И снова ничего: почему провалился «майдан патриотов»?

Самое большое политическое разочарование наступившего года Украинская политика вновь продемонстрировала свою непредсказуемость, кулуарность и… унылость. Три недели февраля держали всю Украину в напряжении: казалось, что обострившиеся непримиримые противоречия власти...
proval-maydan-ukr-01-03-2017

Самое большое политическое разочарование наступившего года

Украинская политика вновь продемонстрировала свою непредсказуемость, кулуарность и… унылость. Три недели февраля держали всю Украину в напряжении: казалось, что обострившиеся непримиримые противоречия власти и правой оппозиции налицо, и они обязательно сверкнут мощным электрическим разрядом в годовщину второго Майдана. Зря, что ли, на неё грозилась собраться и «показать» самая активная часть правого политического спектра! Зря, что ли, в столицу были собраны части Нацгвардии, в том числе снятый с АТО спецназ?

И вдруг… снова ничего не случилось. Более того, вдруг оказалось, что в Украине никакой правой оппозиции, тем более активной, просто не существует. Формально она есть – реально её нет! А это значит, что третий Майдан вновь откладывается. Возможно, до тех пор, пока оппозиционное знамя не поднимает другая политическая сила.

Все чего-то ждали

Все данные социологических опросов показывали, что украинцы разделены на 20-25% сторонников власти, 35-40% противников власти, и 35-45% желающих «чтобы всё это поскорее закончилось». Что ж, похоже, как раз последние и победили, причем, даже не слезая со своих диванов – потому что всё закончилось, даже ещё толком не начавшись.

А между тем, все чего-то ждали. Не только те, кто с многозначительными ухмылками натягивал на себя зеленую балаклаву, приговаривая «ось вже почалося…», и не только их фанаты, потрясавшие своими ура-патриотическими эмоциями социальные сети. Не стоит скрывать очевидное: если сторонники правой оппозиции ждали свержения «режима олигархов-предателей», то противники этих «активистов» и «патриотов» надеялись, что власть воспользуется возможностью и наконец-то решится разогнать, покончив в Украине с «махновщиной». А еще на обоих со стороны смотрели сторонники «социального майдана» и «антинационалистического антимайдана», искренне желающие, чтобы власть и радикалы «сожрали друг друга» (СДД). Ждали даже боящиеся любых событий «хатаскайники» – они ждали, что ничего не случится. И, как мы заметили выше, их ожидания оправдались.

Такой вот срез настроений украинского общества, хотя украинские СМИ об этом почему-то молчат, продолжая придерживаться шаблонного разделения украинцев на «патриотов» и «ватников». Но что поделаешь, ведь этот шаблон спущен с самого верха, потому что такое разделение украинцев выгодно, в первую очередь, стоящим у власти политикам.

Таким образом, получается, что большинство украинцев поддерживают идею третьего Майдана, однако имеют на него разные, подчас противоположные виды. Вот вам и пояснение аномалии украинской политик: хотя опросы демонстрируют огромный процент недовольных громадян, готовых поддержать акции протеста, почему-то на эти акции почти никто не приходит. Дело не только в том, что многие хотели бы, но бояться, дело еще в том, что совместить «майдан патриотов» с «социальным майданом» или тем более антинационалистическими или антивоенными акциями просто невозможно – их участники тут же начнут друг друга бить, причем ногами.

Вспомните Майдан-2004 и Майдан-2014, которые проводились под лозунгами «долой донецких», «Европа, а не Россия» и «украинской Украины». Это лозунги объединяли добрую половину страны, людей разных социальных категорий и даже с разными политическими взглядами (прозападных либералов, украинских националистов). «Майдан патриотов» или «социальный майдан» просто не смогут собрать столько участников-статистов, потому что для них так и не придумали каких-то объединяющих тезисов и лозунгов. «Долой тарифы»? Получающие субсидии малоимущие, вырубающие «дармовой» лес селяне и равнодушные к теме коммунальных платежей богачи на этот майдан не придут.

Битвы патриотов

Почему же почти никто не пришел на «майдан патриотов», хотя радикалы весь февраль твердили, что 19-22 числа обязательно что-то там покажут власти «олигархов-предателей», и даже обещали, что с фронта на Киев поедут «добробаты»? Но «показать» явились всего несколько сотен «соратников» Семена Семенченко (Кости Гришина), немного пошумевших у колоннады 20 февраля, и около 7 тысяч национал-патриотов, 22 февраля прошедших по Хрещатику смиренным «маршем памяти».

Причин этого много. Например, акции протеста намечались под лозунгами перехода к радикальной и бескомпромиссной борьбе с сепаратистами. Мол, власть только говорит – и ничего не делает, более того, выступает против стихийной блокады дорог, по которым из Донецка сюда везут уголь, а отсюда в Донецк – водку и макароны. Почему вдруг эта блокада стала идеей фикс группы «ветеранов АТО», возглавляемой Семенченко и Парасюком, сказать трудно – это такая же очередная тайна украинской политики, как и то, что власть не решилась их разогнать. Было ясно лишь одно: устроители блокады являются лишь исполнителями, а вот заказчик шоу пожелал остаться анонимным. Тем не менее, даже сама блокада не получила полной поддержки со стороны украинцев. Многие её одобряли – мол, так и надо бороться с сепаратистами, но не спешили при этом присоединиться к пикетам. А многие не понимали смысла этого абсурда, еще больше уводящего Украину от реализации Минских соглашений – выполнив которые, можно было завершить конфликт еще в прошлом году.

Да и потом, нужно понимать, что сама фраза «торговля с оккупантами» – это вздор, рожденный в головах недалеких ура-патриотов с другого конца Украины. Есть две области Украины, Донбасс, в которых десятилетиями работала система производства, перемещения и потребления угля, руды, электроэнергии, товаров народного потребления – а потом вдруг через всю эту систему пролегла линия разграничения АТО. Что хотят «парасюки»? Чтобы по их «хотелке» электростанция, расположенная на одной стороне, перестала закупать уголь у шахты своего же энергохолдинга, оставшейся на другой стороне. Знаете, что это напоминает? Украину 1919 года, в которой границы между «державами» и «вольными республиками» проходили прямо по улицам городов.

Во-вторых, паритет взаимного бессилия власти и правой оппозиции умножился на их обоюдное желание купить и продать (купиться и продаться). Если война – это продолжение политики другими средствами в результате невозможности договориться, а Майдан тоже относится к конфликтам, то из этой формулы можно вывести вывод: «майдан патриотов» не состоялся потому, что стоящие за ними политики или олигархи договорились с властью, и необходимость в уличном путче отпала. А украинцы не поняли этого потому, что им не сообщили ни о предмете торга, ни о самих переговорах. Кстати, а вы случайно не знаете, о чем они там договорились?

В-третьих, в нынешнем противостоянии (конфликтом это уже не назовешь) и власть, и как бы выступавшая против неё правая оппозиция играют на одном и том же «патриотическом» политическим поле. И на нем они устроили публичную перепалку (для привлечения сторонников) с выяснением, кто же из них больший патриот Украины, а кто «зрадник» и агент Кремля. Вот только тему для этой перепалки они выбрали очень неудачную: в данном случае «блокадники» сумели привлечь на свою сторону лишь сторонников блокады Донбасса. А теперь скажите, сколько таких сторонников блокады в Киеве, и сколько из них готовы ради этой блокады устроить третий Майдан?

Причем, если праворадикалы поняли свою ошибку еще до 19 февраля, и попытались придти на годовщину Майдана с антиолигархическими, почти социалистическими лозунгами (в обрамлении украинского национализма это напоминало сами понимаете что), которые почти никто не услышал, то парламентская фракция «Самопомочи», похоже, состоит из этнических эстонцев. Потому что она, бросив уже давно недееспособный парламент, 23 февраля отправилась поддерживать блокаду Донбасса – то есть присоединилась к политическому шоу тогда, когда оно уже провалилось.

А может, она просто хочет поднять свой рейтинг перед досрочным выборами? Может быть, итогами договоренности между властью и правой оппозицией было объявление в этом году досрочных выборов в парламент – так сказать, никаких Майданов, решим спор демократическим путем? Да, это был бы неплохой выход из нынешнего политического тупика. Но и в этом случае «Самопомочь» могла бы заработать куда больше политических очков, если бы поехала не блокировать дороги на Донбассе, а убирать мусор во Львове.

А теперь самое интересное: вы заметили, что «Азов» (его «ветераны АТО» и «Гражданский корпус») проигнорировал и эту блокаду, и «майдан патриотов»? «Азовцы» участвовали в «марше памяти», но не более того. Скажем больше: за три года своего существования они вообще практически не участвовали в антиправительственных акциях. И еще больше: вы заметили, что «азовцы» хотя и называют других праворадикалов и «добробатовцев» своими «побратимами», но всегда держались от них как-то обособленно? То есть одна из крупнейших (вторая после «Свободы») и самая организованная на сегодня праворадикальная сила ни в каком новом Майдане участвовать даже не собиралась.

И это неудивительно, если учесть, что «Азов» – это детище Аваков, харьковского олигарха и экс-губернатора, ставшего в феврале 2014 министром МВД, до сих пор бессменным и «нешатаемым». И что тогда, три года назад, после убийства Сашка Музычко «во время спецоперации», после того как Аваков объявил «Правый сектор» бандитами, он приложил немало усилий, чтобы эта организация, ставшая «легендой Майдана» и нарицательным прозвищем украинских национал-радикалов, и имевшая огромный стартовый запас политической популярности, очень быстро развалилась до полумаргинального состояния. А потом была окончательно скомпрометирована тем, что под её брендом в Украине начали действовать провинциальные ОПГ (вспомните события в Мукачево и «янтарную мафию»).

Ну вы будете «майданить» или нет?!

Говорит ли провал «майдана патриотов», что третий Майдан теперь невозможен в принципе – как минимум, в обозримом будущем и при нынешней власти? С большой долей вероятности, да. И именно к такому выводу пришли «придворные» политтехнологи Банковой.

Их нынешняя «формула власти» представляет собою модернизированную прежнюю, работавшую в период 1998-2013 г.г. Тогда украинское общество было разделено на две части: пророссийскую (прорусскую и «интернациональную») и прозападную (пронационалистическую). Что заодно разделило надвое и украинских левых, которые, примкнув к прозападным национал-патриотам (СПУ) и пророссийским регионалам (КПУ) быстро деградировали как левые партии.

Сейчас украинское общество разделили на «патриотов» – то есть сторонников «партий Майдана», и «ватников» – к которым отнесли сторонников развалившийся ПР, запрещенной КПУ, и вышедших из украинского политического поля пророссийских радикалов типа «Русского блока», вообще ставших сепаратистами (Донбасс) и коллаборационистами (Крым). При этом объединенные усилия «патриотов» направлены на закрытие «ватникам» доступа к власти (а в перспективе и вообще к голосованию), и на бескомпромиссную войну с «сепарами» (хотя бы на словах). Собственно говоря, это единственное, что их объединяет – по крайней мере, в публичной политике, поскольку еще существуют бизнес-интересы элит.

Во время Майдана-2004 и Майдана-2014 прозападная половина украинского общества выступала против пророссийской. Половина общества – немалая сила, из которой можно собрать пару сотен тысяч на уличную «революцию». Нынешний несостоявшийся «майдан патриотов» мог рассчитывать лишь на часть национал-патриотов и радикалов, но не смог собрать даже этого. И на их поддержку не вышли киевляне, проявившие равнодушие к выяснению вопроса, кто же является большим патриотом Украины. Поэтому те, кто стоял за спиной радикалов, не стал раздувать противостояние, а предпочел договориться с властью – пока та еще соглашается на договоренности, сомневаясь в своих силах (точнее, в лояльности своих силовиков).

Поэтому мы приходим к выводу, что третий Майдан возможен лишь в том случае, если он сумеет объединить не менее половины украинского общества актуальными для него лозунгами. При этом очень важно, чтобы эти лозунги поддерживало значительное число киевлян – поскольку именно из них собирается основная массовка всех майданов. Без этого даже хорошо приплаченная попытка «замайданить» будет неосуществима. А киевляне… это люди, которые дважды выбирали своим мэром Леонида Черновецкого, а потом Виталия Кличко, имеют весьма специфические взгляды на жизнь! Вот сейчас, например, как демонстрируют уличные опросы, бабушки сбежавшего Лёни Космоса боготворят премьера Гройсмана, причем без всякой гречки. Какой уж тут Майдан!

Какие же лозунги могут подвигнуть общество на новый Майдан? Можно сказать уверенно лишь одно – не политические. Он не может состояться внутри одного политического поля – чего пример провалившийся «майдан патриотов». Кстати это причина того, что «патриоты» пытаются вытолкнуть власть за пределы этого поля, объявляя её «предательской», а она в ответ пытается доказать свою «патриотичность» всякими глупыми указами. Он не может также быть столкновением двух политических полей, потому что «майдан ватников» в Киеве невозможен в принципе. И это ответ на вопрос, почему власти выгодно такое разделение украинского общества.

Однако как было замечено выше, в реальности общество разделено чуточку иначе. Настроения общества – это мозаика, из которой, конечно, можно сложить картину «патриоты против ватников», но можно и пересобрать её в иную картину. Например, «народ против олигархии»: этот социально-политический лозунг, запоздало поднятый национал-радикалами, имеет шансы на объединение большей части украинского общества. Разумеется, при условии, что при этом, хотя бы на время, будут отброшены разделяющие людей глупые политические идеологии.

Автор материала: Виктор Дяченко

По материалам: From-ua.com

Просмотров: 426

Материалы по теме: