«Дело Каськива»: операция «Имитация»

Как Арсен Аваков, а теперь и Юрий Луценко имитируют расследование преступлений Сергея Левочкина, Владислава Каськива. В августе в Панаме был обнаружен бывший руководитель Национального агентства по инвестициям Владислав Каськив....

Как Арсен Аваков, а теперь и Юрий Луценко имитируют расследование преступлений Сергея Левочкина, Владислава Каськива.

В августе в Панаме был обнаружен бывший руководитель Национального агентства по инвестициям Владислав Каськив. Объявленый в розыск через Интерпол в марте этого года по обвинению в хишении 7,5 миллионов грн.

Панамским судом было вынесено Постановление об органичении его передвижения (в пределах города) и назначен залог в размере 600 тысяч долларов США.

На сегодня ГПУ заявила о подготовке документов для экстрадиции Каськива. Тот, в свою очередь, готовится к обжалованию и экстрадиции и ограничительных мер. Наличие у него в Панаме недвижимости дает хорошие шансы снять те небольшие ограничения в передвижении, которые к нему применил гуманный Панамский суд. Но, судя по словам ее представителей, ГПУ настроена оптимистично и ожидает, что экстрадиция Каськива не займет много времени. Что, безусловно, радует.

При этом следствие в отношении использования средств, выделенных как государственные инвестиции Национальным агентством, возглавляемым Каськивым, было начато МВД еще в конце 2013 года, когда он продолжал занимать свой пост (освободив его в марте 2014 года).

Суть раследования сводилась к следующему: в период 2010 — 2013 гг. государством через Нацагентство по инвестициям выделялись значительные суммы на «новаторские» проекты. Такие например, как строительство «Воздушного экспресса», который должен был соединять Киев с Борисполем (372 миллиона грн.), «Якісна вода» (95, 5 миллионов грн.), «Олимпийская надежда 2022» (160 миллионов грн.) и других. Среди прочего Каськив собирался строить горнолыжный курорт на землях, оформленных на своего двоюродного брата в Западной Украине и газовый терминал в партнерстве с испанской компанией Gas Natural Fenosa, от имени которой документы подписал горнолыжный инструктор. Именно после скандала с лыжным инструктором в проекте, под который Каськив согласовал выделение бюджетом 1-го миллиарда долларов США, и началось расследование его деятельности.

Схемы завладения средствами, разработанные «бэк офисом» Каськива, с небольшими вариациями выглядели следующим образом: под каждый проект его юристы создавали украинские и кипрские фирмы. Украинские компании выступали получателями денежных средств от Нацагентства. На кипрские оформлялись акции (доли) реальных участников рынка, которым отводилась роль исполнителей инвестиционных проектов. Получив деньги из бюджета, украинские компании Каськива покупали акции исполнителей инвестпроектов у Кипрских по стоимости, которая была завышена практически до размера самой государственной инвестиции. Эти деньги переводились на счета в Лавтии и Кипре. Оттуда выводились дальше в Европу: Австрию и Швейцарию. На остаток украинские исполнители должны были создавать видимость «выполнения» проектов. Часть денежных средств обналичивались в Украине.

И для обналички и для выведения средств в Латвию использовался банк лица, которого свидетели называют «куратором» Каськива — Сергея Левочкина — АО Trasta Komercbanka. Этим банком Левочкин владел вместе с партнером — Иваном Фурсиным, владельцем «Мисто Банка». Через «Место банк» Каськивым также отмывались средства с помощью более 30-ти компаний.

В тему: За что Каськив должен был сесть еще при министре МВД Луценко, но так и не сел
Степень близости Каськива к Левочкину свидетели описывают выражениями самого Каськива, который называл офисное помещение представительства Trasta Komercbanka в Киеве «наш офис» и «наш банк». При этом свидетели утверждают, что Каськив, по сути, был поставлен Левочкиным на должность и большую часть выведенных средств отдавал ему, что контролировалось приставленным к нему «смотрящим».

Таким образом, можно говорить о разветвленной преступной организации, где Каськив выступал в роли «младшего партнера», корни которой уходят глубоко в оффшоры, а верхушка расположилась в Верховной Раде Украины.

Активы этой организации включали не только компании, на которые выводились средства Нацагентством Каськива. К ним относились и банк Левочкина — Фурсина Trasta Komercbanka, и «Мисто банк», который также, по информации, участвовал в выведении рефинансирования НБУ из банка «Надра» Фирташа.

Именно эти банки, их акции и капиталовложения должны были стать предметом расследования и взыскания в в пользу украинского государства, «потянутые по цепочке» делом Каськива и другими, так как в основном были построены на финансах, получаемых из источников, подобных проектам Нацагрентства по инвестициям. Об этом в свое время Управлением по возврату преступных активов МВД было написано не одну докладную Министру внутренних дел.

Но Украина «не успела»: в этом году Суд Видземского предместья Риги принял решение о ликвидации АО Trasta Komercbanka, лицензия которого 3 марта была аннулирована Центробанком по предложению Комиссии рынка финансов и капитала за «систематические нарушения». Комиссия сочла, что банк длительное время допускал серьезные нарушения в важных сферах деятельности и что работу кредитного учреждения невозможно урегулировать. В процессе ликвидации находится и «Мисто банк».

Является ли это «ударом» по империи Левочкина-Фурсина? Наоборот. Это то, что называется простыми словами «концы в воду». И Украина позволяет этому происходить, не начав полноценного расследования по банкам Левочкина, Фурсина и Фирташа.

Без этого расследования и изъятия банковской документации, и розыск Каськива и его доставка в Украину, если таковая произойдет, хотя безусловно нужны, имеют сомнительную ценность. И то, только в одном случае: если Каськив даст детальные показания о том, куда и в чью пользу им выводились деньги. Фактически усугубив при этом свою ответственность. Что сомнительно.

В то же время лица, получившие выгоду от деятельности Каськива, находятся в Украине. Как и основная часть ключевых свидетелей и организаторов его схем. И всю эту информацию можно собрать без Каськива, который перепоручал техническую часть «работы» третьим лицам. И сегодня не экстрадировать его, а требовать выдачи по заочному приговору.

То есть «охота на Каськива» — это погоня за «синицей в небе» при том, что под руками все это время находится не один «журавль».

И это только одна из «странностей расследования».

Каськива объявили в розыск по подозрению в хищении 7,5 миллионов грн. по фиктивному договору об оказании рекламных услуг с ООО «Глория». И все это время МВД обменивалось международными поручениями с правоохранительными органами Австрии только для того, чтобы убедиться, что в местных журналах не было размещено «рекламных объявлений» этой фирмой на относительно небольшую сумму (запроси МВД другую информацию — Австрия скорее всего начала бы расследование сама). В то же сумма убытков, нанесенных бюджету проектами Каськива, составляет около 2-х миллиардов грн. (по старому курсу доллара США).

Таким образом по непонятным причинам размер убытков «под которые» государство требует его экстрадиции, был искусственно занижен. Хотя степень тяжкости, равно как и сопутствующие факторы (условия содержания в украинских СИЗО, незаангажированность правосудия, политические составляющие) — будут рассматриваться Панамским судом при принятии решения об экстрадиции.

При этом, несмотря на то, что Каськив был подан в розыск только в марте этого года, еще в начале 2015 года следствию было хорошо известно, что он постоянно передвигается между Словенией, где у него офис, и в Австрией, где он занимал позицию директора компании Ozario Holdings Gmbh (предположительно для пояснения легального происхождения его доходов). Уже тогда можно (и нужно) было отследить источники его фнансирования для выявления местонахождения части выведенных днежных средств, а также добиться его ареста. Допрашивать лицо, находящееся в Австрии, было бы гораздо проще, чем в Панаме. Кроме того можно было подключить к расследованию правоохранительные органы Австрии и Словении, с которыми у Украины есть соответствующие правовые связи. Этого сделано не было.

В то же время в Украине по состоянию на начало 2015-го года было сконцентрировано значительное количество имущества самого Каськива, оформленное на родственников и подставных лиц, на которое можно было наложить арест в обеспечение компенсации убытков, нанесенных им государству: земельные наделы в Закарпатье: Перечинском, Воловецком, Межгорском, Мукачевском районах, г. Ужгород; в Полавской области; квартиры во Львове; около 35-ти объектов недвижимости и вертолет в Киеве. За это время большая часть этого имущества переоформлена на «добросовестных приобретателей» или продана.

Интересно проводились и обыски в офисах Каськива и банке Левочкина в 2015-м году, часть из которых была осуществлена без санкций суда, в результате чего все изъятые деньги и документы просто возвращались назад. Можно сказать «контрольные обыски», позволяющие спрятать информацию и ценности в «следующий раз».

И, наконец, недавно Печеркий суд отказал Нацполиции в раскрытии информации и аресте счетов «Agrama Investments Limited» (Кипр), «Levidi Ventures Limited» (Кипр), «Macnamara Holdings S.A.» (Виргинские острова) и «Lerden Industry Inc.» (Виргинские острова), чьими владельцами называют Фурсина и Левочкина, и которыми через «Мисто банк» выводились деньги Нацагентства Каськива. При этом мотивация отказа была достаточно интересной: по мнению Печерского суда дело по Каськиву должно расследовать НАБУ.

Так как решение явно принято в интересах Левочкина — Фурсина, соответственно им зачем-то нужно, чтобы дело «ушло» именно туда. С учетом связи Левочкина с грантовыми организациями, которые он финансирует, и некой зависимости НАБУ от этих организаций (в связи с выборами их конкурсными комиссиями детективов и руководства НАБУ, вхождением их представителей в Наблюдательные советы и тп), а также с учетом противостояния ГПУ и НАБУ (в том числе) по политическому признаку, информация заставляет задуматься. Тем более, что с правовой точки зрения она не соответствует закону, который переходными положениями закрепил следствие за теми органам, которые уже начали расследование.

Интересно и заявление Луценко о «возможности договориться с Каськивым», если он пойдет на сделку со следствием. Хотя в работе правоохранительных органов считается неправильным заключать сделки с организаторами. Тем более, что в окружении Каськива есть достаточно информированных лиц, которые являются более подходящими кандидатами для «сделок» со следствием.

В то же время, несмотря на «психологическое давление» делом Каськива, серьезных расследований ни по Сергею Левочкину, ни по Ивану Фурсину, являющемуся председателем подкомитета Верховной Рады по вопросам банковской деятельности — не ведется.

И это не единственные «оставленные без внимания» представители «оппозиции». Тот же Юрий Бойко спокойно занимается «политической деятельностью» не смотря на скандальные «вышки Бойка», где сумма затрат на строительство просто умножалась в два раза. И речь идет о полученных таким образом из бюджета 400 миллионов долларов США только по одной сделке. Не смотря на выведенный в офшоры рефинанс НБУ банком «Надра» в размере 13 миллиардов грн., в Украине продолжают спокойно работать активы Фирташа.

Так что дело Каськива — это очередной «феномен», который позволяет анализировать не только аспекты деятельности правоохранительных органов в течение последних двух лет, но и политические договоренности, и то, кого и кем пытаются «склонить» к переговорам. Которые, правда, в Украине, традиционно плохо заканчиваются. Обычно реваншем теми, с кем договорились.

В общем, удачи, Генпрокуратура. Ждем экстрадицию.

По материалам: Argumentua.com

Материалы по теме: