Иловайский счет добровольческих батальонов

В общественном сознании события под Иловайском в августе 2014 года слились в одну большую трагедию, однако фактически следует различать два не связанных между собой события: попытку захвата Иловайска и...
ilovajskij-schet-01-07-2016

В общественном сознании события под Иловайском в августе 2014 года слились в одну большую трагедию, однако фактически следует различать два не связанных между собой события: попытку захвата Иловайска и «Иловайскую трагедию» — окружение и расстрел выходящей колонны силовиков российскими военными.

Именно о первом эпизоде большой войны хотелось бы рассказать.

Взятие крупного железнодорожного узла и города Иловайск в рамках общего плана проведения АТО не предполагало отдельной операции. Фронт пошел намного дальше, и считалось, что взять практически пустой город может один добровольческий батальон, усиленный парой танков.

4 августа 2014 года командир 40-го батальона территориальной обороны «Кривбасс» Александр Мотрий получил от руководителя сектора «Б» генерал-лейтенанта Хомчака приказ: выдвинуться на Иловайск, зачистить его и выставить семь блокпостов в районе Иловайск — Зугрэс. Для поддержки ему была выделена сводная группа из состава 51-й мехбригады ВСУ (2 танка, 2 БМП, пехота). Выбор генералов был очевиден: «Кривбасс» находился ближе всего — на блокпостах от Кутейниково к Старобешево.

7 августа через блокпост на дороге между селами Александровка и Чумаки сводный отряд «Кривбасса» (а на штурм были отправлены исключительно добровольцы — всего 120 человек), отряд «Правого сектора» (количество неизвестно, но вряд ли более 40-50 человек) при поддержке бронетехники начали выдвижение в сторону Иловайска. Уничтожив один блокпост боевиков и дойдя до пригородов, наступавшие наткнулись на сопротивление и, потеряв одну БМП, откатились на исходные позиции.

Неудачное развитие операции привело к конфликту между руководством сектора и командованием 40-го батальона. С одной стороны, генералы обвиняли добровольцев в трусости, оперируя цифрой численности гарнизона Иловайска в 50-80 человек. С другой стороны, Александр Мотрий говорил о подготовленной линии обороны противника, усиленной минометами и артиллерией.

Не имея резервов ВСУ, штаб АТО решил привлечь к штурму добровольческие батальоны «Донбасс», «Азов» и «Шахтерск». Причем собрать в кулак удалось далеко не весь личный состав. Из «Донбасса» только тех, кто находился на базе в Курахово. «Азов» был разделен на две части: одна находилась на базе в Бердянске, другая — в Мариуполе. «Шахтерск» вообще существовал только на бумаге (фактически несколько десятков человек, разбросанных по разным блокпостам). Всего сводная группа из трех батальонов включала не более 200 человек.

Для второго штурма 10 августа, кроме добробатов, были привлечены сразу два батальона теробороны (39-й и 40-й), группа «Правого сектора», усиленная бойцами 51-й бригады и прикрываемая тремя танками, одной БМП и парой кустарно бронированных КамАЗов (в обиходе — «пряники»).

Однако и второй штурм почти сразу не заладился: прикрывать наступление фактически остался один танк и одна БМП. По непонятной причине один из танков остался на блокпосту, экипаж второго перегрел двигатель. Однако в первые же минуты боестолкновения прилетевшим снарядом единственный танк был выведен их строя. Экипаж танка отделался легким испугом.

Дальше бойцы наступали под прикрытием единственной БМП (да и у той постоянно перегревался двигатель, и приходилось постоянно останавливаться для охлаждения) да двух «пряников». Тем не менее первоначальное сопротивление противника было сломлено и нашим удалось войти на окраины. Однако после того, как был подбит «пряник» и окончательно вышла из строя БМПешка, добровольцы приняли решение отходить.

В целом эта неудачная попытка стоила 12 погибших: троих потерял «Азов», четверых — «Донбасс», троих — «Кривбасс» и двоих — «Правый сектор».

Командир штурмовой группы «Донбасса» Тарас Костанчук вспоминает:

«Мы решили действовать, как и раньше: подходить очень осторожно. Пробовать „зеленку“ под прикрытием брони и прикрываясь броней. Накрывать огнем и боекомплект не экономить. Так и пошли.

Мы прошли первый вражеский блокпост. Там было около пяти „дээнэровцев“, с гранатометчиком и пулеметчиком. Мы их всех уничтожили на месте.

Пошли дальше — второй блокпост. Он оказался пустым. Они сами убежали. Но я уже потом понял, что нас заманивали в ловушку. Потому что третий блокпост был уже за углом, его ничем накрыть было нельзя. И там врагов было очень много.

Кроме того, по флангам была „зеленка“, а дальше — высотки Иловайска. Снайперов они разместили на высотках, а в „зеленке“ залегли стрелки под маскировочной сеткой, и их издалека не было видно. Это уже стало ясно чуть позже».

Такое неблагоприятное развитие событий и сохранение в тылу столь важного стратегического пункта под контролем противника совсем не входило в планы штаба АТО, и было решено собрать все, что только можно. А это батальоны спецназначения МВД и резервы ВСУ.

В итоге к 18 августа к Иловайску удалось стянуть:

— батальоны «Донбасс» (220 человек), «Днепр-1» (78 человек), «Миротворец» (74 человека), «Свитязь» (23 человека), «Херсон» (27 человек), «Азов», «Шахтерск», «Ивано-Франковск» (25 человек);

— сводную роту из 51-й бригады;

— ротно-тактическую группу 17-й танковой бригады (4 танка, 4 БМП, 82 человека);

— группу «Правого сектора».

Всего около 900 человек, из которых большая часть были добровольцами. На блокпостах от Амвросиевки до Старобешево находились бойцы 39-го и 40-го батальонов.

19 августа из-за понесенных потерь батальоны «Азов» и «Шахтерск» без приказа штаба АТОпокинули район боев: бойцы первого батальона вернулись в Мариуполь, второго — были отведены в г. Комсомольское Старобешевского района, где отметились жесткими зачистками местных активистов «Русской весны». Позже комбаты «Шахтерска» и «Азова» заявляли, что разрешение на выход из-под Иловайска получили от советника министра МВД Антона Геращенко, хотя на тот момент они считались прикомандированными к ВСУ.

Боевая ценность батальонов (некоторые не дотягивали и до роты) была разной. Наиболее боеспособным был, несомненно, батальон «Донбасс», который имел опыт взятия Попасной и Лисичанска, остальные формировались исключительно для действий в третьей линии и были вооружены легким стрелковым вооружением. К тому же руководство МВД рассматривало взятие Иловайска такими крупными силами как «легкую прогулку», поэтому боекомплектом и сухпаем бойцы были укомплектованы на 1-2 суток.

Мощным ударом 18 августа украинской группировке удалось войти в город, заняв несколько опорных пунктов: железнодорожное депо, школу и детский сад.

Как вспоминал один из бойцов батальона «Днепр-1», «нам с приданными силами ВСУ дали один танк, БМП и инженерно-сапёрное подразделение и сказали зайти в город с юга. Мы этой колонной и пошли с юга. Там была одна дорога, окружённая посадками; обойти было проблемно. Зайдя со стороны депо, мы обнаружили, что дорога была полностью перекрыта бетонными блоками и проезд был затруднён. Попытка танка обстрелять блоки не увенчалась успехом: блоки были серьёзные. Было принято решение вернуться назад и обойти этот путь. Выдвинулись назад, нашли полевую дорогу, свернули колонной туда. Выходя с полей, мы нарвались на укрепрайон, к которому не могли подойти: чистое поле, всё простреливается.

Миномётным обстрелом повредило танк, заклинило башню. Потом ещё был и обстрел „Градами“. Мы понесли первые потери, было немало раненых. В итоге мы отступили в исходный район. В этом бою погибли два человека, это были первые потери „Днепра“. Больше у нас 18-го числа боевых действий не было».

Фактически противнику удалось быстро (с помощью электричек) перебросить резервы из Донецка, Ясиноватой, подтянуть артиллерию, и начались «вязкие» уличные бои, в которых главное — наличие большого числа бронетехники и численное превосходство, чего у наших явно не было.

Вспоминает Тарас Костанчук: «Мы вели бой три часа и на четвертый увидели, что из Харцызска прибывает врагу помощь. Это я точно знаю: отрезать их не удалось. Прибыли БТРы, прибыли КамАЗы, в которых были как „дээнэровцы“, так и „кадыровцы“. Последние прошли не одну войну. Это было сразу заметно. Один снайпер держал нас, пока его из РПГ не накрыли. Это были профессионалы».

Начались шатания и среди подразделений, которые непосредственно участвовали в боях. В том же «Днепр-1» «порядка тридцати человек сложили оружие, сказав, что „под такое мы не подписывались“, и уехали в Днепропетровск».

Кроме того, в ночь с 23-го на 24-е августа началось массовое вторжение в Украину российских регулярных войск. А после самовольного ухода с позиций бойцов батальонов «Прикарпатье» и «Горынь» и потери Амвросиевки судьба иловайской группировки была фактически предрешена. И кровавой точкой в этой операции стал расстрел выходивших в «зеленом коридоре» 29 августа.

По материалам: Fraza.ua

Материалы по теме: