Что ожидает Украину, если Запад станет «пропутинским»?

Вслед за Америкой, противники конфронтации с Россией приходят к власти и в Европе… Победа Дональда Трампа на президентских выборах в США шокировала украинских политиков партии власти и войны еще...
hto-jdet-ukrainu-01-12-2016

Вслед за Америкой, противники конфронтации с Россией приходят к власти и в Европе…

Победа Дональда Трампа на президентских выборах в США шокировала украинских политиков партии власти и войны еще больше, чем американских демократов. Растерянность и неопределенность – вот что сейчас можно наблюдать в Киеве. Оно и понятно: готовились к новому блицкригу, пусть даже хотя бы политическому, всерьез ожидали развала России, а тут самый главный союзник вот так взял и подвел! Да и дело не только в конфликте с Москвой – ведь эти три года Вашингтон был также основным экономическим спонсором Украины.

Но не зря народная поговорка гласит, что всегда может быть еще хуже. И вот вслед за Америкой, «пророссийские» политики побеждают на выборах в Молдове и Болгарии, а политические прогнозы дают высокие шансы на победу «друзей Путина» во Франции и Германии – двух ключевых стран Евросоюза (особенно после демарша Великобритании), которые к тому же являются членами Нормандской четверки. На фоне бесконечно откладываемого вопроса о безвизовом режиме, это создает уверенное впечатление, что и Европа поворачивается к украинцам задницей…

Урожай евроскептицизма

Победу Игоря Додона в Молдове и Румена Радева в Болгарии все аналитики поясняли последствием евроскептицизма, волной накрывшую нынешний Евросоюз. Если уж довольно состоятельные англичане, у которых единственной заботой являются дорогие коммунальные услуги, сочли свою жизнь недостаточно хорошей, то что же говорить о беднейшем члене Евросоюза Болгарии или еще более бедной Молдовы – чьи жители тоже винят во всем евроинтеграцию!

Конечно, при этом победы Додона и Радева называют лишь временной передышкой молдаван и болгар, решением остановиться и еще раз всё обдумать – после чего, на следующих выборах, они, скорее всего, проголосуют за кандидатов-евроинтеграторов. Почему? Потому что при всех накопившихся у них претензиях к ЕС, альтернативного пути развития у них нет. Самостоятельно эти страны не смогут поднять свою экономику, а Россия не предлагает им никаких совместных экономических проектов – ну, не считая «Южного потока». Поэтому, пообнимавшись с Путиным, через несколько лет они начнут «возвращаться в Европу».

Однако это произойдет лишь через несколько лет – а пока что Киеву придется иметь дело с «партнерами», не разделяющими его призывы надавить на Россию всем миром. И опять же, возможно, Европа к тому времени будет уже несколько иная.

Во Франции определились с будущим кандидатом на президентских выборах (апрель 2017) от правоцентристских партий: неожиданно для всех им стал не критиковавший Путина Ален Жюппе, а «русофил» Франсуа Фийон, который уже давно призывает отменить антироссийские санкции. При этом рейтинги правоцентристов делают их фаворитами политической гонки, а если они объединятся с праворадикалами Марин Ле Пен (тоже сторонниками нормализации отношений с Россией), то их победа гарантирована.

Единственное, что может утешить украинцев, уже поспешно обвинивших французов в предательстве – то, что Путин тут вовсе и не причем. Рост правых настроений во Франции вызван вовсе не украинским или российским вопросом, а озабоченностью из-за наплыва мигрантов. Французам надоело расхлебывать последствия неумелой политики интернационализма и «открытых дверей», проводимой находящими нынче у власти социалистами. Однако так вышло, что французские правые уже давно (задолго до 2014 года) настроены более-менее позитивно в отношении России – как минимум, исходя из прагматичных соображений.

Похожая политическая драма разворачивается и в Германии, где немцы весьма неодобрительно смотрят на бородатых «беженцев» из Сирии, гоняющихся за бюргерами с топорами. И хотя путем ловких манипуляций, Ангела Меркель вновь осталась ведущим кандидатом от ХДС-ХСС, она испытывает все больше давление со стороны правых, требующих отмены политики «мультикультурного общества». Интрига в том, что бывшая социалистка Меркель ни в какую не хочет идти на эту уступку – но тогда она рискует обвалить рейтинг своей партии. И выходом из этой ситуации может стать другая, менее принципиальная для Меркель уступка – в отношении антироссийских санкций, которые изрядно надоели немецкому бизнесу.

Свою собственную партию в Украине Германия не разыгрывала с 1944 года, а поддерживать американо-британскую, с которой снимают банк в Вашингтоне и Лондоне, ей нет смысла. И похоже, что немцам надоело поддерживать американцев чисто из альтруистских союзнических побуждений. Они хотят вести на востоке свою политику, выгодную и успешную. А в данной ситуации для Германии выгоднее восстановить отношения с Россией, чем попытаться создать новые с Украиной – при всем сочувствии к её попранному суверенитету.

В лучшем случае

Задаваясь вопросом, чем всё это грозит Украине, стоит уточнить: для кого именно? Украина большая держава, и населяют её 42 миллиона человек с разными взглядами и интересами. Есть и такие, для которым чем хуже, чем лучше – они всё еще ждут прихода Путина и верят, что Новороссии быть. А очень многие украинцы не сильно-то и расстроены тем, что генеральное наступление на Донецк отложено – они считают, что эту проблему нужно решить мирным политическим путем. Вот и получается, что избрание Трампа стало неожиданной трагедией только для украинской власти и украинских национал-патриотов. Для остальных украинцев это означает лишь то, что еще одна глава новейшей истории Украины, далеко не самая лучшая, подходит к своему концу. Но о чем будет следующая?

Прежде всего, изменится тон отношений с Россией. Теперь без всесторонней помощи и опеки Вашингтона, Киеву лучше не пытаться в одиночку вернуть Крым и Донбасс – чтобы не вышло как с Грузией в 2008. Нужно понимать, что Россия превосходит Украину в военном отношении, как минимум, численно – причем в разы. Та эйфория, которая сейчас царит в стране из-за получения ВСУ некоторого боевого опыта, это шапкозакидательство поясняется тем, что украинские силовики впервые в своей истории поучаствовали в настоящих боевых действиях. Да, это ценный опыт – но у России такой опыт появляется каждые 5-6 лет, и у российских военных его намного больше. Поэтому нужно трезво рассчитывать силы, а не размахивать деревянными саблями – и подождать лучших времен.

Но так как любой шаг к перемирию будет расцениваться всеми ура-патриотами как капитуляция, то украинской власти останется лишь разыгрывать спектакль. Каждый день грозить врагам кулаками, каждый день обещать украинцам скоро освободить родную землю от захватчиков – но ни в коем случае не предпринимать никаких реальных действий, чтобы не спровоцировать войну. То есть нынешнюю ситуацию постараются заморозить – в перспективе года на четыре, до следующих выборов американского президента. И во время выборов президента Украины, в 2019-м, использовать её для раздачи оглушительных политических обещаний.

Можно было бы спрогнозировать смену власти в Украине гораздо раньше, ведь нынешняя правящая коалиция во многом опиралась на политическую поддержку Вашингтона. Однако вряд ли это случится: украинская власть, при всех своих слабостях, намного сильнее своих разгромленных и разрозненных оппонентов. Её просто некому «свергать», хотя вызовы социальных бунтов и риск нового Майдана становятся перед ней всё отчетливее.

Однако после выборов в Европе 2017 года, возможно изменение позиции европейских участников Нормандской четверки – в плане усиления давления на Киев, дабы принудить его как можно быстрее реализовать программу Минских договоренностей. Если завершение конфликта на Донбассе выгодно Кремлю (разумеется, на своих условиях), то и его новые западные партнеры помогут ему этого достичь. И в принципе, Минский мир отвечает и интересам Украины. Но в любом случае Киеву придется или согласится с требованиями Запада, или рисковать оказаться гордым, но одиноким изгоем – которого могут вновь ограбить.

Другое дело – вопрос Крыма. Понятно, что теперь Москва в ответ на требования о его возврате Украине будет уже не закрывать уши, а гомерически хохотать. Однако даже «пропутинский» Запад не может пойти на вопиющие нарушения международных стандартов и признать Крым российским. И тогда возможен компромисс: формально Крым считается всеми странами как аннексированная территория Украины, но всем на это будет наплевать и наиболее ощутимые антироссийские санкции постепенно снимут – оставив для формальности несколько второстепенных.

В худшем случае

Этот вариант не рассматривается никем и является дальнейшей проекцией фантазии писателя Майка Мак-Кая, автора романа «Хьюстон-2015». Он утверждает, что в последние десятилетия извлекаемые запасы месторождений нефти и газы постоянно завышались с целью увеличения капитализаций корпораций на фондовых биржах. Между тем, если реальные запасы меньше и грозят срывом контрактов, то такие корпорации ждет оглушительное банкротство и поглощение. А вот в ситуации с корпорацией-государством Газпром…

Мак-Кай считает, что Путин сознательно пошел на конфликт с Украиной, чтобы спровоцировать этим дестабилизацию российско-европейских экономических отношений по собственному сценарию – до того, как дестабилизируются по совершенно неуправляемому варианту. А главное, обозначить виноватых «стрелочников». Для россиян в кризисе виноват Запад, который устроил в Украине второй Майдан, а потом «ни за что» ввел против России санкции.

А вот для Запада виновной окажется Украина – если вдруг нужно будет внятно обосновать сокращение экспортных поставок российских углеводородов в Европу. При Ющенко это удавалось списать на происки украинских «оранжевых», пакости ради закрывающих вентили своей ГТС. Однако затем Киев сам напросился на самые тяжелые условия, чтобы возобновить не только поставки, но и транзит российского газа – при этом постоянно подчеркивая, что возможности транзита через Украину намного больше законтрактированных объемов. Ну и тогда, руководствуясь принципом «от ревизии нас спасет только грабеж с пожаром», Путин послал своих человечков в Крым и на Донбасс, заложив фундамент для большой войны. Начало которой положит конец экспорту российского газа через Украину – а в виду неготовности обходных газопроводов, то и вообще…

Конечно, это только фантазия. Заканчиваются ли объемы извлекаемого газа в Уренгое, или нет, либо его решили перенаправить в Китай, это неизвестно – равно как и намерения Кремля решать свои стратегические проблемы экономики. Однако вариант большой войны в Украине по сценарию и в интересах Москвы тоже нельзя отбрасывать. И на фоне нынешних политических трансформаций Запада, возрастает его вероятность – в том смысле, что шансы Украины на возможное оперативное и реальное заступничество США и Евросоюза станут намного меньше. Войну западные политики, конечно, не поддержат, однако толку с того, что они её лишь осудят?

Автор материала: Виктор Дяченко,

По материалам: From-ua.com

Материалы по теме: