Дело Насирова показало, что запрос на наказание коррупционеров в стране огромен

Самый высокопоставленный действующий чиновник, когда‑либо заключенный под стражу в Украине,— так теперь можно говорить о главе ГФС За четверть века в стране на нарах оказывались разные госдеятели — рядовые...
delo-nasir-ukr-10-03-2017

Самый высокопоставленный действующий чиновник, когда‑либо заключенный под стражу в Украине,— так теперь можно говорить о главе ГФС

За четверть века в стране на нарах оказывались разные госдеятели — рядовые исполнители, оппозиционные политики, “попередники”, но никогда птицы столь высокого полета.

Однако не будь активистов, собравшихся под зданием суда, СИЗО Романа Насирова не дождалось бы. Ведь даже после Евромайдана и появления новых антикоррупционных органов в Украине мало что поменялось в деле преследования топовых мздоимцев.

Сайт Наші гроші подсчитал, что в 2016‑м окончательный приговор и заключение получили лишь пятеро взяточников из 362 подозреваемых в коррупции чиновников. А это менее 1,5% от общего числа. Среди осужденных нет ни одного чиновника высшей категории: самый высокопоставленный из них — начальник колонии. Еще четыре десятка приговоров находятся в апелляции, но и там — схожая картина: роль “топовых госдеятелей” досталась главе Бобровицкой райгосадминистрации Николаю Супруну, а также Игорю Немировскому, замглавы Госинспекции сельского хозяйства.

При этом за тот же 2016‑й румынский аналог НАБУ — National Anticorruption Directorate (DNA), объединяющий функции расследования и гособвинения,— отправил в суд коррупционные расследования по 1,2 тыс. чиновникам, включая трех министров, шесть сенаторов, 11 депутатов, 47 мэров и 21 менеджера госкомпаний. 90 % дел закончились обвинительными вердиктами, и половина осужденных села в тюрьму.

Именно неспособность эффективной борьбы с коррупцией в существующей судебной и правоохранительной системе Украины и заставила создать новые антикоррупционные органы, объясняет Ярослав Юрчишин, исполнительный директор Transparency International. И теперь НАБУ пытается изменить укоренившуюся практику. “Дела уровня главы ГФС в системе, где решения принимала Генпрокуратура, были бы невозможны”,— уверен эксперт.

Однако сопротивление огромно. У Насирова моментально появились адвокатская группа, имеющая даже собственного пресс-секретаря. Кроме того, журналисты программы Наші гроші с Денисом Бигусом заметили в Феофании, где на тот момент находился глава ГФС, пару представителей юрфирмы FCLEX, которая ранее обслуживала интересы депутата БПП Александра Грановского. Последнего Сергей Лещенко, его коллега по фракции, прямо называет “смотрящим” от президента за судебно-прокурорской системой. Также FCLEX защищала и Андрея Адамовского, бизнес-партнера Грановского.

Найем уверен: помочь Насирову попытаются многие представители власти. Ведь главный фискал страны — один из ключевых столпов госвертикали и связан с разными депутатскими фракциями и группами — БПП, Народным фронтом и Відродження. В последнюю входит мультимиллионер Виталий Хомутынник, имеющий, по словам того же Лещенко, интересы на таможне и в налоговой.

“Даже если Насиров не расхищал имущество, он точно знает обо всех потоках и тех, кто их контролирует”,— считает Найем. Глава ГФС, по его словам, также чрезвычайно тесно связан с президентом Петром Порошенко.

Андрей Журжий, нардеп фракции Самопоміч и первый замглавы комитета по вопросам таможенной и налоговой политики, вспоминает, как Насиров благодаря политическим договоренностям избежал отставки весной 2016‑го. Коллеги Журжия признали его работу неудовлетворительной, но свой портфель глава ГФС сохранил: за его отставку проголосовали лишь четверо представителей комитета. А все потому, уверен представитель Самопоміч, что в тот день Рада голосовала за назначение Юрия Луценко генпрокурором. И тот получил кресло главы ГПУ лишь благодаря поддержке групп Воли народа и Відродження. Журжий уверен: взамен Хомутынник и депутаты Відродження попросили Порошенко и Ко оставить Насирова на службе.

По материалам: Nv.ua

Просмотров: 316

Материалы по теме: