Как Гонтарева с ведома МВФ нанесла Украине убыток 300 млн грн

«Минус» 278 млн грн. Таков убыток, который понесло государство Украина в результаты финансовых операций НБУ на международном рынке. Почти год чиновники НБУ совершали сделки на сотни миллионов долларов. Они...
gontareva-nanesla-uherb-ukr-29-11-2016

«Минус» 278 млн грн.

Таков убыток, который понесло государство Украина в результаты финансовых операций НБУ на международном рынке.

Почти год чиновники НБУ совершали сделки на сотни миллионов долларов. Они «гоняли» юани, злотые, доллары, евро и гривны, а результатом стал огромный недобор налогов в бюджет.

Операции на сотни миллионов долларов никогда не попали бы на глаза общественности. Речь идет о валютных свопах, которые используются для поддержания уровня валютных резервов. Все операции с ЗВР относятся к служебным или даже секретным, и не подлежат публичному оглашению.

Их скрывали бы еще по одной причине. Крайне сложно объяснить, зачем они нужны.

Когда убыток оправдан. Не наш случай

Банкиры, с которыми общался Realist, объясняли: операции своп — это обмен деньгами. Обычно они нужны для балансирования. В случае НБУ — чтобы поддерживать порядок на валютном рынке.

Нацбанк на них не зарабатывает, а работает в интересах государства, — уверял нас один из уважаемых финансистов. А возникший убыток — это плата за привлечение ресурсов. Эти деньги нужно было заплатить, чтобы сохранить стабильность на рынке.

Это же утверждает сам Нацбанк. «Валютные своп-линии используются для управления международными резервами», — сообщила нам пресс-служба ведомства.

На первый взгляд, все именно так. Но лишь на первый взгляд.

Чиновники НБУ брали в долг юани и злотые, чтобы обменять их на доллары и выдать за свои. По сути, Нацбанк «рисовал» золотовалютные резервы — изображал, что в ЗВР немного больше долларов, чем есть на самом деле.

Возникает вопрос: зачем?

Предположим, что государственный интерес действительно существует. Он состоит в том, чтобы не допустить повторения резкой девальвации. Если на рынке нестабильно, НБУ мог бы брать в долг валюту, чтобы гасить курсовые колебания. По сути, программа с МВФ — это оно и есть. Свопы — всего лишь другой механизм, который позволяет взять в долг.

Теперь приложим эти знания к украинской действительности. НБУ мог бы брать сотни миллионов в долг в двух случаях:

1 – Чтобы показывать их финансовому рынку и доказывать, что у НБУ резервов более чем достаточно.

2 – Чтобы продавать эту валюту на рынке, когда существует повышенный спрос, и таким образом не допускать дальнейшей девальвации гривны.

Но ни один из этих случаев не работает. Гигантский «минус» в 278 млн грн нельзя оправдать государственным интересом. И вот почему.

1. «Подрисовки» не требовали ни Международный валютный фонд, ни тем более украинские банки.

Фонду НБУ отчитывается в закрытом режиме. МВФ интересует только сумма «чистых резервов» (без учета его собственных кредитов). А в «чистые резервы» валюта, полученная через свопы, не засчитывается.

Признает это и НБУ.

«Некорректно говорить об использовании средств от валютных своп-линий для корректировки резервов в рамках „маяков“ МВФ. Ведь „маяки“ МВФ касаются только чистых международных резервов, а средства от валютных своп-линий в случае их задействования зачисляются не в чистые, а в валовые международные резервы», — констатировала пресс-служба НБУ.

Простыми словами, для МВФ свопы были не нужны.

Не нужны они были и для гипноза финансовых рынков. Официальную сумму резервов НБУ публикует раз в месяц. Значит, демонстрировать размер резервов нужно раз в месяц. В остальное время финансовый рынок попросту не в курсе, сколько валюты есть у Нацбанка. Но почему тогда НБУ делал сделки чаще?

2. Может, НБУ тратил эту валюту для интервенций?

Но это отрицает сам Нацбанк. «НБУ не проводил интервенций на валютном рынке в юанях или злотых с использованием средств, полученных по сделкам „своп“. А значит, не продавал их субъектам хозяйствования Украины», — пишет пресс-служба регулятора.

