Империя Ахметова под катком

Главари оккупировавших часть Донбасса террористических банд, в ответ на торговую блокаду, заявили о «национализации» основных предприятий бизнес-империи богатейшего украинца Рината Ахметова. Его компания, СКМ, уже объявила, что будет обращаться...
imperiya-ahmetova-ukr-19-03-2017

Главари оккупировавших часть Донбасса террористических банд, в ответ на торговую блокаду, заявили о «национализации» основных предприятий бизнес-империи богатейшего украинца Рината Ахметова. Его компания, СКМ, уже объявила, что будет обращаться в украинские и международные суды.

Бизнес-империя Рината Ахметова, создаваемая более 20 лет из купленных за копейки у прошлых властей государственных активов, рухнула. Ее стержень – основанная в 2000 году крупнейшая в стране финансово-промышленная группа «Систем Кэпитал Менеджмент» – заявила 16 марта о потере контроля над всеми своими активами, расположенными на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей.

Основные утраты от «национализации» пророссийскими террористами приходятся на ДТЭК и «Метинвест» (партнер Ахметова в «Метинвесте» – печально известный пророссийский «православный олигарх» Вадим Новинский). Горно-металлургический сектор («Метинвест») лишился Енакиевского металлургического завода, Макеевского металлургического завода, Енакиевского коксохимпрома, Харцызского трубного завода, «Комсомольского рудоуправления», «Краснодонугля», «Донецккокса», совместного украинско-швейцарского предприятия «Метален».

В энергетическом секторе (ДТЭК) утеряны «Шахта «Комсомолец Донбасса»», «Моспинское УПП», «ПЭС-Энергоуголь», «Востокэнерго» (в том числе «Зуевская ТЭС», которая полностью питает Авдеевку и Авдеевский коксохим), «Донецкоблэнерго», «Техремпоставка», «Свердловантрацит», «Ровенькиантрацит», «Электроналадка», «Высоковольтные сети» и «ДТЭК Сервис». Еще есть потери у СКМ в промышленно-сырьевом секторе – там у компании UMG отобран Докучаевский флюсо-доломитный комбинат, плюс боевики объявили о «национализации» стадиона «Донбасс Арена» и учебно-тренировочной базы «Кирша». Кроме того, вне «закона» на территории «ОРДЛО» оказался гуманитарный штаб фонда Ахметова «Поможем».

В ДТЭК (36 тысяч сотрудников) и «Метинвесте» (20 тысяч работников) подчеркивают, что на протяжении трех лет военного конфликта все предприятия компаний работали «исключительно в рамках украинского законодательства». И апеллируют к тому, что за 2016 год ими перечислено в бюджеты разных уровней Украины более 2 миллиардов гривен и 1,4 миллиарда гривен – каждой компанией, соответственно. Согласно сообщению СКМ, корпорация посчитала неприемлемым требование о перерегистрации предприятий и оплате налогов «ОРДЛО».

«Группа СКМ неоднократно заявляла, что считает абсолютно неприемлемым требование о перерегистрации своих предприятий и уплате налогов самопровозглашенным «ДНР» и «ЛНР». С сегодняшнего дня мы утратили возможность обеспечивать работу наших активов на неподконтрольных территориях в рамках правового поля Украины. Мы вынуждены принять решение о прекращении своей деятельности во временно неконтролируемых украинскими властями отдельных районах Донецкой и Луганской областей», – говорится в сообщении на сайте СКМ.

В компании заявили, что будут делать все возможное для возобновления работы предприятий на неподконтрольных территориях «в рамках правового поля, включая обращения в украинские и международные суды». Вот в этом месте – не совсем понятно. Почему раньше Ахметов не обращался в суды, а решился именно сейчас? Дело в том, что, начиная с 2014 года, у него уже «отжали» контроль над частью бизнеса в оккупированных районах Донецкой и Луганской областей: машиностроительными предприятиями «Корум Донецкгормаш», «Корум Донецкий энергозавод», «Корум Горловский машиностроительный завод»; отелями «Донбасс Палас» и «Парк Инн»; местными операторами связи «Укртелеком» (региональные подразделения) и Vega; в аграрном секторе – землей и активами агрохолдинга HarvEast (более трети от общего объема имущества этой компании).

В СКМ заявили, что будут делать все возможное для возобновления работы предприятий на неподконтрольных территориях. То ли более ранние потери были не так велики и болезненны, как сейчас, то ли место имел некий «договорняк» о судьбе этой собственности (возможно, ее Ахметов «уступил» в обмен на неприкосновенность остального имущества, либо достигнутые соглашения позволяли на деле сохранить эти бизнесы под управлением СКМ) – но, в настоящее время, очевидно, все договоренности разрушились. И, в этом смысле, торговая блокада оккупированных территорий просто расставила все точки над «i». Вынося судьбу Ахметова за скобки, можно констатировать, что в результате объявленной террористами «национализации» пострадает экономика Украины.

Министр финансов Александр Данилюк уже оценил потери бюджета от торговой блокады в целом (включив в эту сумму прогноз по недополучению сборов от «национализированных» оккупантами активов) в 1,3% ВВП, или около 40 миллиардов гривен. «Это средний сценарий, но цифра может быть больше, до 2%», – сказал он. Дело в том, что от прекращения работы промышленности на оккупированной территории пострадают так же украинские предприятия на подконтрольной Киеву земле – которые непосредственно зависят от сырья с Донбасса, и поставки которого осуществлялись ныне экспроприированными подразделениями СКМ.

По словам экс-главы Фонда госимущества Александра Бондаря, это в первую очередь ударит по остальным активам самого Ахметова, ведь никакой альтернативы источников сырья для оставшихся в Украине его предприятий нет и быть не может – его бизнес выстраивался как вертикально-интегрированный и, более того, частично встроенный в государство (добываем уголь на своей шахте – перевозим своей транспортной компанией по льготным тарифам «Укрзализныци» на свою ТЭС – производим электричество на своей ТЭС – продаем электричество через свои электросети по ценам, необоснованно взвинченным благодаря контролю над государственными регулирующими органами).

«Когда начинались события на Донбассе, территорию которого Ахметов много лет контролировал, ему нужно было задуматься, к чему это может привести. Видимо, ему дали гарантии, что предприятия продолжат работать и поставлять продукцию, что через границы АТО она будет поставляться в Украину. Вот и не задумался, а стоило. То, что произошло сейчас, – расплата для Ахметова. К сожалению, экономика Украины тоже будет страдать от произошедшего. Но и [украинской] власти нужно было думать о таких возможных последствиях намного раньше. Теперь вот к чему это привело», – констатирует Бондарь. Он считает, что сейчас страна страдает, потому что власть не контролировала ситуацию с предприятиями, которые в былые времена за копейки отдавались олигархам, а те, в свою очередь, ничего не сделали, начиная с 2014 года, чтобы диверсифицировать поставки сырья и модернизировать свои промышленные активы, дабы они не зависели от неподконтрольных территорий.

Бондарь критично оценивает будущее донецкой бизнес-империи: «Они [крупный бизнес Донбасса] думали, что так будет вечно – будут высасывать последние соки с предприятий, получать суперприбыли, отправлять их в офшоры и жить жирно дальше». При этом он подчеркнул, что сейчас ситуация поменяется кардинально и из этого нужно делать выводы. И не только миллиардерам, которые теряют собственность, но и власти. «Три года ничего не делалось. Как можно было торговать с воюющей стороной столько времени и считать, что это – нормально?» – задается риторическим вопросом Бондарь.

В энергетическом секторе (ДТЭК) утеряны около 10 предприятий. Такая «нормальность» привела к тому, что сейчас правительство ломает голову, как, согласно указу президента Петра Порошенко (в виду решения СНБО от 15 марта) о временном запрете на перемещение товаров через линию разграничения, обеспечить безопасное и надежное функционирование топливно-энергетического и металлургического комплексов Украины и какие меры нужно предпринять, чтобы нейтрализовать угрозы экономической безопасности. Хотя, если бы о диверсификации поставок жизненно необходимых объемов топлива и сырья власти, а, главное, собственник отобранных предприятий и его партнеры, задумались еще три года назад, понимая, что в любой момент Москва может запретить подотчетным ей донбасским территориям поставки в Украину, то ничего подобного не случилось бы.

Но, видимо, торговля во время войны оказалась делом настолько заманчивым и прибыльным, что безопасность отошла на второй план. А, например, введение в формулу расчета тарифов схемы «Роттердам+», из-за которой все украинские потребители стали переплачивать за свет и тепло, и которая как раз и должна была обеспечить Украине независимость от «ДНР» и «ЛНР», превратилось, в итоге, в банальную аферу».

При всей кажущейся плачевности ситуации, эксперты опасаются, что диверсификацией поставок ресурсов из оккупированного Донбасса ни власть, ни Ахметов все равно не займутся. Цинично говоря, в настоящее время, что для СКМ, что для украинского правительства, головоломка сводится к тому, чтобы серые схемы поставок сырья из «ДНР» и «ЛНР» обрели несколько иной вид.

Например, специалист инвестиционной компании Dragon Capital Сергей Фурса не согласен с Бондарем и утверждает парадоксальное: «Ахметов не особо останется в накладе. Компании пострадают, но частично. Их бизнес так построен, что для них это не критично.

Во-первых, то сырье, которое там находится [на неподконтрольных территориях], так или иначе, кроме как в Украину пойти никуда больше не может, если говорить об угле. Антрацит России не нужен. Он будет поступать к нам другими путем, к примеру, через Беларусь, или кого-то другого, обходным путем».

«Если верить прогнозу НБУ, то от этих событий, если они продлятся год, наш платежный баланс потеряет 2 миллиарда долларов. И это больше, чем мы получили от МВФ в 2016 году. Это – очень сильное давление на платежный баланс, что потом скажется на курсе гривны, как цепная реакция – на инфляции», – отметил Фурса. При этом, все равно актуальным остается вопрос – сможет ли Ахметов, в виду его немалых рычагов влияния, не только пользоваться ресурсами своего временно неподконтрольного бизнеса, но и вернуть этот самый утраченный контроль?

По мнению Фурсы, на данный момент, с учетом решения СНБО, есть вероятность того, что можно будет все отыграть, и так называемая «национализация» не пройдет. «Возможно, состоятся переговоры в Нормандском либо в Минском форматах. Ведь уже есть заявление ООН о том, что такие действия являются военным преступлением. И очевидно, что это решение [боевиков] противоречит духу Минских соглашений», – допустил эксперт. Действительно, в свежеопубликованном докладе ООН, который странным образом совпал с «национализацией» активов Ахметова – чего не наблюдалось даже при аннексии Крыма – резко осуждаются действия оккупантов Донбасса.

«Такие действия ставят под угрозу лиц, работающих в опасных и неурегулированных условиях в горнодобывающей и металлургической промышленностях на территориях, контролируемых вооруженными группами в Донецкой и Луганской областях. Управление Верховного комиссара по правам человека напоминает, что захват частной собственности в контексте вооруженного конфликта может считаться военным преступлением, мародерством», – говорится в заявлении ООН.

Тут можно только поаплодировать ООН, но остается некоторый осадок: почему же почтенная Организация молчала, когда в первые годы противостояния на Донбассе с территории оккупированных Луганщины и Донетчины вывезли в виде металлолома более 20 крупных предприятий, в том числе государственную компанию «Топаз», Луганский патронный и Харцызский машиностроительный заводы и многие другие?.. Кроме доклада ООН, есть и решение СНБО снять запрет на перемещение товаров через линию разграничения только после возврата под юрисдикцию Украины захваченных предприятий –по идее, этот прозрачный намек в документе украинского Совбеза должен бы разжалобить суровые сердца главарей террористов в отношении бизнеса, на который они положили глаз и зуб.

Но эксперты считают, что вряд ли все это, включая намерение СКМ обратиться во все возможные суды, поможет Ахметову разрулить ситуацию. «Например, наши суды, однозначно, примут решение в пользу Ахметова – ДТЭК и «Метинвеста». Но эти вердикты для главарей «ДНР» и «ЛНР» не имеют никакого значения, они их не будут выполнять. Судиться с кем? С непризнанными «республиками»? Ну, примут решения какие-то, введут дополнительные санкции. И что? И что значит «национализировали» – это вообще к юридическим нормам не относится. «ДНР» и «ЛНР» – не отдельно взятые государства. Как можно в судах судиться со «структурами», которые мы не признаем? Юридическим путем здесь ничего не решишь», – сказал Бондарь.

По его мнению, те рычаги давления, которые позволяли Ахметову до сих пор владеть этими предприятиями – ведь у других олигархов на оккупированном Донбассе уже давным-давно все отобрали, и лишь он успешно торговал с Украиной с неподконтрольных территорий – перестали работать. И вряд ли он сможет их восстановить. Чем закончится эта история, мы вскоре узнаем. Но, не зависимо от того, будет ли это happy end, можно уже сейчас констатировать: избранная Ахметовым стратегия «гудеть в гудок» оказалась не эффективной.

Автор материала: Нана Черная

По материалам: Finance.ua

Просмотров: 436

Материалы по теме: