Государство без Конституции

Государство без Конституции

Складывается впечатление, что поправки в Конституцию принимали не ради улучшения правосудия, а исключительно ради тщеславия, позерства. Для отвода глаз. Просто чтобы подчеркнуть свою выдающуюся государственную роль и войти в историю.

В угаре междоусобной войны гвардейцев Генпрокуратуры с мушкетерами Национального антикоррупционного бюро все как-то позабыли, что 30 сентября 2016 года вроде бы вступает в силу новая редакция текста Основного Закона с учетом поправок, якобы внесенных законом №1401-VIII от 2 июня 2016 года «О внесении изменений в Конституцию Украины (в части правосудия)».

Напомню, что вышеуказанные изменения переворачивают все правосудие вверх тормашками, меняют наименование судебных инстанций, ликвидируют существующие высшие специализированные суды, вводят новые судебные специализации, меняют порядок назначения и увольнения судей, исключают принцип законности при вынесении решений, почти лишают гражданина свободы выбора представителя и/или защитника в суде и т. д.

Но никто, извините за мой французский, даже не чешется вести работу по приведению хотя бы процессуальных кодексов (Уголовный, Гражданский, Хозяйственный процессуальные кодексы и Кодекс административного судопроизводства) в соответствие с требованиями новой редакции Конституции.

Помимо этого, закон «О прокуратуре» в который раз «промахивается» мимо Конституции, и его тоже надо серьезно поправлять. В частности, согласно ст. 131-1 новой редакции Основного Закона прокуратура выполняет три функции, в то время как согласно закону «О прокуратуре» их четыре, при этом они текстуально не совпадают.

Например, прокуратура по закону поддерживает государственное обвинение, но в Конституции его «перекрестили» на публичное обвинение. Закон содержит упоминание о представительстве интересов гражданина в суде, тогда как из Конституции эту роль изъяли. Также Конституция, в отличие от закона, более не предусматривает прокурорский надзор в сфере исполнения уголовного наказания, содержания людей под стражей, при выполнении иных принудительных мер, предписанных судом.

Остался всего месяц, а никому это даже не интересно. Складывается впечатление, что поправки в Конституцию принимали не ради улучшения правосудия, а исключительно ради тщеславия, позерства. Для отвода глаз. Просто чтобы подчеркнуть свою выдающуюся государственную роль и войти в историю.

Но в историю, как известно, можно войти, а можно вляпаться… Вот об этом и речь.

На самом деле, ни у кого нет ни морального, ни юридического права упрекать субъекты законодательной инициативы в том, что они не приводят законодательство в соответствие с новой редакцией Конституции, потому что никакой Конституции в Украине не существует! Это не шутка, не полемический прием и не художественное преувеличение. Серьезно.

Позвольте задать один вопрос: куда именно 2 июня 2016 года Верховная Рада вносила свои поправки? В текст какой Конституции?

Напомню, что в феврале 2014 года, на волне народных протестов, Верховная Рада решила «исправить», как казалось многим, ошибку, допущенную вследствие решения Конституционного суда №20-рп/2010 от 30 сентября 2010 года. Предыстория данного вопроса проста, как кусок хозяйственного мыла, и может быть описана тремя предложениями.

В декабре 2004 года, когда бушевал первый Майдан, под давлением уличных протестов президент Леонид Кучма согласился на политический компромисс: он мирно передаст власть Виктору Ющенко в обмен на голосование в парламенте изменений в Конституцию под условным названием политреформа.

Принятый в большой спешке закон №2222-IV от 8 декабря 2004 года предусматривал уменьшение роли президента, переход от модели сильного президента и слабого правительства к распространенной в европейских демократиях парламентско-президентской форме правления, где правительство имеет больше власти, чем глава государства.

Но Виктор Янукович счел себя обманутым и поэтому при первой же возможности, выиграв президентские выборы 2010 года, обратился в Конституционный суд и отменил через шесть лет понятийные политические договоренности.

Конституционный суд в своем решении №20-рп/2010 от 30 сентября 2010 года пришел к следующим выводам: во-первых, закон №2222-IV от 8 декабря 2004 года «О внесении изменений в Конституцию Украины» (так называемая политреформа) является неконституционным по причине нарушения процедуры его рассмотрения и принятия. Во-вторых, он утрачивает свою силу с момента принятия данного решения Конституционного суда. В-третьих, все нормативные акты должны быть приведены в соответствие с текстом Конституции в первоначальной редакции — от 28 июня 1996 года.

Да, на Конституционный суд, безусловно, оказывалось сильное моральное давление с улицы Банковой, а в доводах обратившихся в суд было много фарисейства. Но правда и то, что Конституционный суд имел все основания для принятия своего решения.

Мотивы суда просты: согласно ст. 155 Конституции предварительно одобренный простым большинством законопроект будет считаться принятым, если на следующей сессии за него проголосуют не менее двух третей депутатского корпуса. При наличии, разумеется, заключения Конституционного суда о соответствии текста данного законопроекта требованиям ст. 157, 158 Основного Закона.

«Косяк» был в том, что парламентарии, пребывая в угаре первого Майдана, немного позабыли, что согласно ст. 155 Конституции они должны были 8 декабря 2004 года принять квалифицированным большинством в 300 голосов предварительно одобренный законопроект — это значит тот же самый по тексту, а не похожий по смыслу. Даже если вы поменяете в тексте всего одну букву, цифру или запятую — это уже другой документ, и в отношении него всю процедуру надо повторять сначала.

Если вы полагаете, что я придираюсь или занимаюсь казуистикой — попробуйте исправить простую описку в тексте простого решения суда. Например, ошибку в написании имени или фамилии стороны по делу в резолютивной части. Казалось бы, все очевидно, вот паспорт, вот фотокарточка в паспорте, как шутил Жванецкий, — сличайте!

Ан нет! Просто зачеркнуть ручкой и поставить печать, написать «исправленному верить» — не выйдет. Для исправления описки нужно написать заявление, суд его рассмотрит и постановит судебное определение об исправлении описки, которое, к слову сказать, может быть обжаловано отдельно от решения суда.

А тут целая Конституция…

Еще больше усложнило ситуацию то, что уже после этого в текст Конституции были дважды внесены поправки: от 1 февраля 2011 года (пролонгация полномочий парламента и уточнение сроков выборов) и от 19 сентября 2013 года (о Счетной палате).

То, что напринимали 21–23 февраля 2014 года в сессионном зале Верховной Рады, просто не лезет ни в какие ворота.

22 февраля 2014 года Верховная Рада приняла постановление №750-VII «О тексте Конституции Украины в редакции 28 июня 1996 года, с изменениями и дополнениями, внесенными законами Украины от 8 декабря 2004 года №2222-IV, от 1 февраля 2011 года №2952-VI, от 19 сентября 2013 года №586-VII».

Этим обыкновенным постановлением (!) наш замечательный парламент, клянясь всеми святыми, руководствуясь отъявленной демагогией, упоминая всуе точку зрения консультативного органа — Европейской комиссии «За демократию через право» (Венецианской комиссии), — постановил:

Признать действующими на территории Украины положения Конституции Украины, принятой на пятой сессии Верховной Рады Украины 28 июня 1996 года, с изменениями и дополнениями, внесенными законами Украины от 8 декабря 2004 года №2222-IV, от 1 февраля 2011 года №2952-VI, от 19 сентября 2013 года №586-VII.

Помимо этого, Верховная Рада дала распоряжение газете «Голос Украины» напечатать новый текст Конституции с учетом вышеуказанных пожеланий.

По сути, парламент сконструировал гибридную редакцию Конституции, которой никогда не существовало.

Было два варианта: либо оставить тот текст Конституции в редакции 19 сентября 2013 года, который считался действующим, и вносить в него изменения с нуля согласно конституционной процедуре. Либо же надо было возвращаться к редакции Конституции от 8 декабря 2004 года, без последующих двух поправок, поскольку их вносили в совершенно другой текст.

Но то, что подсунули для голосования в стенах Верховной Рады, — тут играем, а тут не играем, а здесь рыбу заворачивали, — это вообще юридически ничтожно с любой точки зрения.

Парламент не имеет ни малейшего права своими постановлениями определять конституционность редакции Основного Закона, вносить поправки в Конституцию, давать распоряжения, заведомо выходящие за рамки полномочий парламента. Например, распоряжение Верховной Рады опубликовать текст Конституции в измененной редакции без соблюдения конституционной процедуры — это ничтожная филькина грамота.

Многие полагают, что для вступления в силу закона необходимо всего-навсего напечатать его текст в парламентской газете. Это необходимое, но отнюдь не достаточное условие. Двумя другими условиями является соблюдение процедуры принятия законопроекта и его подписание главой государства. То есть с таким же успехом парламент мог бы дать распоряжение опубликовать в газете «Голос Украины» роман Александра Дюма «Три мушкетера», что имело бы абсолютно одинаковые правовые последствия.

Но и это еще цветочки. Дальше я хочу напомнить одну совершенно детективную историю.

В своем постановлении №750-VII от 22 февраля 2014 года Верховная Рада не случайно ссылается на закон «О восстановлении действия отдельных положений Конституции Украины» от 21 февраля 2014 года №742-VII.

Данный, с позволения сказать, закон, якобы принятый Верховной Радой, начинался статьей следующего содержания:

Статья 1. Восстановить действие отдельных положений Конституции Украины с такими изменениями, внесенными законами Украины от 8 декабря 2004 года №2222-IV, от 1 февраля 2011 года №2952-VI, от 19 сентября 2013 года № 586-VII.

Проблема даже не в том, что вышеуказанные строки однозначно говорят о редактировании текста Конституции простым законом, за один пленарный день одной сессии парламента и без согласования с Конституционным судом. Я о другом — кем подписан так называемый закон? Подписан он громким титулом — исполняющий обязанности президента Украины, председатель Верховной Рады Украины А. Турчинов.

Все хорошо, только у меня вопрос: кто уполномочил Александра Валентиновича именовать себя исполняющим обязанности президента именно 21 февраля? Напомню, что сомнительное со всех точек зрения постановление Верховной Рады №764-VII «О возложении на председателя Верховной Рады Украины исполнения обязанностей президента Украины в соответствии со статьей 112 Конституции Украины» было принято только 23 февраля.

Даже если стоять на той точке зрения, что, уехав из страны, Янукович немедленно лишился своего «престола», никаких оснований утверждать, что он не выполнял обязанности главы государства 22 февраля, находясь с рабочей поездкой в городе Харькове, и уж тем более 21 февраля, находясь в Киеве, мы не имеем.

Более того, напомню, что 21 февраля 2014 года Янукович подписал с гражданами Яценюком, Тягнибоком и Кличко, в присутствии свидетелей — главы МИД Польши Радослава Сикорского, главы МИД Германии Франка-Вальтера Штайнмайера, главы департамента МИД Франции Эрика Фурнье и авторитетного гражданина России Владимира Лукина, — некое соглашение об урегулировании политического кризиса…

Возникает вопрос: на каком законном основании гражданин Турчинов 21 февраля 2014 года присвоил полномочия главы государства и подписал закон от 21 февраля 2014 года №742-VII? Полагаю, что этот вопрос станет очень актуальным при следующем преступном режиме.

Мало того, что закон №742-VII от 21 февраля 2014 года подписан самозванцем, так он еще был проголосован до того, как включен в повестку дня парламента. Соответствующий законопроект №4163 от 21 февраля 2014 года был включен в повестку дня постановлением Верховной Рады №749-VII от 22 февраля того же года, но невероятным образом был проголосован и стал законом днем ранее.

Тут дело не только в том, что данное деяние очень подозрительно напоминает диспозицию ч. 1 ст. 109 УК, то есть завладение государственной властью. Это не так «страшно» — всего от пяти до десяти лет лишения свободы. Но у меня есть сильные подозрения, доказать которые я не берусь, что дело могло обстоять похлеще…

Я хорошо припоминаю тот день, 21 февраля 2014 года, когда начали циркулировать слухи о добровольной отставке законно избранного, но всеми ненавидимого президента Януковича. Это сразу снимало бы груз юридической ответственности и давало бы возможность легитимно передать власть парламенту в лице спикера. Но Янукович отказался. Потом, как мы припоминаем со слов Путина, была якобы попытка ликвидировать Януковича, как говорится, при попытке бегства… Это тоже вариант, но только те, кто на него рассчитывал, опять просчитались.

Если кто-то и строил планы на такое развитие событий, то с точки зрения Уголовного кодекса это совсем грустная история — за покушение и тем более убийство главы государства по ст. 112 УК светит вплоть до высшей меры, то есть пожизненного заключения.

Дать ответы на все вышеперечисленные вопросы еще предстоит в будущем.

В этом смысле генеральный прокурор Юрий Луценко показал себя человеком весьма осмотрительным: он заблаговременно разослал повестки высшим должностным лицам Украины по уголовному делу в отношении событий на Майдане. И то, что вопросы данным свидетелям касаются одних аспектов революционных событий 20–22 февраля 2014 года, совсем не исключает возможность в будущем поставить им новые вопросы…

А пока мы вынуждены жить с осознанием того простого факта, что легитимной редакции Конституции у нас, по сути, нет.

По материалам: Racurs.ua

Share