Возможно, этот ответ означает: «юани и злотые не продавали, а доллары и евро — продавали». Но почему тогда не признать этот факт?

Очень похоже на одно из двух.

Первое — что НБУ продавал привлеченную валюту в нужные руки. Если это НАК «Нафтогаз Украины», то еще куда ни шло. Но если это особые клиенты, желающие купить валюту, — это уже явная коррупция.

Второй — что чиновники НБУ заигрались на мировых финансовых рынках, и поэтому причинили государству ущерб в размере почти 300 млн грн.

Ответы на эти вопросы должны искать Генпрокуратура или НАБУ. Но, пожалуй, уже после смены власти. Как показывает ситуация с «пленками Рожковой», правоохранительные органы в упор не замечают фактов правонарушения, если эти правонарушения совершает нынешняя власть.

Предлагаем фактаж для будущего следствия.

Что такое валютные свопы

Своп — это обмен денег. На этапе 1 покупается валюта Х за валюту У. Стороны сразу же договариваются, что через время произойдет обратная сделка: валюту У за валюту Х.

Условно, НБУ за 100 гривен покупает 20 китайских юаней. Через месяц он возвращает 20 юаней и получает взамен 100 гривен. Вдобавок, НБУ платит проценты за пользование юанями.

Такие сделки широко используются в мире, в том числе между центральными банками. Они нужны в случаях, когда банку необходимо быстро получить нужную валюту.

«Общая сумма открытых валютных своп-линий, которыми НБУ может пользоваться при необходимости, сегодня составляет около 3,2 млрд долларов: валютная своп-линия на сумму до 15 млрд юаней с Китаем и в 4 млрд злотых с Польшей», — сообщил Нацбанк в ответ на запрос Realist’а.

НБУ заключил с центральными банками других стран несколько своп-соглашений:

— 15 мая 2015 года — с Народным банком Китая. По соглашению, НБУ договорился о возможности покупать китайский юань за гривну. Сумма сделки — до 54 млрд гривен и 15 млрд китайских юаней.

— 16 сентября 2015 года — с Национальным банком Швеции. По соглашению, НБУ мог покупать доллар США за гривны на сумму до 500 млн долларов.

— 22 декабря 2015 года — с Национальным банком Польши. НБУ договорился покупать злотый за гривну на сумму до 4 млрд злотых.

Договоры предполагали, что Нацбанк мог покупать не сразу весь заявленный объем, а ровно столько, сколько необходимо.

Зачем валютные свопы были нужны Нацбанку

Наше исследование показало, что НБУ использовал свопы в гораздо больших масштабах, чем нужно было для «подрисовки». По сути, Нацбанк одалживал валюту тогда, когда она была ему не нужна.

Украина действительно испытывала проблемы с золотовалютными резервами. Но в конце 2014 и начале 2015 года. Свопы появились через два месяца после того, как закончились проблемы с резервами — в мае 2015 года.

Зачем?

Вернемся в 2014 год. В Украине только что победил Евромайдан.

Новым главой НБУ вместо Игоря Соркина стал комендант Майдана Степан Кубив. Он решил бороться с оттоком депозитов из банков весьма щедрым способом — стал выдавать десятки миллиардов рефинансирования. Так называются гривневые кредиты НБУ, которые выдавались банкам.

Но, щедрой рукой выдавая кредиты, Кубив «забыл» перекрыть финансовую границу страны. Этим воспользовались не слишком чистые на руку банкиры. На только что «напечатанные» гривны они купили валюту, и вывели ее в оффшоры.

Резервы НБУ сократились до критически низкого уровня, после чего регулятор ввел жесткие ограничения на покупку валюты. К сожалению, поздно. К тому времени Украину покинули миллиарды долларов.

19 июня 2014 год вместо Кубива главой НБУ стала Валерия Гонтарева, доверенное лицо Петра Порошенко.

При ней валюта продолжила покидать Украины. Особенно отметилась новая глава НБУ осенью 2014 года, накануне местных выборов. Нацбанк изо всех сил держал курс, вовсю тратя золотовалютные резервы. Партии власти БПП нужно было выиграть выборы. После окончания выборов курс был выпущен на свободу, и преодолел отметку 30 грн за доллар.

Потом была стабилизация и долгожданный кредит МВФ.

А еще позже Нацбанк прибег к использованию свопов.

Вовремя ли? Взглянем на один из графиков из недавнего отчета МВФ по Украине.

Мы видим, что пик падения золотовалютных резервов НБУ пришелся на конец 2014 и самое начало 2015 года. Именно в начале 2015 года произошел резкий скачок курса.

Кстати, именно во время скачка курса в начале 2015 года президент Петр Порошенко, скорее всего, умудрился на ровном месте заработать 47 млн грн. Об этом писал Realist.

Это был тот самый момент, когда уровень чистых золотовалютных резервов упал ниже критического уровня. Считается, что если в резервах центробанка меньше, чем необходимо для выкупа трех месяцев импорта, жди обвала курса. Чтобы предотвращать такие случаи, в середине 20 века был создан Международный валютный фонд.

Но если Украина и нуждалась в свопах, то лишь в феврале 2015 года.

После этого потребности в свопах уже не было.

В марте 2015 года золотовалютные резервы НБУ выросли. 1 марта МВФ одобрил программу расширенного кредитования (EFF) Украины на сумму $ 17,5 млрд. Из них $ 5 млрд поступили в Украину уже 13 марта. После этого НБУ только накапливал резервы, как валовые, так и чистые (без учета кредитов МВФ).

По прогнозам самого Фонда, дальше Украину ждало только накопление ЗВР.

И тут, спустя два месяца после получения транша, НБУ заключил первое своп-соглашение с Китаем.

Торговля свопами. Как это было.

Официальная статистика динамики золотовалютных резервов Украины доступна по следующей ссылке.

Из официальной статистики НБУ видно, что активное использование свопов продолжалось с августа 2015 года по март 2016 года.

Но из данных НБУ видна только итоговая позиция — то есть, сколько валюты привлек центробанк на отчетную дату. Чтобы понять, была эта торговля прибыльной или убыточной, недостаточно данных.

Интересное наблюдение. Судя по отчету МВФ, на конец отчетного месяца НБУ обнулял сделки со свопами.

Это ставит под сомнение утверждение, что свопы привлекались для отчета перед МВФ и успокоения валютного рынка Украины. Как же успокаивать, если «нарисованные» резервы никто не видит?

Данные о прибыльности или убыточности сделок отсутствуют и в отчете НБУ за 2015 год. Нет этих данных и в докладе МВФ по Украине (доступен по этой ссылке). Одним словом, эти данные скрываются — вероятнее всего, как данные для служебного пользования.

Realist’у вручили флешку с данными, на которых изложена более детальная информация про операции НБУ со свопами. Нас заверили в истинности предоставленных данных.

Из них следует, что операции со свопами НБУ начал проводить не в августе, а в апреле 2015 года. Видимо, несколько месяцев трейдеры Нацбанка закрывали все сделки к отчетной дате. Соответственно, в отчетности возникали нули.

С апреля 2015 по март 2016 года НБУ успел совершить десятки сделок, преимущественно с китайским юанем.

Поначалу сделки были успешными, и даже приносили Украине прибыль. Этим фактом не преминул похвастать бывший зампред НБУ Владислав Рашкован. В одном из своих текстов он пафосно заявил, что НБУ развивает сотрудничество с центробанками других стран.

«Реализация договоров о валютных свопах позволяет не только уменьшить давление на валютный курс со стороны импортеров и помогает стабилизировать денежно-кредитный рынок, но также и дает новые инструменты для развития торговли между нашими странами, — написал бывший зампред, впоследствии уволенный из НБУ.

Говорят, Рашкован получил строгий выговор за само упоминание темы свопов. В это легко верится. По итогам операций своп, Украине был нанесен ущерб на сумму более 12,1 млн долларов в виде отрицательных курсовых разниц и процентных платежей. В частности, по свопу с Народным банком Китая — не менее 10,7 млн долларов, по свопу с Национальным банком Швеции — не менее 1,4 млн долларов.

К сожалению, у нас нет данных по свопам с Польшей. Можно полагать, что эти операции также не были прибыльными для Украины.

Свопы с Китаем. Юань и оффшорный юань.

Основные убытки сложились в ходе торговли с Китаем. Произошло это из-за девальвации как юаня, так и гривны относительно доллара США.

Чтобы «нарисовать» резервы, НБУ не мог класть в них непосредственно юань. Лишь недавно были внесены изменения в законодательство, которые позволили учитывать в составе ЗВР не конвертируемые валюты.

Но в 2015 и начале 2016 года для «подрисовки» резервов требовались конвертируемые валюты. Желательно доллар или евро. Поэтому НБУ поступал следующим образом:

— покупал за гривны «внутренний» юань CNY;

— обменивал «внутренний» юань на офшорный китайский юань CNH;

— за него на международных рынках покупал доллары, которые уже мог использовать для «улучшения» отчетности по ЗВР.

При погашении свопа, происходила обратная цепочка: доллар — CNH — CNY — гривна. Плюс проценты за пользование юанями.

Так были проведены несколько пар операций, а именно:

c 16 апреля 2015 по 28 сентября 2015 на сумму 6,250 млрд CNY;

c 23 ноября 2015 по 18 января 2016 на сумму 5,2 млрд CNY;

c 21 января 2016 по 14 марта 2016 на сумму 12,6 млрд CNY;

c 18 марта 2016 по 14 апреля 2016 на сумму 5,4 млрд CNY.

Курсы — явление не постоянное. Они меняются ежедневно. Поэтому на каждом этапе конвертации возникала курсовая разница.

На первом этапе, c 16 апреля 2015 по 28 сентября 2015, она была выгодной для НБУ.

В первом периоде офшорный юань девальвировал с 6,1960 до 6,4284 CNH за один доллар.

Национальным банком была получена виртуальная «прибыль» в сумме 198 032,76 долларов США. Дополнительно был сделан своп USD/CNH, за счет, которого удалось дополнительно получить виртуальную «прибыль» в сумме 207 212,88 USD. Таким образом, общий результат за данный период составил «плюс» 405 245,64 USD.

Вероятно, за этот период некоторые сотрудники НБУ даже получили премию. В частности, это могли быть директор департамента открытых рынков Сергей Пономаренко и зампред Олег Чурий.

Но уже в следующем периоде, c 23 ноября 2015 по 18 января 2016, возникли убытки. Вместо премий, отдельные чиновники НБУ оказались под угрозой уголовного наказания за нанесение ущерба государству в особо крупных размерах.

В этот период на курсовых разницах от колебаний курсов валют НБУ якобы «заработал» 1 866 316,87 долларов США. Однако для погашения процентных платежей по свопу, Нацбанк купил на международном рынке офшорные юани уже за «живые» доллары США, изъятые из ЗВР страны, — на сумму 5 856 932,75 долларов.

Убыток нанесенный действиями должностных лиц НБУ только за этот период, оставил 3 990 615,88 долларов.

Казалось бы, после этого сделки с юанем должны были прекратиться. Однако, судя по всему, в них была некая тайная потребность. Какая, мы уже предполагали выше — обеспечение большого количества долларов для продажи в нужные руки.

В неформальном комментарии Realist’у, один из бывших сотрудников НБУ объяснил, что свопы «нужны для того, чтобы валютный рынок оставался спокойным».

Другой наш собеседник — банкир — заверил, что чиновники НБУ действовали профессионально. Высокую плату за свопы он объяснил тем, что по сути это те же самые кредиты, а ставка для Украины в связи с войной очень высокая. Большую частоту сделок он объяснил тем, что Украина из-за низких рейтингов не может получить «длинное» финансирование, и поэтому приходится частить, открывая-закрывая сделки.

По его мнению, арбитраж (попытка сыграть на курсах) со стороны НБУ исключен.

Что, впрочем, не снимает вопроса: ради кого или чего Нацбанк сознательно шел на убытки?

В третий период, c 21 января по 14 марта 2016 года, убыток НБУ вырос до 4 566 413,92 долларов. И снова по той же схеме. На курсовых разницах от колебаний курсов валют НБУ якобы «заработал» 1 642 824,30 долларов. Однако для погашения процентных платежей по свопу, НБУ купил на международном рынке офшорные юани на 6 209 238,22 долларов — и снова за «живую» валюту, изъятую из резервов.

«Карусель» повторилась в четвертый раз. Чтобы размыть внимание возможных ревизоров, операции проводились Национальным банком уже в паре евро против офшорного юаня. И снова, НБУ «заработал» на курсовых разницах 311 112,96 евро. Но для выплаты процентов опять таки из валютных резервов пришлось выложить 2 900 115,70 долларов за офшорные юани.

Итоговый убыток от операций в четвертом периоде составил 2 550 860,29 долларов США.

А за все четыре периода чистый убыток (растрата золотовалютных резервов должностными лицами НБУ) от своп операций с Китайской Народной Республикой составил «минус» 10 702 644,45 долларов.

Свопы со Швецией. Доллары.

В торговле со Швецией подчиненные Гонтаревой действовали менее искушенно. Они проводили операции напрямую, гривну против доллара и обратно.

Национальный банк Украины «печатал» гривну. Менял ее на доллары. Временно зачислял эти доллары в золотовалютные резервы. Через время отдавал обратно доллары, получая назад гривну.

Проходили эти сделки в период с 21 сентября 2015 по 2 февраля 2016 года. Общая сумма операций составила 500 млн долларов.

В виде процентов НБУ заплатил за услуги центробанка 1 388 072,24 «живых» долларов, изъятых из золотовалютных резервов Украины.

Итого, вместе с юанями, чистый убыток (растрата золотовалютных резервов должностными лицами НБУ) от операций своп с Китайской Народной Республикой и Швецией составил 12 090 716,69 долларов.

По нынешнему курсу, это «минус» 278 млн грн.

Эту сумму НБУ никогда не перечислит в бюджет. На эту сумму никогда не будет закуплено вооружение для армии Украины. Эту сумму Кабмин никогда не потратит на пенсионеров или выплаты вкладчикам банков-банкротов.

Знал ли МВФ об убытках НБУ?

Международный валютный фонд наверняка знал об убытках, которые нанесли Украине сотрудники НБУ. Об этом говорят многочисленные упоминания свопов в отчете Фонда по Украине.

Вот несколько выдержек из этого документа.

А вот и утверждение МВФ о том, что НБУ с начала программы сотрудничества с Фондом купил на межбанке более $ 3,1 млрд. А этот факт ставит под сомнение необходимость получения валюты через свопы.

Получается, что чиновники МВФ знали о том, что руководство НБУ несет убытки от операций своп.

В МВФ знали, что привлеченные средства «мертвым грузом» оседают в золотовалютных резервах Украины, и никоим образом не могут быть использованы во внешнеторговом обороте.

Но самое главное, эти операции не нужны были Украине даже «для галочки», для завышения размера резервов. Все потому, что уровень золотовалютных резервов с зимы 2015 года не являлся критически низким.

Тем не менее, представители МВФ не сделали ничего, чтобы эти убытки остановить.

На официальный запрос Realist’а по поводу операций своп НБУ не ответил ни главный штаб Фонда в Вашингтоне, ни украинское представительство.

Этот убыток навсегда остался бы в тайне, если бы не наш источник в НБУ.

У Нацбанка была и есть веская причина скрывать эти данные. Про операции с резервами в центральном аппарате НБУ знают от силы несколько человек. И уж точно, о них знает председатель правления ведомства. А значит, сделки своп были проведены с благословления Валерии Гонтаревой.

Эти операции имеют все признаки коррупционных деяний нецелевого использования и растраты государственных средств, с весьма внушительными санкциями, предусмотренными Уголовным кодексом Украины.

Вопрос только в том, смогут ли НАБУ и другие многочисленные антикоррупционные и правоохранительные органы привлечь организаторов и исполнителей преступной схемы к ответственности?

И как оценить действия, а точнее бездействие МВФ? Значит ли это, что Гонтарева пользуется покровительством на международном уровне?

По материалам: Realist.online

Материалы по теме: