Дмитрий Орешкин: Путин влип в сирийскую историю, а рейтингов она не приносит

Российский политолог Дмитрий Орешкин рассказал Эспрессо про торги Кремля с Западом В Москве, по инициативе регионала Олийныка, начался суд, где собираются признать Евромайдан переворотом. Подобные тенденции были три года...
kreml-vlip-navsegda-politolog-26-12-2016

Российский политолог Дмитрий Орешкин рассказал Эспрессо про торги Кремля с Западом

В Москве, по инициативе регионала Олийныка, начался суд, где собираются признать Евромайдан переворотом. Подобные тенденции были три года назад. После этого кремлёвские апологеты поутихли, но сейчас снова вытащили эту карту.

Принципиальный подход Кремля понятен: он не может улучшить ситуацию на тех территориях, которые сейчас де-факто находятся под его контролем, но он может ухудшить ситуацию в Украине. В этом и смысл задачи. Всё, что можно сделать плохого для Украины, должно быть сделано, и на все мозоли, на которые можно наступить, должно быть наступлено.

Я думаю, что здесь долгосрочные интересы. Вряд ли для Европы будет иметь какое-то значение, какое решение приняла Россия. Я думаю, даже для российских граждан это не будет иметь большого значения. Уже тема Украины несколько утомила наше общественно мнение, оно переживает разочарование, усталость, и перестало радоваться всем этим крымским сюжетам. Так что, я думаю, логика такая: подбросим небольшую дохлую кошку на украинскую территорию, а там будет видно – если удастся раздуть с этой дохлой кошки серьёзную эпидемию чумы, это замечательно.

Но я думаю, не удастся, это просто такой элемент систематического давления на партнёра-противника при переговорах, и не более того. Если речь идёт о том, что вдруг, пользуясь перерывом в американской властной системе, российские военнослужащие начнут военную операцию против Украины, то мне кажется, что это довольно сильное упрощение.

Во-первых, потому что у Соединённых Штатов серьёзная роль, но они не самое главное в подобных процессах. В Украине сейчас найдётся чем ответить, и в Москве это хорошо понимают, в том числе это хорошо понимают и российские военные. Так что, мне кажется, мы имеем дело скорее вот с таким перебрасыванием дохлых кошек через забор, чем с подготовкой каких-то серьёзных военных действий.

Мы понимаем, что жонглирование дохлыми кошками – это довольно травматический политический синдром. Но с другой стороны, мы видим, что продолжается в Алеппо.

Вообще, нынешняя политика всё больше напоминает делание вида, надувание щёк, жестокие выражения лица и так далее. Взять ту же самую Сирию: разбомбили Алеппо – большая это проблема или небольшая – вопрос сложный.

Я даже не буду говорить про Пальмиру. Но мне непонятно, чем эта история может кончиться – непонятно, что считать победой. Для меня, во всяком случае, понятно, что господин Асад не может контролировать больше 10-20% процентов своей страны, просто потому что он опирается на небольшую социальную группу, порядка 10% алавиты, христиане, а всё остальное принадлежит людям, которые исповедуют совершенно другую идеологию, и не любят этого самого Асада всеми силами своей души. С помощью военно-космических сил России разбомбили Алеппо, взяли Алеппо под контроль, что дальше? Что дальше!?

Вот именно. Это огромная репутационная потеря для Кремля, потому что весь мир с содроганием смотрит на военные преступления, которые реализуются в отношении мирного сирийского населения.

Это как раз меня больше всего и раздражает и удивляет в политике Кремля! Подобное касается Крыма. Присоединили Крым, теперь 100 миллиардов рублей ежегодно уходят из государственного бюджета на воровство в этом Крыму. Я не склонен думать, что при Украине там было меньше коррупции, но, во всяком случае, это была мирная ситуация, и не были нарушены международные договоры.

Крымская история принесла Владимиру Путину очень большой всплеск рейтинга, а вот сирийская история этого всплеска не приносит, потому что, как минимум, для половины населения, как показывают социологические опросы, это дело далёкое, неинтересное и непопулярное. Так что принципиальная задача Владимира Путина заключалась в том, чтобы туда войти и заставить Запад с собой говорить. Он вошёл, он показал, что проблема не решается, что ему теперь остаётся делать? Победил и что? Выйти?! Тогда эта проблема вернётся к тому же исходному месту, потому что Асад эту территорию не удержит, у него нет военных, экономических, и людских ресурсов.

Оставаться там сидеть – это означает, что мы возвращаемся во второй Афганистан. Аналитики Центрального разведывательного управления в Лэнгли, штат Вирджиния, потирают руки, потому что это как раз то, что им было нужно: Россия туда влезла, и непонятно, как она оттуда вылезет. А Путин не может вылезти иначе, как с выражением победы на лице. А в чем заключается эта победа, нам непонятно.

Возможно, ему удастся выторговать что-то? Мы же не знаем, о чём говорят в этих всех больших кулуарных заседаниях, во время всех этих странных встреч с теми или иными представителями Запада. Возможно, Путин говорит: «Ребята, мне нужно перекредитоваться на 150 или 300 миллиардов долларов, давайте деньги, тогда мы выйдем из Алеппо».

А на Западе гуманитарная составляющая имеет значение, в отличие от российского общества. Там действительно переживают, что уничтожены тысячи людей. У нас по этому поводу переживать не очень принято. Мы немножко другие с точки зрения ментальности. Но я не думаю, что Путин готов торговаться в терминах денег.

Если и идёт какой-то торг, то, скорее, вот так: «Если вы хотите, чтобы мы совершили какие-то уступки, то, пожалуйста, забудьте про расследование малазийского «Боинга», сбитого над Донбассом». Потому что вот здесь, на самом деле, серьёзная угроза высвечивается. Кремлёвские люди очень циничны, и, может быть, это оправдано, потому что политика – дело циничное, но все же до каких-то пределов. То есть избавиться от «Боинга» никакой Запад не сможет, потому что это не дело правительства, не дело Соединённых Штатов, это дело огромного числа заинтересованных людей разных стран и правительств. Так что от этого не избавишься.

Поэтому я не понимаю, какую карту Владимир Путин может положить на стол для того, чтобы закрепить, повысить свой политический вес применительно к Сирии. То, что он туда вошёл и что он туда влип, мягко говоря, мне кажется очевидным, а вот как оттуда можно отлипнуть и благополучно выбраться – для меня совершенно неочевидно. Точно так же, как, например, с Донбассом: влезть влезли, а вылезти – никак. Ситуация там лучше не становится. Вот это основная проблема путинского режима – он не может сделать лучше, в том числе, он не может сделать лучше в своей стране.

Ситуация как минимум за последние три года такова: средняя покупательная способность и располагаемые доходы наших соотечественников, как говорят экономисты, упали процентов на 15. Но зато он может сделать хуже. Вот он делает хуже, хуже и хуже везде, где только может, в надежде на то, что для того, чтобы он перестал делать хуже, ему что-то сделают хорошее.

А вот эту логику на Западе, мне кажется, поняли, и поняли, что это не позитивная торговля «я вам дам это, а вы мне за это дайте то», а негативная торговля «я не буду убивать кого-то там, а вы за это дайте мне то». Это уже немножко другая политика, это уже ближе к шантажу. В вопросе Украины – то же самое. Подготовили юридическую базу для того, чтобы назвать украинских руководителей «хунтой», ну и что? Международное сообщество этого не примет, Украина этого тоже не примет, будет, может быть, это дело будет послано в Европейский суд, где юридические шансы чрезвычайно малы.

Так что есть только пропагандистская составляющая, но она, должен сказать, тоже уже мало работает, потому что люди в России начинают уставать от всего этого.

По материалам: Espreso.tv

Просмотров: 723

Материалы по теме:

  • tramp-draznit-putin-ukr-17-02-2017

    Зачем Трамп дразнит Путина Крымом

    Дистанцироваться от Москвы новому президенту США и членам его команды подсказывает инстинкт самосохранения Президент Дональд Трамп написал в своем Твиттере: «Крым был ЗАХВАЧЕН Россией при администрации Обамы. Был ли...
  • sezon-ohoty-ukr-14-02-2017

    Сезон охоты

    Открытием охотничьего сезона на главарей террористических формирований в тылу ОРДЛО, который длится до сих пор, символически стало 1 января 2015 года. На фронте в то время царило временное новогоднее...
  • ukr-diplomat-haos-12-02-2017

    Константин Грищенко: В украинской дипломатии царит апофигизм

    Постоянное представительство Украины в Организации Объединенных Наций является едва ли не самой эффективной украинской дипломатической структурой. Тогда как в целом украинская дипломатия лишена системности и переживает самые худшие времена...
  • porohenko-ukr-donbass-24-01-2017

    Порошенко хочет по-новому давить на Путина

    Украина надеется, что новым рычагом давления на РФ анет угроза прекращения подачи электроэнергии на оккупированную часть Донбасса 22 января Украина отмечала День соборности. По этому случаю выступил Петр Порошенко...