в Запоріжжі, на Донбасі, то це міста завезені. Немає там генетики, це свідомо завезені. Черкаси — славний гетьманський і Шевченківський край. Саме місто Черкаси наполовину завезене. Чому? Тому що боялися шевченківського духу. І так робили, бо це була технологія Радянського Союзу. Достукатися зараз, пробудити… один з факторів — це є книга, це є дитяче виховання, це є багато мистецьких заходів, це є кінематограф і т. д…».

Как видим, скандальное высказывание Нищука есть не очень хорошо сформулированная и несколько утрированная, однако вполне четко читаемая мысль о том, что недостаточная «украинскость» юго-восточных регионов вызвана в том числе и тем, что эти края в недалеком прошлом активно заселялись неукраинским этническим населением, а проще говоря — этническими русскими. И делалось это вполне целенаправленно в рамках политики дружбы народов или, если выражаться не советскими эвфемизмами, «обрусения инородцев». Даже при большом желании крайне сложно назвать эту мысль новой, свежей и тем, о чем в Украине никто и никогда не говорил. И уж тем более никак нельзя сказать, что это неправда. Факт масштабной миграции русского населения на Донбасс, особенно активный после сталинской индустриализации, подтверждается данными переписей населения. Так, с 1926 по 1989 гг. численность этнических русских в Донецкой области выросла в 5,6 раза, в то время как украинцев стало больше только в 2,9 раза.

Повлияли ли такие перемены в национальном составе населения на настроения на Донбассе? Разумеется, повлияли и не могли не повлиять. И этот исторический факт периодически вспоминают в Украине все кому не лень — от радикальных националистов до вполне себе интеллигентных товарищей. Правда, одним упоминанием дело всегда и ограничивается без каких-либо далеко идущих выводов. По большому счету все эти воспоминания о «понаехавших» служат лишь одной цели — возложить большую часть вины за ассимиляцию части нашего населения на злокозненных россиян, и этим снять ответственность с самих себя. А это во многом уже просто самооправдание.

«Русский мир» не имел бы таких успехов на Донбассе, если бы дело ограничилось лишь большим числом «понаехавших». Главным положительным для «русского мира» фактором была целенаправленная политика русификации, которая не встретила практически никакого сопротивления местного украинского населения в виду разных причин. Однако Нищук в своей «генетической» речи об этом не вспомнил, и наверное зря.

Тем не менее для нас сейчас важно не то, почему русифицировался Донбасс, а что нам с ним таким делать, и тут никаких «фашистских» аллюзий к Нищуку не приклеишь. Он говорит, что нужно «достучатся и пробудить» и совсем не вспоминает о колючей проволоке, газовых камерах, массовых выселениях на исконную родину и о многом другом, о чем любят порассуждать многие борцы за украинскую национальную идею. Тут, правда, некоторые на Нищука тоже обиделись. Мол, оскорбительно для нас, что кто-то пытается нас «культурно корректировать» книжками и фильмами. Этим обиженным стоит напомнить, что «корректировка сознания» в сторону его улучшения, в общем-то, и есть одной из главных задач культуры как таковой, причем любой культуры и во все времена.

Что же мы имеем в итоге? Большое число людей почувствовали себя оскорбленными из-за слов Нищука, узрев в них намек на «генетическую неполноценность» некоторой части украинского населения. Вырванный из контекста пассаж о «не той генетике» и действительно может восприниматься подозрительно. Тем не менее не надо забывать, что говорил министр исключительно об украинской культуре и о том, что большое число «понаехавших» осложняет культурный диалог и восприятие украинской культуры в отдельных регионах. Это абсолютно верное утверждение, хотя никак не может быть обстоятельным анализом ситуации, да на него по большому счету и не претендует. К тому же высказал свою мысль Нищук, мягко говоря, не очень изящно и не вполне политкорректно. Как минимум мог бы обойтись и без слова «генетика», за которым при должном настрое и старании всегда можно усмотреть «фашизм», «нацизм» или что похлеще.

Однако спускать на Нищука всех собак за констатацию общеизвестного факта не очень удачными словами — это явно перебор. Его есть за что покритиковать в контексте исполнения обязанностей министра культуры, но «генетика» тут совсем не при чем. Тем более, за некорректную формулировку Нищук уже извинился, что вполне позволяет считать инцидент исчерпанным.

Тем не менее нужно отметить еще один факт, в украинском дискурсе последних лет о людях «не той генетики», которых, безусловно, имел ввиду Нищук (а речь идет исключительно о «ватниках», что более чем понятно из контекста), принято говорить без лишней политкорректности. Выслать всех агентов «русского мира» за поребрик — наверное, самое мягкое предложение из тех, что регулярно озвучиваются на всех площадках. И это вполне оправдано, корректность, в том числе и политическая, применима к тем, чья инаковость выражается в чем угодно, кроме желания физически уничтожить тебя и твое государство. Если, кто вдруг забыл, Украина все еще пребывает в состоянии войны, пусть и гибридной, и эта война не этнический и не языковый конфликт, а лишь не очень старательно замаскированная и необъявленная внешняя агрессия. И тот, кто помогает в этой войне агрессору с оружием в руках или без такового, из оппонента автоматически превращается во врага, политкорректные заигрывания с которым смертельно опасны.

Автор материала: Тарас Клочко

По материалам: Dsnews.ua

Материалы по теме: