Долгострой позора. Что мешает завершить строительство “Охматдета”?

Несколько недель назад генеральный прокурор Юрий Луценко заявил о разблокировании средств, которые предусматривались для строительства печально известной больницы “Охматдет”. Речь идет о больнице для тяжелобольных детей, которая строится уже...
dolgostroy-pozora-ukr-10-03-2017

Несколько недель назад генеральный прокурор Юрий Луценко заявил о разблокировании средств, которые предусматривались для строительства печально известной больницы “Охматдет”.

Речь идет о больнице для тяжелобольных детей, которая строится уже шестой год на фоне коррупционных скандалов, судебных споров, арестов и непонятных чиновничьих игр.

Новый корпус “Охматдета” начали строить еще в 2011 году и должны были завершить к “Евро-2012”. Почему строительство супер-больницы так долго длится, и что мешает украинским чиновникам завершить дело?

Кто зарабатывал на “Охматдете”

За шесть лет смета проекта несколько раз кардинально менялась. В октябре 2013 года правительство установило общий бюджет на уровне 1,78 млрд грн. За месяц он вырос на 700 млн грн до почти 2,5 млрд грн.

Последние изменения касались оптимизации бюджета с 3,9 млрд грн до 3,2 млрд грн.

Первые скандалы со строительством больницы начались с окружения Виктора Януковича.

Так, в августе 2011 года госпредприятие “Укрмедпроектбуд” без тендера заключило соглашение с ООО “Укрпрофмед” на 28 млн грн по разработке проектно-сметной документации и проведению инженерных подготовительных работ на территории больницы.

Основателем и директором “Укрпрофмед” была Ирина Коваль. Впоследствии именно она возглавила государственную компанию “Укрмедпроектбуд”, которая занималась строительством “Охматдета”. То есть, человек, который был владельцем подрядной компании, фактически возглавила госкомпанию заказчика. И таким хитросплетениям во времена Януковича никто не удивлялся.

Дальше интереснее. Подрядчиком для строительства больницы Коваль выбрала донецкое ООО “Евроинвестстрой”. Позже СМИ выяснили, что предприятие аффилировано со старшим сыном экс-президента Виктора Януковича – Александром Януковичем. Во властных кабинетах снова сделали вид, что ничего не произошло.

Тем не менее, для Ирины Коваль, которая была частью этих непрозрачных операций, с приходом новой власти ничего почти не изменилось. Ее уволили только в январе 2016 года. Это сделал министр здравоохранения Александр Квиташвили, указана причина – “в связи с нарушением условий контракта”. Впоследствии было открыто уголовное производство и Коваль даже арестовали.

Именно из-за ее махинаций были заблокированы средства для строительства “Охматдета”. Так, в декабре 2015 года на казначейском счете проекта находился значительный объем средств. Именно тогда Коваль решила перечислить 80 млн грн на тот же “Укрпрофмед”, где она работала. Речь идет о погашении задолженности за 2013-14 годы. Но предварительно в паспорте бюджетной программы не было предусмотрено этого платежа, поэтому внесение изменений в нее в последние дни декабря стало объектом уголовного расследования.

Когда “Укрпрофмед” получил вышеупомянутые средства, они вернули 62 млн грн госпредприятию в качестве возвратной финансовой помочь сроком на 1 год. В свою очередь “Укрмедпроектбуд” положил их на депозит.

В начале февраля 2016 Генпрокуратура добилась наложения ареста на все счета “Укрмедпроектбуд” и “Укрпрофмед”. Поэтому долгое время средства были заблокированы.

Но вернемся на три года в прошлое. После революции на строительной площадке засветились компании, связанные уже с нынешней властью.

Так, кроме фирмы “Евроинвестстрой” среди подрядчиков была замечена компания из группы Александра Глимбовского – тестя главы ГФС Романа Насирова – “Альтис-Констракшн». Она выиграла тендер на достройку больницы в ноябре 2015 года.

Компании тестя Насирова освоила лишь 10 млн грн, ведь не вела масштабного строительства.

Сейчас подрядные работы выполняет ООО “Риола-модуль лтд”, которое победило на тендере в августе 2016 года. И как ни странно, эта компания так же оказалась в эпицентре очередного скандала.

Новый подрядчик – новый скандал

Весной 2016 на открытом конкурсе на замещение вакантной должности директора “Укрмедпроектбуд” победил Дмитрий Шутовский, недавно он покинул пост.

Тогда все надеялись, что смена руководства будет способствовать активизации строительства, но не тут то было. Именно при Шутовском проходил последний тендер на строительство корпуса, в котором победила упомянутая “Риола-модуль лтд”.

По его словам, он обращался к более 13 предприятий с просьбой подать документы на торги, чтобы увеличить конкуренцию. Интерес проявили пять, а документы подали только два – ООО “Риола-модуль лтд” и ООО “Ватценроде”.

Предложение последнего было на 7% выше, чем у победителя. Тогда же разгорелся скандал. Обвинения касались небольшой конкуренции на торгах и слишком малого уставного капитала победителя тендера – 375 грн.

“Риола-модуль лтд” соответствовала квалификационным требованиям. Они подали аналогичные договоры, которые успешно выполнялись. Ограничивать их по размеру уставного капитала я не имел права, потому что это дискриминация”, – говорит Шутовский.

По его словам, была еще одна компания – ЗАО “Аэробуд”, которая хотела участвовать в торгах. Однако, добавил экс-директор, ее поведение было деструктивным: она умышленно срывала торги, апеллируя к отмене условия о наличии лицензии генподрядчика на строительные работы до окончания строительства.

Иными словами, “Аэробуд” должен был иметь лицензию на все время работ, тогда как его лицензия была выдана до октября 2016 года. Работы надо было выполнять до конца 2016 года. Непонятно, почему “Аэробуд” вместо обжалований не возобновил на новый пятилетний срок свою лицензию и не принял участие в тендере.

Отдельно стоит упомянуть о чисто политическом решении команды премьера Владимира Гройсмана привлечь нового генерального проектанта – ГП “Государственный научно-исследовательский институт строительных конструкций”. У его сотрудников, по словам Шутовского, чисто советские подходы к работе.

Экс-руководитель “Укдмедпроектбуда” говорит, что его заставили заключить с этим ГП допороговых соглашение. Данный шаг Шутовский считает своей самой большой ошибкой на посту.

Что мешает строительству

В целом изменения в смете и перечень подрядчиков не отражают всей остроты проблемы: строить “Охматдет” нужно максимально быстро. Понемногу процесс набирает обороты, пока на площадке находятся около 400 строителей.

Так, в новом корпусе планируется создание современного отделения онкогематологии, где будут проводиться операции по пересадке костного мозга для 300 маленьких пациентов со сложными заболеваниями, еще 7 тыс. пациентов получат лечение.

Каждый год задержки – это риск для жизни детей, которые не могли получить высококвалифицированные услуги. На пороге весна 2017 года, а лечебно-диагностический комплекс до сих пор не готов.

Сейчас запуск больницы разбит на пусковые комплексы, потому что площадь здания – 67 тыс. кв м – слишком велика, чтобы ввести в эксплуатацию сразу весь корпус. Первый этап – 22 тыс кв м – планируют выполнить летом 2017 года, второй этап – в 2018 году.

По мнению Шутовского, на то, что сейчас происходит с “Охматдетом”, есть несколько причин.

Первая проблема, с которой столкнулся Шутовский, касалась способа финансирования госпредприятия. “Укрмедпроектбуд” мог получать лишь около 2% от уплаченных актов выполненных работ. Например, он пришел на должность в марте, но работа начиналась только в июле-августе. Как следствие, первые финансовые вливания компания должна получить в сентябре-октябре.

Шутовський не раз обращался в Минздрав с просьбой предоставить возвратную финансовую помощь, чтобы платить сотрудникам и иметь средства на текущие расходы.

Другая проблема заключалась в отсутствии кадров. На предприятии работало 13 сотрудников, десять из которых не имеют инженерного образования. Более того, денег для найма новых не было, потому что они находились под арестом.

Третья проблема – арест счетов госпредприятия после обращения Генпрокуратуры. Только в апреле 2016 удалось выиграть суд, разблокировав счет с 724 тыс грн. Это позволило выплатить зарплату за два месяца.

Строительство финансирует инвестиционная государственная программа, поэтому все платежи идут с казначейского счета. 58 млн грн находились на депозите и строительства не касались. Это была часть возвратной финансовой помощи, которую в декабре 2015 года “Укрпрофмед” предоставило для “Укрмедпроектбуд” на один год.

Четвертая проблема – возможность восстановления в должности Ирины Коваль. Даже находясь под следствием, она подавала в суд. Однако служители Фемиды отказали ей в исковых требованиях. Сейчас идет кассационное обжалование.

Пятая проблема – длительное время у Шутовского не было офиса для сотрудников. За полгода они переезжали три раза. Отработав полгода, Шутовский ушел с должности. Перспективы завершить строительство в установленный срок были, но источников даже для элементарного обеспечения текущего функционирования госпредприятия не было.

К тому же никто не хотел иметь дела со столь проблемным объектом, и этому было несколько объяснений.

Во-первых, проект имеет дурную славу. Во-вторых, на нем много не заработаешь, зато можно получить проблемы с правоохранительными и фискальными органами. В-третьих, потенциальной проблемой было возвращение экс-руководительницы “Укрмедпроектбуд”, ведь тогда шел суд по ее восстановлению в должности.

Вместо заключения

Украинские политики предпочитают делам пиар. Так случилось и с “Охматдетом”. Депутаты писали посты в соцсетях, фотографировались на площадке, выражали обеспокоенность на заседаниях Верховной Рады и Кабмина, но мало кто из них помогал решать текущие проблемы.

Фактически же без постоянной финансовой помощи, политической поддержки и содействия в решении административных проблем “Охматдет” могут строить еще не один год.

Автор материала: Александр Леменов

По материалам: Finance.ua

Просмотров: 360

Материалы по теме: